ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Евгения СЕРЕНКО


www.proza.ru/avtor/vitcan5183

Об авторе. Содержание раздела

ПОГАНКИ

Опять не разгорается огонь... То ли дрова сырые, то ли не так она их закладывает... а скорей всего, и то, и другое. Бабушка, бывало, только чиркнет спичкой — и готово! А Даша уж как старается... Дом у нее, конечно, хороший, просторный. Папа когда-то для большой семьи строил. Мечтали много детей иметь. А получилось совсем не так. Даше было пять лет, когда утонули ее родители. Она помнит тот день; помнит, как пришел милиционер и сказал бабушке, что лодка перевернулась и никто не спасся. Помнит, как кричала бабушка какой-то мрачной женщине с розовой папкой в руках: «Не отдам! Не отдам! Какой детдом при живой бабке? С ума вы сошли?! Я до Москвы дойду, до ЦК дойду!» — кричала и плакала. И та женщина села на диван и тоже заплакала.

Бабушка... Худенькая; в длинном цветастом фартуке; с седым пучком на голове, из которого вечно торчали шпильки... «Не будешь слушаться — отведу в темный лес. Там бегают злые волки, ухают в темноте глазастые филины; там если ягоды — то волчьи, а вместо грибов — поганки»...

 

Двенадцать лет, как нет бабушки. Двенадцать лет, как Даша живет одна. Приходит с работы в пустой огромный дом; летом сражается с сорняками (бабушке бы понравилось, что она не забросила огород), а зимой — с капризной прожорливой печкой. Перед смертью бабушка дала ей сберкнижку: «Здесь не так много, Дашенька, но все же...» Хорошо, что не узнала ее заботливая бабушка, что через год все сбережения превратятся в ничто. И еще лучше, что не дожила она, так гордившаяся внучкой — инженером ( «Учись, Дашенька! Тогда не пропадешь!») до того дня, когда Дашин проектный институт прекратил свое существование. И о том, что Даша так и не встретилась больше с Костей, тоже не узнала ее бабушка.

...Даша ждала его из Армии. Каждое утро, собираясь в институт, она слышала, как шепчет бабушка перед иконой: «Пресвятая Владычица моя Богородица! Сохрани, защити Костю своею благодатью!»

Наверное, помогли бабушкины молитвы — вернулся Костя с Афганской войны живым и невредимым. Он позвонил ей утром: «Дашка! Я вернулся! Когда к тебе можно прийти?» «Сейчас», — не веря такому счастью, ответила она.

Бабушка засуетилась, поставила вариться картошку («Костенька в мундире любит!») , достала шпроты, лечо, нарезала пупырчатые огурцы. Даша надела новое платье и выбежала его встречать. «Какая ты красивая! — сказал Костя. — Сегодня же попрошу у бабушки твоей руки!» «Ты сначала у меня попроси», — засмеялась Даша.

Он рассказывал о своем БТР; о друзьях («Представляете, даже парня с нашей Марковщины там встретил!») ; о слепящем чужом небе; о чахлом кустарнике; о дорогах — не дорогах, а так, их подобии. «У них вместо дорог — колея. Нам однажды приказали прибыть в одно место, а на пути — селение. Так они — звери, а не люди! — положили в колеи детей». «И вы ехали?» — тихо спросила Даша. Он замолчал. Даша закрыла лицо руками.

«Ну и что? — возмутилась бабушка. — Он солдат. Что приказали, то и делал, — и неожиданно громко, сквозь слезы: — Сволочи! Что ж вы сделали с нашими мальчиками?!»

Бесшумно закрылась дверь.

Милая наивная бабушка! Она так надеялась, что Костя вернется! Но Даша знала: о чем бы они ни говорили, какие бы он ни дарил ей цветы... — всегда между ними будет лежать колея с чужими темноволосыми ребятишками.

 

* * *

Даша долго искала работу. Инженеры-схемотехники оказались никому не нужны. А когда совсем отчаялась, встретила Тамару — бывшую одноклассницу. «Хочешь, иди ко мне фасовщицей, — сказала та. — У меня теперь свой магазин. Много платить не смогу, но на жизнь хватит».

