ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Евгения СЕРЕНКО


Об авторе. Содержание раздела

ПУТЕШЕСТВИЕ НА ОСТРОВ КЭЙП-БРЕТОН

 1    2    3

 

....................................

Вы слышали о заливе Фанди?.. О Шоколадной реке?

Недалеко от города Монктон есть Национальный Парк — Hopewell Rocks, а в нем — скалы удивительной формы: «Медведь», «Слон», «Арка любви»... Дважды в сутки во время отлива вОды залива уходят в океан — и можно ходить по песчаному дну; а во время прилива, когда уровень воды повышается на 15 — 18 метров и скалы оказываются почти скрытыми водой, — кататься на лодке.

А по городу Монктон течет река Птикодиак; только течет она не в одну и ту же сторону, как все нормальные реки, а четыре раза в сутки меняет свое направление. Когда в заливе — отлив, Петикодиак течет в залив, а когда вода прибывает, и деться ей из залива некуда — река грохочет и течет вспять. Мало кто называет реку Птикодиак — все больше Шоколадной, потому что вода в ней темно-коричневого цвета: слишком в ней много железа.

И еще одна достопримечательность Нью-Брансуика — самый длинный в мире (как любят канадцы, когда у них есть что-то «самое-самое»!) крытый мост — Hartland Bridge. Это деревянный мост, довольно узкий — двум машинам не проехать. И есть поверье: нужно дойти до середины моста (а его длина — 391 метр) и поцеловаться с тем, кого любишь. И будете жить долго и счастливо! Так и ходят по мосту пары — уже почти 100 лет...

 

* * *

Порой сбываются самые, казалось бы, невероятные мечты.

Когда-то, рассказывая студентам о жизни Николы Теслы, я говорила, что в мире есть два одинаковых памятника этому удивительному ученому — в Югославии и США. Наверное, мне очень хотелось их увидеть — потому что мечта сбылась.

 

И вот теперь, через много лет, мы едем на остров Кейп-Бретон — туда, где ждет меня еще одна мечта...

НОВАЯ ШОТЛАНДИЯ

Мы едем по земле Nova Scotia — Новой Шотландии — удивительно чистой, словно вымытой... с шампунем, что ли? — мы едем по земле микмаков.

Бывают на земле места, от которых хочется бежать... И бывают такие, в которых хочется жить. Микмаки знали, где поселиться. Может, потому так известны гуроны и ирокезы, что они вечно с кем-нибудь воевали? А микмаки жили мирно: летом ловили рыбу и лобстеров, зимой охотились на медведей, оленей или лосей. Лось в Канаде — животное особое.

В 2000 году в Торонто решили поставить памятники — или скульптуры? — одному из национальных канадских символов — лосю. Расставили по всему городу почти 350 лосей — в натуральную величину, разукрашенных или одетых... Есть лось — бизнесмен: в белой сорочке, черном костюме, при часах... Есть лось — путешественник: как чемодан, весь в разноцветных наклейках... Есть полицейский — у этого, конечно, торчит из кармана тикет за неправильную парковку. Есть лось — карта Торонто; есть санитар; хоккеист... как же в Канаде — и без хоккея? Стоят эти фигуры на перекрестках или в парках, вызывают улыбку; а чтобы не пришло в голову какому-нибудь варвару отломать у беззащитного лося рога или написать что-нибудь в собственном стиле, создали специальную линию — «телефон защиты лосей». Наверное, не нашлось таких варваров — иначе о таком событии — издевательстве над символом Канады! — гудели бы новостные каналы и писали городские газеты... Но это так — к слову...

У невоинственных микмаков было время заниматься более важными вещами: они придумали сани с загнутыми вверх полозьями, изобрели снегоступы, да и слово «вигвам» пришло в речь североамериканских индейцев из языка микмаков — как и сама конструкция. Строить вигвамы считалось женским делом. Это были просторные, хорошо проветриваемые жилища, в которых каждый имел строго определенное место: чем старше — тем ближе к входной двери. Был специальный уголок, где садился тот, кто хотел помолчать. Микмаки умели уважать друг друга — и всё вокруг. Они верили, что и животные, и растения, и река, и лес... — всё имеет душу, поэтому брать можно только то, что необходимо. Даже термин «краснокожие» пошел от микмаков — от их обычая обмазывать тело красной глиной — защищаться от гнуса.

