ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Евгения СЕРЕНКО


Об авторе. Содержание раздела

ВРАГИНЯ

 

Узловая станция в заволжской степи.

 

Пустынный перрон, на котором уже в августе кружевной росой лежит иней.

 

Станционный буфет, где, кроме неё, один посетитель: высокий парень, ждущий поезда на Москву.

 

Ей до поезда три часа — и на восток, где еще холоднее.

 

Улыбчивая буфетчица налила им в стаканы чай, положила на тарелку вчерашние коржики: «Приятного аппетита».

 

Она достала из сумки синие чашки: «Из дома везу — для уюта. Плед да эти две чашки. Еще год отработаю — и домой: попробую в аспирантуру поступить».

 

О чём они говорили, что так пролетело время?

 

«Московский подходит, — крикнула буфетчица. — Две минуты всего стоит».

 

Ни телефона, ни адреса.

 

Только имя.

 

 

* * *

Интересно: сколько этому автобусу лет? Пятьдесят, не меньше. Уж так его, беднягу, трясёт — того и гляди, развалится. И водитель ненормальный какой-то: разве ж так тормозят? Хорошо, она сидит, а то бы точно упала. Да что ж это женщина никак не успокоится? Белая вся; глаза закрыла, бедняжка; рот рукой зажимает, кашель сдерживает... Эх, милая, как же мне это знакомо.

 

— Извините, — наклонилась Наталья к женщине, — кажется, я могу вам помочь. У меня есть средство хорошее, вмиг успокаивает, годами проверено. Моя остановка следующая, я от нее в двух минутах живу.

 

* * *

— Да вы не снимайте обувь, проходите! Вот сюда, на диван садитесь. Сейчас свое лекарство принесу. Я его так называю — лекарство, а на самом деле это просто варенье луковое. Не слышали о таком? И я раньше не слышала — пока дочка не стала болеть. Ну, вот... возьмите ложку — и верьте, что всё пройдёт. Это меня Ольга Петровна научила: принимаете, говорит, лекарство — верьте, что поможет. Эффект плацебо, так сказать. Но пусть хоть какой эффект — главное, чтоб помогало. Ну, как? Полегчало? А теперь подождите минутку, я молока козьего подогрею: вчера к тете Маше ездила, от нее привезла.

 

— Ну, вот, молочка выпейте — и совсем хорошо станет. Я вам рецепт варенья сейчас напишу, он простой, а за молоком, если хотите, можем вместе съездить. Нет, нет, вы не разговаривайте: пусть горло молоком пропитается. Я на этом кашле-бронхите в свое время собаку съела: как пошла дочка в садик, так и началось: горло красное, температура, кашель... каждый месяц по неделе-две на больничном, хоть с работы увольняйся. Да я и уволилась — муж настоял. А потом участковая наша в декрет ушла, а пришла Ольга Петровна, дай Бог здоровья! Я её на днях навещала: так славно посидели, повспоминали, я даже стихи свои почитала... Так вот, она и посоветовала это варенье и козье молоко. А где его, молоко-то, в Москве отыскать? Это сейчас я на окраине живу: как муж заболел, поменяли мы квартиру на этот дом: чтобы воздухом дышать, а не пылью да гарью. Ольга Петровна мне и адрес тети Маши дала, вот мы с Жанкой, дочкой, и стали в Текстильщики ездить. Тетя Маша козу подоит, парного молочка Жанке нальет, да с собой двухлитровую баночку даст — вот и вылечила я свою дочку. Ей уж двадцать четыре, красавице моей, первенца ждёт. Эх, муж не дожил, как бы радовался! Вот говорят: «папина дочка», так это про Жанку мою: отец ей и имя дал, и баловал так, что вечно вмешиваться приходилось. Ну, как, помогло мое средство? Сказать смешно: лекарства не так помогают, как молоко и варенье. Не дураки наши предки были, совсем не дураки.

