ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Евгения СЕРЕНКО


Об авторе. Содержание раздела

ПУТЕШЕСТВИЕ НА ОСТРОВ КЭЙП-БРЕТОН

 1    2    3

КВЕБЕК

 

Итак, провинция Квебек...

Самая большая провинция Канады и единственная, где официальный язык — французский, а не английский.

(Кстати, почему — Канада? Конечно, название пришло из языка индейцев — коренных жителей этой земли, а точнее — из языка племени ирокезов, жившего в те времена вдоль берегов реки Святого Лаврентия. В 1534 году французский мореплаватель Жак Картье встретил ирокезов как раз в том месте, где стоит сейчас красивый город Квебек-сити. «Что это?» — спросил Картье, указывая на деревушку впереди. «КЭната» — ответили ирокезы. (На их языке это значит — «деревня») Так и назвал Картье новую страну — Кэнада. Именно так, с ударением на первый слог).

 

Красива страна Канада... Спокойна, благополучна.

 

Но так было не всегда...

Сначала ирокезы воевали с гуронами; потом, объединившись, — с «пришельцами» — французами и англичанами. Потом Англия и Франция стали делить — кто главнее на этой земле? А когда выяснили и, казалось, все успокоилось, Англия спровоцировала новую войну — между Канадой и ее южным соседом...

Провинцию Квебек периодически сотрясают приступы независимости. Дважды проводились референдумы — отделяться от Канады или нет? В последнем — 1995 году — меньше, чем полпроцента голосов удержали Квебек от отделения.

Ну не живется людям спокойно! Не могут французы простить англичанам трагичного поражения на полях Абрахама — хоть и прошло уже больше двухсот пятидесяти лет. Пас когда-то в 16-ом веке Абрахам скот на своей земле — и представить себе не мог, что через пару сотен лет на ней разыграется решающая битва: быть Квебеку под английским или французским владычеством?

Эта битва произошла в 1759 году.

 

Как смогли англичане под предводительством генерала Вольфа подняться по крутому берегу реки — почти отвесной скале?.. Бог весть. Но как-то вскарабкались — прямо в лагерь французов, которыми командовал генерал маркиз де Монкалм. Битва была молниеносной и кровопролитной. Обоих командующих смертельно ранило.

 

«Что за крики?» — спросил умирающий генерал Вольф.

«Это французские женщины оплакивают смерть маркиза», — ответили ему.

«Теперь и я могу умереть», — прошептал Джеймс Вольф.

Стоит в Квебек-сити скромный памятник двум генералам, похороненным в одной могиле, а на памятнике — надпись:

 

 

«Честь дала общую смерть.

История — общую славу.

Будущее — общий памятник».

 

* * *

В Канаде — десять провинций и три территории, и во всех, кроме Квебека, первым государственным языком является английский. А в Квебеке — французский. Это католическая церковь помогла французам сохранить и язык, и культуру. Сколько в Квебеке храмов! И никто не разрушал их, несмотря на войны; не осквернял их стены грязными надписями; не устраивал в них конюшни; не плясал у алтаря... Госпитали, университеты... ничто не строилось без участия церкви. Монахини-урсулинки учили детей читать — и поэтому в Квебеке не было неграмотных. Многие индейцы перешли в католичество, но долго не могли квебекцы понять — почему молятся индейцы перед храмом и никогда не заходят внутрь? Все оказалось просто. Эти дети природы не привыкли наступать на дощатый пол. И тогда в храмах насыпали земли — приходите! Молитесь! Чувствуйте себя, как на родной земле.

 

Вы можете себе представить, чтобы в церкви висел макет корабля?

 

Есть в Квебек-сити небольшая скромная церковь Нотр-Дам-де-Виктуар. Ей почти триста лет. Висит под ее куполом макет корабля, на котором приплыли когда-то в Квебек французские поселенцы; стоит в левом приделе статуя Святой Женевьевы — покровительницы Парижа. А названа так церковь в знак благодарности за то, что в 1711 году сильный шторм разнес в щепки и выбросил на берег английскую флотилию, спешившую на помощь сухопутным войскам — да так и не дошедшую до Квебека.

А на специальном столике — маленькие, как драже, кусочки сухого белого хлеба. Возьмите этот хлеб в свой дом — и никогда в нем не будет голода. Конечно, трудно представить, чтобы в Канаде кто-то голодал, но... мы взяли — и себе, и друзьям.