Как жили когда-то микмаки на этой земле — так и живут сейчас. Талантливый народ. Он дал Канаде и поэтов, и журналистов, и актеров, и... как же в Канаде — и без хоккея?

 

Лет двести назад выбросил Атлантический океан на берег шхуну, и выжила только девушка по имени Маргарет. А местность эта — в сорока примерно километрах от нынешнего Галифакса (столицы Новой Шотландии) — довольно своебразна: унылая болотистая суша — и великолепное побережье: огромные, почти плоские, светло-серые валуны, напоминающие лунный пейзаж. Осталась там Маргарет жить, но почему-то немногочисленные жители этих мест стали звать ее Пегги. Сейчас это место называется Бухта Пегги — Peggy's Cove: с грохотом бьющие в камни волны; одинокий маяк; магазин сувениров; ресторанчик на несколько столиков... и сотни позирующих на фоне Океана туристов. Peggy’s Cove. Визитная карточка Новой Шотландии.

 

Итак, впереди — Галифакс.

 

В 1749 году чуть более тысячи шотландских переселенцев заложили в незамерзающей гавани Атлантического океана город. На самом высоком холме поставили башню — Цитадель. На этой земле было пролито много крови — и индейской, и французской, и английской, и американской... но осталась Новая Шотландия под владычеством Великобритании, а потом вошла в состав Канады.

«У нас в Галифаксе — самая длинная гавань! Ну, почти самая длинная...»

«У нас на кладбище Fairview Lawn похоронено больше всех жертв гибели «Титаника!»*

 

«Через наш Пирс 21 прошло больше всего иммигрантов!»

«На нашей Цитадели часы идут уже 212 лет!»

«У нас в кафе на Набережной — самое вкусное мороженое!»

«У нас — самые красивые Викторианские сады!»

«У нас в Галифаксе вырос сам Сидни Кросби — хоккеист, который забил на последней Олимпиаде решающий гол!»

«У нас...»

«У нас...»

«И это, к сожалению, тоже — у нас...»

 

Взрыв

 

Сколько лет он приходит к Джону каждое утро? Пять? Да нет, пожалуй, побольше... Как ушли их жены — сначала его, потом, через пару месяцев — Джона, так и стал он каждое утро начинать с визита к старому другу. А что еще делать? Скучно без работы. А уж как они с Джоном мечтали о пенсии! Смешно вспомнить! Думали, вот тогда и заживут! Рыбачить будут; летом — за черникой, зимой — на лыжах... А что получилось? Сначала у Анны инфаркт, потом у Джанет ... Дети далеко; его дочь хоть в Канаде, а Джона сын вообще в Индии. Так и остались они, два старика, одни. Забыли уже вкус черничного пирога, который так здорово пекла его Анна; и наливка получалась не такой вкусной, как у Джанет. А тут еще Джон совсем сдал, из дома почти не выходит... Хотя чему удивляться? Поработай столько лет на Литейном — не только диабет прицепится...

 

К приходу старого друга Джон ставил чайник, поджаривал хлеб и расставлял присланные сыном мраморные шахматы. Какое сегодня число? Шестое. Шестое декабря. По четным числам его очередь играть белыми...

Игра была в самом разгаре, когда они услышали шум. Саймон подошел к окну: «Не пойму... Бегут все из Гавани, кричат... Подожди, сейчас узнаю...»

Он набросил тужурку, вышел на улицу — и едва не был сбит с ног. «Спасайся, дед, — закричал бегущий моряк. — Сейчас рванет!» «Там Джон...» — начал Саймон, но кто-то схватил его за руку и приказал: «Беги!» И он побежал. Не понимая, куда; не зная, почему... бежал и думал: «А Джон? Как же Джон?»

Раздался взрыв. Не просто взрыв — раскололась земля. Ослепительный свет; грохот, крики; камни, падающие с небес... и над всем этим адом набатно звонили колокола...

 

* * *

Шла Первая Мировая Война.