 

— Я вас не совсем заговорила? Ещё немного потерпите — Ольга Петровна говорила, полчасика желательно помолчать, а потом мы с вами чайку попьём. У меня теперь редко кто бывает: все друзья в Москве остались, далеко до меня добираться. Машину я продала: права только у мужа были, мне и в голову не приходило, что понадобятся, что без него останусь. Я ведь по жизни трусиха; я за него, как за ветку над стремниной, держалась: надёжно и навсегда. А ветка обломилась. И я не то чтобы тонуть стала, или течение меня понесло — я как в тумане оказалась. Вот он — дом, всё есть — а ничего не нужно. Говорят — это депрессия. Может, и депрессия... было время — я жить не хотела. Да что вспоминать... А потом не поверите: стихи начала писать. Конечно, их стихами трудно назвать, там ведь тоже — наука целая: глагольные рифмы даже есть, нежелательные; и ямб, и хорей, и анапест, и дактиль, и даже — не выговорить — пиррихий... Да, да, не улыбайтесь, я тоже раньше так думала: рифма, ритм — и стих готов. Но не все так просто. Это мне врагиня однажды написала: «Не все так просто и примитивно, как вы себе представляете». Вот я и стала читать про стихосложение. Старалась что-то понять — но куда там! Вот скажите: откуда ненависть берется? Эта врагиня такие хорошие стихи пишет! Я у неё всё прочитала, иной раз даже всплакну — так хорошо! Я на этом поэтическом сайте — меня там Жанка зарегистрировала — вообще столько хороших стихов прочитала! Столько доброжелательных людей узнала! Приду с работы, поужинаю — и на сайт: и почитать, и поговорить. Иногда и мои стихи хвалили: искренние, мол, от души. Я за этот сайт, как за ветку спасительную, держусь. Только врагиня эта на меня ополчилась: и ладно бы ругала — а то напишет ехидненько, вежливенько; вроде, и подкопаться не к чему: критика! А я после этой критики руки боюсь опустить: опущу — и в депрессию, как в болото.

 

— Ну, вот, теперь можно чаю попить. Сейчас я чашки новые сполосну: как купила в тот черный день, так и стоят нетронутые. Вот вроде всё о Лёше своём знала — как-никак тридцать лет вместе, а последнюю его просьбу не поняла. Он долго болел, два года без малого, а в тот день попросил налить ему чай в синюю чашку, а у нас таких чашек и не было никогда. Я даже переспросила: «Именно в синюю?» — и поехала в магазин. В один зашла, в другой — еле нашла. А вернулась — нет моего Лёши...

 

— Он у двери на балкон любил сидеть, в сад смотреть — вот я и поставила туда столик с этими чашками. Вам какой заварить? У меня и зелёный есть, и цейлонский, и даже ромашковый. Ромашковый? Я его тоже люблю — успокаивает. Правда, красивые чашки? Вот почему только синие? Не представляю. Даже думала стих написать о непонятной последней просьбе, но рука не поднимется: если врагиня и об этот стих свой язык ядовитый оттачивать станет, я точно не выдержу. Другие стихи пусть критикует, а этот не дам...

 

— Да за что же спасибо, Жанна? Я рада, что мы познакомились. Вот рецепт варенья и мой телефон. А к тёте Маше как сможете — так и поедем. Ну, что вы, что вы... я вас провожу.

 

* * *

 

Утром Наталья привычно включила компьютер: «Что там сегодня нового, на моем сайте? Гляди-ка: врагиня на первой странице! Сейчас прочитаю».

 

Она приготовила завтрак, налила себе кофе и устроилась перед экраном.

 

«Баллада о синей чашке».

 

И посвящение: «Новому другу».

Рассказы 2016-13:
Я пришла тебя убиватьБусыСалат из морской капустыПеньНепрочитанная книгаЖдать ВитькуМольбаМигвич — Врагиня — Санта-Барбара или Две секунды вечностиГолубушка —  Прощёное воскресенье Вишневая ветка во льдуМацутаке – гриб сосновыйГолубка Круглая датаПтичьи следы в небесах Тайна (на II сайте)

Рассказы 2012-10

Из записок социального работника — Рассказы — Канада: люди, обычаи, историяМиниатюры

Об авторе. Содержание раздела

Смотрите www.yuristglobal.ru бесплатная юридическая консультация онлайн по телефону, you.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com