Три женщины, уже работавшие в магазине, встретили Дашу холодно. Она не могла понять, почему. Почему в обеденный перерыв они садятся от нее подальше; почему отказываются от хрустящих огурчиков, засоленных по особому бабушкиному рецепту; почему никто — ни самая старшая Анна, ни Мария, ни Зина — не называют ее по имени; и почему самая тяжелая работа достается именно ей. «Терпи, — повторяла Даша, как мантру. — Терпи! У тебя нет другого выхода!» Нужно было на что-то жить, а ждать помощи было неоткуда: бабушки нет, а Костя... так и не встретила она никого, кто был бы таким, как Костя.

 

* * *

«...Отведу тебя в темный лес. Там бегают злые волки, ухают в темноте глазастые филины; там если ягоды — то волчьи, а вместо грибов — поганки».

Вот и попала она в темный лес. Непонятно, за что, за какие грехи.

Но выхода нет — нужно привыкать.

И она привыкла. В тесной подсобке оказалось не так уж пыльно и душно; тяжеленные мешки с крупой стали как будто легче; и перестало удивлять, почему так неприветливы с ней другие фасовщицы. «поганки», как, глотая очередную обиду, про себя называла их Даша.

 

А через год грянула беда

«У вас опухоль», — сказали ей.

В ночь перед операцией Даша не могла уснуть.

Почему?.. Почему у нее всё забрали? Сначала родителей; потом Костю; бабушку... даже те пятерки и десятки, которые она откладывала для внучки, и те забрали. Забрали профессию; интересную работу; милых доброжелательных коллег заменили этими... А теперь забирают здоровье.

 

* * *

Даша вышла из больницы и зажмурилась: всё в снегу! И холодно! Конечно, с печкой придется повозиться, но это неважно... Зато какая ослепительная красота! Она осторожно спустилась по скользким ступенькам и замерла. Перед ней стояли три женщины. «Даша! — сказала Анна, — подожди... У тебя нетоплено, холодно, пойдем ко мне. Я одна живу. Тут недалеко...» «Тебе нельзя простужаться, — Мария взяла ее сумку, — вот окрепнешь, тогда и вернешься к себе». «А о работе не беспокойся, — добавила Зина. — Мы договорились, чтобы на твое место никого не брали».

 

Вечером, когда Мария и Зина ушли домой, Даша не выдержала. «Что случилось, Анна?» — спросила она. «Случилось?.. Да ничего не случилось. Просто, когда ты ушла, стало пусто и неуютно. Мы ведь почему к тебе так относились? Думали, ты за нами шпионить будешь. Одноклассницы, подруги... А ты не шпионила. Знала, что мы понемножку таскали домой, но не выдала. И потом... мы подумали, что ты на себя взяла то, что витало в этой чертовой пыльной подсобке. Кто-то должен был заболеть... Ну, я не знаю, как объяснить...» «И не нужно, — прошептала Даша. — Не объясняй».

 

* * *

Если лечь на бок, да положить вот так руку — совсем не больно. Конечно, шов не скоро заживет. Но ведь заживет!

Она теперь ничего не боится. Она не одна.

Растаял вдали темный лес; убежали сердитые волки; улетели глазастые филины; и ягоды там — сладкие, как малина; и грибы — совсем не поганки...

Рассказы 2012-10:
Игрушка — Поганки — ОжиданиеРека СудьбыВибрации моей душиПирожковая ИхтиологСветлой памяти Горчит калинаТы меня обнимиОтделить зерна от плевелМимолетная встреча Свидетельский вальсЕлецкое кружевоСтрашная женщина Секрет сомалийских женщин
Молитва. Судьба. Счастливая

Рассказы 2015-13

Из записок социального работника — Рассказы — Канада: люди, обычаи, историяМиниатюры

Об авторе. Содержание раздела

Альманах 1-10. «Смотрите кто пришел». Е-книга в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1,9 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Ремонт сотовых телефонов в самаре vir-mobile.ru.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com