ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Татьяна ШАЙБУЛАТОВА


ЛИРИКА

 1    2    3

* * *

Икринки — звезды — это лунный нерест.

Планет рождающихся тихий шелест.

* * *

Истекла из сострадания

Нежность — девочка пугливая...

Ей кофейные гадания —

Гуща рыхлая и лживая,

Силуэты за подтеками,

Ей наврут всего с три короба,

Шоколадными потоками,

И возьму с нее недорого.

Нежность — девочка глазастая,

Вдаль глядит. Сполна расплачивается.

А ее судьба рукастая

на волнах смеясь раскачивается.

Нежность — всё мечты и грезы,

Так наивна, одурманенная.

Курит у окна. И слезы.

Из стекла и сострадания.

* * *

Не пророчица, не мессия —

Я травинка твоя — Россия,

Припадающая к земле.

Душу солнцем горячим грея,

Я под звездами «Водолея»

Рождена, чтоб не жить в тепле.

Я пылинка, листок, я ветка

Или денежка, я — монетка,

Закатившаяся в траву.

Каплей дождика в окна бьюсь я,

Ничего никогда не боюсь я.

Я — живу.

* * *

Когда часы разбились на минуты,

А циферблат растекся неровной лужицей,

Только тогда поняла, что это не поезд,

                                              «это я «тронулась».

Ускользающее сознание...

«Глючит».

Поезд стоит на месте,

А мимо несутся вскачь

Елки и березы.

Состав дергается, звякает, грюкает.

Колеса начинают отсчитывать время пути.

Поезд — Жизнь...

* * *

Плитка шоколада, тает в пальцах теплых,

На губах горячих крошками горчит.

Со снегу, с мороза, на окне, на блеклых

Стеклах, белый иней. Тихо. Не кричит

Спит младенец сладко. Шоколад. Кофейный

Терпкий аромат. Альпенгольд — орехи,

Звуки мандолины, инструмент ничейный

Он в твоих руках. Плачет.

Сквозь прорехи

На халате старом — светится плечо.

Волосы струятся, на лицо спадают,

Ну а мне с тобою рядом горячо.

* * *

Если в мареве дней одиноких меня ты не видишь,

Значит, след заметает

                              лисий хвост, что роскошно пушист.

Если в мареве дней одиноких меня ты не видишь,

Значит, я улетаю за море, как умерший лист.

Если в хоре стогласом мой голос печальный не слышишь,

Жить тебе одиноко, и зябко, и горестно, как...

Если в хоре стогласом мой голос печальный не слышишь,

Только чудится все — шелестит на ветру березняк.

Если ты моих глаз опечаленных мукой не помнишь,

Значит, не было в жизни твоей без печали и дня.

Если ты моих глаз опечаленных мукой не помнишь,

Значит, не забывал никогда-никогда ты меня.

* * *

«Ну, чего тебе еще...»

Ничего... через плечо!

Я и плакать то не стану,

Для тебя. Из-за тебя?

Только в сердце горячо!

Я уйду, уйду, уйду...

Я свою к тебе заботу

                                украду.

Раздам, задаром.

Сербам, чувашам, татарам,

Все равно, что скажут люди,

Все равно и то, что будет,

Я свою любовь раздам,

Тут и там...

* * *

Сейчас ты где-то, милый, далеко.

Меж нами топь, тумана молоко,

Меж нами сорок верст и сотни лет,

Меж нами росомахи четкий след.

Меж нами боль моя, любовь твоя,

Меж нами отчуждения стена,

Меж нами топь, тумана молоко...

Непониманье мёртво пролегло...

* * *

«Крутись как хочешь!» Боже, я кручусь.

Не знаешь ты, как я ночами плачу.

Плачу? За что!? За счастье и удачу?

Так где они? Терпению учусь.

«Рассчитываю только на себя»...

А для чего тогда мы рядом, милый?

Подол футболки молча теребя

Вымалчиваю вечер наш постылый.

Молчание вдвоем. Чужие. Врозь

души и мыслей таинства и тщенья.

Чужие. И не вымолить прощения.

И кто кого простит? Шипами роз.

Обидные слова, и в сердце пусто.

«Рассчитываю», да не на тебя.

Кручусь, пытаюсь с ловкость мангуста

Вернуть себе — себя.

И не любовь сегодня в сердце, боль

Мне кажется навек обосновалась.

Нет сил. Рутина?

                     Карма?

                                Мра?

                                      Юдоль?

Что мне досталось? Молча —

                                         жизни малость,

«Рассчитывая только на себя...»

Да, не на кого больше. Все понятно.

Твоя любовь — на желтом солнце пятна...

Рассчитываю только на себя...

* * *

...и океан слизнет меня с земли,

и белою звездой на зыбких волнах

я стану жить, в соленой — пеной полных —

плеядах брызг, дразнящих корабли...

* * *

Бананы и финики. Африка. Фрейд офигевший —

Флюиды эротики. Солнце, песок и физалис,

И белый верблюд с громким именем Оскар,

                                          на солнце сомлевший,

Бассейн с голубою водою — прохладный оазис...

Египетский берег, соленое Красное море,

И рыба игла, что с купальщиками, забавляясь

Играет, пугая их. Рифы, кораллы, amore,

Лисица, что скрылась мгновенно,

                                                видать испугалась.

Арабы нахальные — взгляды маслиново-жгучи,

Бананы и финики, Эрос и Фрейд офигевший.

Экзот и эротика. Мухи и мусора кучи...

И Оскар-тупица дремучий, на солнце сомлевший...

А мы улетаем. С собою везем нелегально

Кусочки кораллов, пропахшие йодом и солью...

И нам не печально. В снега? — Нам ничуть не печально.

Порез на руке отзывается легкою болью?

Так он заживет, все пройдет но

забудется верно, не скоро

Бананы и финики — Африка — Фрейд офигевший —

Прибой и соленые брызги, и пена атолла,

И белый верблюд с громким именем Оскар,

на солнце сомлевший.

* * *

Сухие дробинки чаинок как руны раскину,

Рассыплю небрежно на стол — что они нагадают?

И знаком вопроса над ними безмолвно застыну —

Что скажут они мне, и что они, глупые, знают?

Янтарный напиток в прозрачном стакане стеклянном.

Вдохну аромат, карамельку из вазы достану.

Надолго замру, замечтавшаяся, над стаканом.

Я буду стихи вспоминать, и пока не устану.

Смотреть на плеяды рассыпанных мною чаинок —

Икринок травы. Что они мне сейчас нагадают?

Ты Ангел, но ты не со мной. Ты таинственный инок,

И пусть о тебе никогда, никогда не узнают.

Сухие дробинки, чаинки — созвездья, икринки

Кустов нерестящихся мелкими листьями в лето...

И словно в луче золотом золотые пылинки

Танцуют лениво в стакане. Я нечто. Я где-то.

Я просто вне времени, просто ВНЕ внешнего круга,

За гранью реальности... ВНЕ. Я сегодня скучаю.

Без сил и эмоций любви, без подруги и друга...

Пожалуй, еще я плесну себе крепкого чаю.

Янтарный напиток в прозрачном стакане стеклянном.

Я заворожено смотрю в золотое свеченье,

Склонившись, как над водоемом, над хрупким стаканом.

Я времени дочь, я его ВНЕ пространства сеченье...

 1    2    3

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com