ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Андрей ШИТЯКОВ


ТЕНИ АРКАИМА
окончание

III. Солдатская колыбельная

1

 

Легионерам Третьего Рима —

Да будет крепка броня,

Да пуля врага пролетает мимо,

Во рту лениво дымится «Прима»,

Молитва мамы хранит незримо,

Но как прекрасно, неповторимо —

Как ты похож на меня.

Светловолосым, голубоглазым,

О смерти знавшим не по рассказам,

Дышавшим порохом, дымом, газом,

Лежавшим лицом в пыли.

Лицо врага увидевшим в метку —

Нажал на курок и отправил в Мекку,

За нашу маленькую планетку,

Как деды костьми легли...

А в мирном мире не будет места —

Спала с бандитом твоя невеста,

Но там, в горах — все хотя бы честно —

Не любят лжи на войне...

Вернувшись ты понимаешь разом —

Гораздо проще жить по приказам,

В горах остались душа и разум,

И горы придут во сне...

 

2

 

Грязная разбитая дорога,

А блокпост — суворовский редут...

Люди верят в «крокодил» и в Бога,

Верят в то, что их не предадут.

А когда они в горячке боя

Обжигают руки о стволы — 

То над ними — небо голубое,

Светит Солнце из вселенской мглы.

Духу — пулеметом, что есть мочи,

И буханку хлеба — старику...

Тени тех, кто мертв,  приходят ночью,

Просят сигарет и огоньку...

 

3

 

Ох, как было горячо —

Вскинул друга на плечо,

Ну, братишка, дотяни,

Скоро будем у брони...

Наша жизнь хороша,

Как поддам из калаша...

Баю-баюшки баю,

Не помри же, мать твою!

Черный ворон надо мной,

Ох, и тесен мир земной...

 

IV. Отечество

1

«В полдневный жар в долине Дагестана...»

М.Ю. Лермонтов.

Попробуй-ка вспомнить — все было недавно,

И наши страдания — все богоданно,

И трупы вповалку вокруг Валерика —

Хранила поэта крылатая Ника.

И горцы, сраженные — тело на тело,

И в головы меткая пуля летела,

Но только страшнее, чем воины юга

Звериная зависть фальшивого друга...

Мы пели и пили во славу России,

Мы молоды были, мы были красивы.

В любви и во гневе мы были святыми,

И были для нас облака золотыми,

Но всем нам предательски поодиночке

Во лбу понаставили красные точки...

Великой победе — клеймо побежденных,

А дети, — а сколько детей не рожденных,

Но крылья раскинула белая птица —

Безгрешным воздастся, а злу не простится!

 

2

Ах, как жизнь наша коротка...

Черный-черный ствол боевика...

Почему так холодно внутри?

Только маме, брат, не говори...

А зеленку «Шилка» подстрижет,

Видно их Аллах не бережет,

Только станет, станет ли живей

Паренек, один из сыновей

Нашей, всеми преданной страны?

И целует в губы Тень Войны...

 

3

У командира тяжела работа —

Промок от пота,

«Ильюшин» оторвался от бетонки —

И воздух тонкий...

Уже привычен в грузовом отсеке

В двадцатом веке

Там только сгустки, сгустки жаркой боли,

По чьей же воле?

Ну что ж, лети, лети к своей невесте —

«Груз 200».

 

4

Та птица, что над нами вьется,

Простит тебя, простит меня! —

Лети, дракон, закрой им солнце,

Сотри их мир стеной огня...

«Дух» на взрывной волне распятый,

Он больше не увидит снов...

За Новый девяноста пятый,

Горящих в танках пацанов.

Средь залпов пушек молкнут песни,

Не может замолчать одна —

Кричи: «Империя, воскресни,

Восстань, великая страна!»

 

ПРЕДСКАЗАНИЕ

1.

Прорицатель — это мужчина без бороды,

Его волосы прилизаны и седы,

С неприятно блестящей залысиной на голове,

И в очках, и при кошке, возможно, их даже две.

Прорицатель не скажет, что завтра будет война,

Это можно увидеть из своего окна,

Прорицатель не скажет, что лучшее впереди,

Если скажет — вставай, одевайся и уходи.

Прорицатель не смотрит в карман твоего пальто,

И не спросит об имени — ты для него — Никто,

Ибо о неизвестном лучше сказать Никому...

Он не смотрит в глаза — сквозь них он смотрит во тьму.

Прорицатели любят, когда приводят детей,

А для тех, кто постарше, — развилка из двух путей:

«Повернешь — потеряешь»; конкретней — не все ль равно;

Чем-то надо пожертвовать — третьего не дано...

2.

И серые волны, и снежное крошево;

Хороший пророк не предскажет хорошего,

Быть может, из жалости, если захочется,

Уныло и тихо шепнет: «Одиночество...»

Протянет мне лезвие синее-синее:

«Рисуй на ладони счастливые линии!»

3.

Прорицатель открывал без стука,

Никогда не спрашивал: «Кто там?»

Наша жизнь — не сложная наука...

Наша смерть — все время — по пятам...

Хоть и ремесло его не ново —

Раскрывалась будущего мгла...

Лишь о смерти никогда ни слова,

А Она Сама к нему пришла...

Дверь открылась тихо, аккуратно;

Он сказал: «Наверно заждалась?»

«Да», — кивнула, забрала обратно

У нее украденную власть.

Очень много — и совсем немножко,

То, что будет, что осталось за...

Только обреченно лижет кошка

Мертвые открытые глаза.

12.1999

«Поэма бессмертия». Тематический цикл «Тени Аркаима», начало

«Тени Аркаима», окончание. «Предсказание»

«Лед». «1997», триптих.

«Размышления о сходстве и различиях между Третьей мировой войной и Троянской»

«Последнее чудо» (на 2-м сайте)

«Рамсес Великий». Ист.-драм. поэма (на 2-м сайте).

Стихи — Поэмы — ПереводыХуд. прозаЭссеКритикаАудиозапись песни

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com