 

 

Костыли

 

«Как хорошо, что принесла мне служительница стульчик, а то совсем ноги болят... Где же они? Столько палочек, костылей... Разве разглядеть их моими-то глазами? Эх, Дон, Дон... Какой же ты был упрямый! Говорила тебе — давай продадим дом. Не с нашим здоровьем по лестнице лазать... Нет, отвечал, ни за что! В этом доме мои прадеды жили... Ну и что, что жили? И мы пожили... Но разве тебя переупрямишь? Вот уж воистину: как корабль назовешь — так он и поплывет. Назвали тебя Дон — вот и был ты упрямый, как donkey... Вот и упал, и сломал себе ногу... Как в воду я гляделa...»

 

В полутемном холле Собора Святой Анны сидела пожилая женщина и смотрела на мраморную стену с висящими на ней костылями и тросточками — теми, с которыми приходили сюда за помощью паломники. А когда уходили, исцеленные по молитвам Святой Анны, оставляли их в Соборе.

 

«Сколько я тебя, упрямца, уговаривала: поедем! Помолимся, попросим Святую Анну, не будут люди зря говорить... Да уж... Поедешь ты, как же! «Само срастется»! Да что-то не срасталось. Только через год согласился поехать... Остановились мы тогда у Собора, ты вышел, а я поехала парковку искать; а когда шла назад, сердце кровью облилось: стоишь ты на своих костылях, маленький, жалкий... Упала я тогда на колени, стала Святую Анну молить... А когда через пару месяцев дочь прилетела и ты вышел ее встречать, я закричала: «Дон! Костыли?» А они не понадобились. Так и стал ходить... Шесть лет простояли они в углу, а когда тебя не стало, отвезла я их в Собор. Ну, где же они? Не разглядеть среди других...»

 

* * *

Лежит у подножия Лаврентийских гор небольшой — на три тысячи жителей — городок Сент-Анн-де-Бопре. В 1876 году там построили огромный католический храм — Собор Святой Анны. Строили его моряки, потому что считали Святую Анну своей покровительницей. Среди строителей был некий Луис Гумонт — инвалид, передвигающийся на костылях. А когда Собор построили, Гумонт отбросил свои костыли — и пошел. С тех пор каждый год приезжают сюда до полумиллиона паломников — вымаливать себе здоровья у Святой Анны.

 

А прямо за Собором, на невысоком холме — Путь на Голгофу.

Четырнадцать стояний. Четырнадцать барельефов и скульптур.

 

* * *

Знаете, какие статьи Канадского бюджета — самые доходные? Хоккей, кленовый сироп и Цирк дю Солей. Нам повезло: в Квебек-сити цирк давал вечернее бесплатное представление: прямо на улице, под мостом, построили огромные декорации, поставили сиденья для тех, кому трудно стоять, — и приходи, кто хочет! Удивляйся мастерству артистов! Восхищайся удивительным праздником под живую музыку!

Хоккей... Особая любовь канадцев. В этом году, когда торонтские «Кленовые листья» в который уж раз не вышли в play-off Кубка Стэнли, и тренер, и игроки, и менеджер — все просили на пресс-конференции прощения у болельщиков за неудачный сезон. И обещали, обещали... Посмотрим!

В прошлом году молодежная команда России выиграла у Канады мировой чемпионат. Выиграли — и молодцы! Значит, были сильнее. А вечером бесстрастные новостные каналы показывали этих чемпионов — нетрезвых, кричащих прямо в камеру нецензурные слова; показывали, как в аэропорту Баффало их пытались посадить в самолет... Трудно было нанести репутации России больший вред, чем сделали эти мальчишки...

Ну, и кленовый сироп... Сказать, что он очень вкусный... сироп как сироп. Сладкий, тягучий, разлитый по красивым бутылочкам в форме кленового листа.

 

Кленовый лист — символ Канады.

Девиз Канады — «От моря до Моря».

Девиз Квебека — «Я помню».

 

Мы едем на Восток.

Впереди — провинция Нью-Брансуик...

 

НЬЮ-БРАНСУИК

«Ты знаешь, где живут самые большие лобстеры?»

Это был первый вопрос, который задал мне новый клиент. Много лет назад он попал в аварию и лишился возможности ходить. Но не только этого: он потерял память. Помнил то, что было до аварии, но не то, что после... Мое имя он так и не запомнил за те два года, что я работала с ним. Каждое утро я составляла список — какие лекарства и когда принять, куда съездить... (а в Канаде тем, кто не может ходить самостоятельно, бесплатно дают скутер), кому позвонить... А следующим утром Мэтт виновато искал вчерашний список: «Я положил его на самое видное место... Где же он?»

 

Удивительна человеческая память...

 

Однажды я увидела на кухне початую бутылку виски. «Мэтт! Что это? — возмутилась я. — Тебе же нельзя!» И Мэтт, который никогда не повышал голос, неожиданно громко сказал: «Поставь на место. Это — смерть». И рассказал, что в день, когда рухнули его мечты, он выпил виски и сел за руль. А потом — полгода в больнице... потеря ног и памяти. Я поставила бутылку на место — и так она и стояла до того дня, когда пришло время перебираться Мэтту в специальный пансионат...