Утром 6 декабря 1917 года в удобной Гавани Галифакса, где формировался караван военных транспортных судов, столкнулись два корабля — Французский «Монблан» и Норвежский «Имо».

О том, что «Монблан» начинен взрывчаткой, знали только пять человек: контр-адмирал и два офицера связи — на берегу; капитан и лоцман — на корабле.

«2300 тонн пикриновой кислоты, 200 тонн тринитротолуола, 35 тонн бензола, 10 тонн порохового хлопка». Исключительно взрывоопасный груз. Смертоносный.

При столкновении бензол разлился по палубе, и, понимая, что взрыв неминуем, капитан отдал приказ немедленно покинуть корабль. Экипаж лихорадочно спустил шлюпки и рванул к берегу.

Приливное течение несло горящий корабль в Гавань — к берегу, где уже собрались любопытные: еще бы! не каждый день горят корабли. Люди прильнули к окнам, залезали на крыши, чтобы лучше видеть, и не обращали внимания на двух офицеров, кричащих об угрозе какого-то взрыва...

 

«Монблан» врезался в деревянный пирс №6...

Часы на башне Цитадели показывали 9.05.

Взрыв в Галифаксе — самый мощный неядерный взрыв в истории человечества.

2000 человек погибло.

9000 было ранено.

450 ослепло.

Город был разрушен.

 

Есть в Галифаксе улица — Vincent street.

Узнав об угрозе взрыва, Винсент Коулман — диспетчер ж.д. станции Галифакс — вместе со вторым диспетчером покинул свой пост, но вернулся — чтобы остановить идущие в Галифакс поезда. Он успел отправить сообщение: «Остановите поезд. Корабль горит на 6 пирсе. Прощайте», но не успел отбежать далеко...

Поезда остановились. Мир узнал о взрыве.

 

Первая помощь пришла из американского Бостона — медикаменты, продукты, передвижной госпиталь, врачи, сестры милосердия... Каждый год в провинции Новая Шотландия вырубают самую огромную и пушистую елку и отправляют в американский Бостон — в знак благодарности за помощь в те страшные дни.

 

Галифакс не оставили наедине с бедой.

Англия дала Галифаксу &1000000.

Австралия — &250000.

Мэрия Лондона — &600000.

Чикаго — &125000.

Красный Крест Англии — &125000...

Город получил более 30 миллионов долларов; медицинскую помощь, продукты, одеяла, палатки, стройматериалы, цемент, гвозди... но потребовалось несколько лет, чтобы Галифакс залечил свои раны...

 

* * *

Саймон пришел к своему дому только через два дня.

Он постоял перед тем, что было когда-то его домом — «Слава Богу, дочь далеко, и Анна не дожила до такого горя!» — и направился к дому Джона.

Пепелище... Ничто не уцелело...

Кроме мраморной белой фигурки на обуглившейся шахматной доске.

 

* * *

Почему Америка названа Америкой? В честь Америго Веспуччи? Ну-ну...

Веспуччи впервые ступил на американскую землю в мае 1499 года.

 

А 24 июня 1497 года — за два года до этого — итальянец Джон Кэбот (вообще-то его звали Джованни Кабото, но в историю он вошел как Джон Кэбот, потому что плавал на корабле под английским флагом) впервые ступил на землю неизведанного континента. И не где-то, а именно здесь — на землю острова Кейп Бретон. Но это была кратковременная остановка: его путь лежал на север; и считается, что Джон Кэбот открыл землю современного Ньюфаундленда. При чем здесь Америка? А при том, что Король Англии был довольно скуп, и денег на экспедицию Кэботу дал бристольский купец по имени Ричард Америк. Все просто. Купец дал денег — мореплаватель пришел на Канадскую землю и назвал материк по имени своего спонсора. (Естественен вопрос про Колумба. Да, он открыл Южную Америку за 7 лет до Джона Кэбота, но называл открытые им земли совсем иначе: Эспаньола, Хуана, Гуанахини... только не Америкой).

Конечно, Кэбот бы предпочел, чтобы честь назвать континент принадлежала ему, но... в истории много несправедливостей и ошибок. А именем Джона Кэбота названы темно-красная роза, Университет в Риме — и Тропа на острове Кейп Бретон.