 

«Ты знаешь, где живут самые большие лобстеры?» — спрашивал он каждый день. И я серьезно отвечала: «Нет. А где?» «В Нью-Брансуике!»

 

Однажды я не застала его дома. Знала, что он ездит в «Тим Хортонс» неподалеку, и отправилась его искать.

Открыла дверь в кафе — и услышала: «Вот ее спросите! Она точно знает, где живут самые большие лобстеры! Спросите, если мне не верите!» «В Нью-Брансуике», — ответила я, и счастливый Мэтт засобирался домой.

Когда-то, когда он был здоров, они с подругой ездили во Фредериктон — столицу провинции Нью-Брансуик, и то счастливое время запомнилось самыми большими лобстерами...

Я видела эту подругу. Милая женщина; она навещала Мэтта на Рождество и в день его рождения. Он не помнил ее имени, но каждый раз спрашивал, не бывала ли она в Нью-Брансуике — там, где живут самые большие лобстеры?..

 

С Мэттом у меня связан один странный случай. Он жил один в специально приспособленной для инвалида квартире. Я проверяла, есть ли у него еда, и когда было нужно, шла в магазин. Свою сумку я оставляла у него — магазин был совсем рядом.

И вот однажды я уже подошла к двери и вдруг услышала тихое и отчетливое: «Возьми свою сумку». Я вернулась и объяснила удивленному Мэтту, что мне нужно купить кое-что для себя. А когда минут через двадцать вернулась, растерянный Мэтт сказал, что его ограбили. Кто-то постучал, он открыл... Я вызвала полицию; они просмотрели записи у входной двери, — а камеры есть везде — и быстро нашли вора.

В тот день я ехала домой, вспоминала это непонятное предупреждение и вдруг похолодела: у меня ведь была с собой рабочая книжка с адресами клиентов и ключи от их домов и квартир... Вот рад был бы вор!

Но кто же меня предупредил?

Не знаю. Знаю только, что очень благодарна за то, что услышала — и послушалась...

 

...Так где же живут самые большие лобстеры? Ну, конечно, в провинции Нью-Брансуик — одной из трех Атлантических провинций Канады.

Ах, эти Атлантические провинции! О вас нужно слагать стихи — только я не умею; восхищаться удивительной природой — но не найти мне таких красивых слов...

 

Весь путь из Торонто на остров Кейп-Бретон — «Богом забытую землю», как сказала моя клиентка, — нас сопровождали флаги: сначала — Канады и Онтарио, потом — Канады и Квебека, а теперь — Канады, провинции Нью-Брансуик и Акадии.

В самом начале 17 века в эти места приплыли изгнанные из Франции гугеноты, создали колонию — Акадию, — подружились с индейцами. Но через десять лет приплыли шотландцы, которым тоже пришлась по душе эта «благословенная земля», и 75 лет с перерывами продолжалась война, в которой акадийцы потерпели поражение. И начались гонения на французов...

Далеко в прошлом эта война, но до сих пор местные жители считают себя акадийцами — потомками тех, кого убивали, выгоняли из домов; и только в этой провинции признаны официальными языками оба — и английский, и французский; и полощутся на ветру Акадийские флаги...

Столица Нью-Брансуика — Фредериктон. Небольшой город, всего под шестьдесят тысяч жителей — и два университета! В состав одного из них входит знаменитый Институт биоинженерии, где создают удивительные протезы для вернувшихся из Ирака американских солдат.

 

Когда-то во Фредериктоне провел свою юность лорд Бивербрук — министр авиационной промышленности Великобритании, личный представитель Уинстона Черчилля и большой патриот Фредериктона. На его деньги построили Картинную Галерею; кстати, самое большое полотно Сальвадора Дали — «Сантьяго эль Гранде» — висит в этой Галерее; на его деньги построены гимназия, театр, каток... Стоит в центре города памятник лорду Бивербруку — человеку, не забывшему город своей молодости. А рядом еще один памятник.

 

«Пробираясь до калитки

Полем вдоль межи,

Дженни вымокла до нитки

Вечером во ржи»...

 

Отгремели войны, забылись гонения, и поставили потомки акадийцев на Центральной площади памятник шотландскому поэту...

......................................................

 1    2    3

Путешествие на остров Кейп-Бретон — Янг-стритРека Св. Лаврентия

Из записок социального работникаРассказы — Канада: люди, обычаи, история — Миниатюры

Об авторе. Подробное содержание раздела

Спортивные новости Владимира губернатор приморья Владимир www.champion33.ru.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com