 

* * *

Остров Кейп Бретон... «Забытая Богом земля»... С Запада — огромный, как море, залив Святого Лаврентия, с Востока — Атлантический океан. А вдоль всего острова на 298 Км тянется по склонам гор и высокогорному плато тропа Джона Кэбота.

Лет тридцать назад один садовод по имени Джо Делани воевал со стаями ворон. И не придумал ничего оригинального — поставил пару одетых в яркие одежды пугал. Ни одна машина не проехала, не остановившись. И тогда Джо поставил еще с пятьдесят пугал — что-то сделал сам, с чем-то помогли соседи. И вот стоят в маленькой деревушке чуть южнее Четикэмпа Маргарет Тэтчер, Рональд Рейган, Шрек и компания — забавная достопримечательность острова.

 

Деревня Четикэмп. Типичная рыбацкая деревня. Реет акадийский флаг — красная вертикальная полоса, белая и синяя с желтой звездой... Населения — не более четырех тысяч человек. Яркие ухоженные газоны; гольф клуб, Музей фольклорного искусства — акадийцы отлично вяжут крючком яркие шерстяные коврики; а на холме стоит храм — Церковь Святого Петра — с механическим органом и поразительной акустикой.

 

На севере острова — национальный парк Кейп-Бретон. Вьется дорога над скалистыми берегами; парят над Заливом лысые орлы; тонет в вечном тумане самая высокая гора; цветут дикие орхидеи; сверкают белизной песчаные пляжи... Приходи, человек, любуйся природой! Такая красота вокруг...

 

* * *

Ты знаешь, где живут самые большие лобстеры? — спрашивал меня Мэтт.

В Нью-Брансуике , — отвечала я. А где самые вкусные лобстеры? Мой муж точно знает — на острове Кейп-Бретон, в окрестностях города Беддок.

Но не только лобстерами славен этот городок — в нем жил человек, чье имя знает каждый. Он приехал туда в гости к другу — и влюбился в Кейп-Бретон. Построил дом, перевез из Бостона семью, и прожил там 37 лет...

Как вы думаете, какой нужно поставить памятник, чтобы помнили? Чтобы звучало имя не просто каждый день — а много раз в день? По-моему, лучше всего назвать этим именем какую-нибудь единицу измерения. Сколько раз в день в мире произносят слово «ампер»? Или «герц»? Или «цельсий»? Много. Очень много. Вот и Александру Беллу — тому, кто изобрел телефон — поставили такой памятник. И не просто «бел», а «децибел», т.е. одна десятая «бела» — одна десятая великого Белла...

Когда-то я читала о жизни этого человека; о том, что он не только изобрел телефон — хотя и этого было бы достаточно, чтобы стать знаменитым, — он создал школу по подготовке учителей, работающих с глухими детьми, и был в ней профессором.

Мистер Ватсон, идите сюда. Вы мне нужны, — знаменитая фраза, которую сказал своему помощнику Александр Белл, пролив кислоту на руку. Мистер Ватсон был в соседней комнате, а телефон — первый телефон! — был включен.

Александр Белл был основателем и первым президентом Национального Географического общества США; он изобрел машину для лущения зерна; металлоискатель; фонограф; построил первую лодку на подводных крыльях, развившую скорость 113 км/час; даже разводил овец...

На остров Кейп-Бретон он приехал в гости к другу — и влюбился в эти места. Перевез из Бостона семью — его глухонемая жена Мэйбл была когда-то его ученицей — и прожил там до самой смерти в августе 1922 года, в день, когда по всему миру на минуту замолчали телефоны...

«Я проехал весь земной шар. Я видел Канадские и Американские горы, Анды, Альпы и Шотландские высоты... но все превзошел своей простой красотой остров Кейп-Бретон».

 

* * *

«В отпуск на Кейп-Бретон? На остров? К медведям? И вообще... это же Богом забытая земля!»

«Богом забытая земля...»

 

Нет у Бога забытой земли.

 

Бывает земля, где живут забывшие Бога люди.

Путешествие на остров Кейп-Бретон — Янг-стрит

Из записок социального работникаРассказы — Канада: люди, обычаи, история — Миниатюры

Об авторе. Подробное содержание раздела

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com