ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Евгения СЕРЕНКО


Об авторе. Содержание раздела

ПРОЩЁНОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ

 

Падам, падам, падам... Ты опять — как погоня.

 

Куда бы ни шли поезда, на шаг от себя не ступить.

Сквозь ночи мои и года звучит этот старый мотив... *)

 

Ах, Эдит Пиаф, Эдит Пиаф, милый парижский воробышек.

Ты пела эту песню про себя, но прошла она сквозь годы не только твоей жизни.

 

* * *

 

Сегодня «Встреча», первый день Масленицы.

Сегодня она печёт блины.

 

Она знает секрет: в готовое тесто тонкой струйкой добавить крутой кипяток. Блины получаются тонкими, румяными, кружевными.

А начинкой будут грибы. С чем же еще могут быть блины в день, который называется «Встреча»?

Она пережарит их с луком, пропустит через мясорубку, добавит перчику... свернёт конвертиком: начинка твердая, хорошо держит форму; а потом выложит конвертики на блюдо с яркими васильками, заварит покрепче чай и сядет ждать звонка.

 

Двадцать лет назад они с Наташкой поехали за грибами.

— Под Ахтыркой, — говорила Наташка, — да еще в сентябре, грибов — косой коси.

Может, и так. Может, и много грибов под Ахтыркой, особенно в сентябре, да не помнит она ни грибов, ни дороги от станции в лес, да и леса не помнит — потому что еще в электричке познакомились они с парнями, тоже поехавшими в тот день за грибами.

Валялись в сторонке пустые корзинки; хлопотала Наташка над нехитрыми бутербродами; ломал поодаль ветки, готовясь разжечь костёр, друг Андрея; и летел в прозрачную вышину удивительный голос:

 

Падам, падам, падам... Я девчонкой кружусь на лугу.

Падам, падам, падам... Я к любви на свиданье бегу.

 

Вы танцевали когда-нибудь вальс на полянке? Не на сверкающем лаком паркете; не на отполированном сотнями ног дощатом полу танцплощадки... на прошитой корнями деревьев, усыпанной листьями неровной земле, что ровнее любого паркета.

И не клетчатая рубашка на ней, и не джинсы — платье из паутинки; нестоптанные кроссовки — туфельки на сосновых иголочках-каблучках...

— Надя, Андрей, — позвала Наташка, — идите к столу. — И засмеялась: — Потом дотанцуете.

 

 

* * *

 

Надя. Первая буква — Н: тире, точка.

Андрей. Первая буква — А: точка, тире.

 

Только Андрей так звонил в её дверь: длинный — два коротких — длинный. Тире — точка, точка — тире.

 

Больше двадцати лет прошло с того вальса. Платьев у неё — полный шкаф; туфель — вся антресоль в коробках. Нет только той паутинки: порвалась, улетела; и сломались иголочки-каблучки.

 

Ну, давай же, звонок! Это просто: тире — точка, точка — тире.

Тире — точка, точка — тире...

 

* * *

 

Сегодня «Заигрыш», второй день Масленицы.

Она снова печёт блины.

 

Тонкие, кружевные... а начинкой будет варенье: вишневое, и без косточек.

Она знает секрет: чтоб варенье не растекалось, нужно добавить немного размолотой в пудру муки и свернуть понадёжней в закрытые трубочки. Как красиво они смотрятся, эти трубочки, на белом блюде с яркими васильками по краю! Теперь поставить чайник, включить магнитофон — старенький, ещё тот, что играл на Ахтырской полянке, — и можно ждать звонка.

 

..Сольфеджио слёз и ошибок,

Следы недосказанных слов,

Поэмы случайных улыбок

Когда-то игравших в любовь...

 

А вот это неправда! Они не играли. Она-то уж точно! С работы не шла — летела: чтоб прийти первой, приготовить ужин и красиво накрыть на стол. «Андрюша, — просила, — скажи что-нибудь особенное». «Да что ж я скажу? — улыбался он. — Сама всё знаешь». «Знаю... но все же скажи».

 

Уже девять. Чайник снова остыл.

 

Ничего. Еще только вторник.

 

 

* * *

 

Среда — третий день масленицы.

«Лакомка».

 

Сегодняшние блины будут с творогом: Линка — та ещё лакомка! — их любила больше всего.

 

Она добавит в творог изюма, свернёт их кулёчком, положит на круглое блюдо из подаренного свекровью сервиза, поставит чайник, включит магнитофон и не будет грустить.

 

Помнишь, Андрей, как мы выбирали для Линки имя? Составили список имён и поставили им свои оценки, а когда сравнили, оказалось, что лучшее имя — Зоя. А принесли они ее из роддома, увидела внучку свекровь и ахнула: «Какая Зоя?! Это же Ангелина. Чистый ангел!» Так и стала их дочка Линой: ласковой, доброй — и правда, как ангел.

Жаль, что живёт далеко: уехала со своим капитаном на далёкую восточную границу. Дай-то им Бог!

 

Еще не остыли блины; до черноты, как любит Андрей, заварился чай.

 

Ну, давай же, звонок!

Ну, пожалуйста...

 

 

* * *

 

Четверг — «Разгуляй». *

___________________________________

* Четвертый день праздника Масленицы.

 

Сегодня блины — с тунцом. Она добавит немного лука, вареных яиц, майонеза... всё, как любит Андрей.

 

...Минуты шального веселья,

Я знаю, исчезнут в годах,

И станет туманом над Сеной...

 

Туманом.

 

Если бы только туманом... Мглой одиночества, душной болью раскаяния — вот чем стали проклятые те минуты.

 

Почему она не нашла тогда нужных слов? Почему не поддержала Андрея, когда всё привычное рухнуло и закрылся его завод? Зарплаты не хватало; она бросила работу и стала ездить в Москву за товаром, а потом торговать им на рынке. Намается за день, намёрзнется, а как ни вернётся домой — муж лежит на диване. Сначала просила: «Андрюша, ищи хоть какую работу! Ну, подумаешь — специальность... не исчезнет твоя специальность! Наташкин муж — кандидат, а извозом занялся, и ничего: шляпа не упала...»; потом стала искать поводы позже вернуться домой. А поводов этих — море.

 

Падам, падам, падам.

Я с чужими танцую и лгу...

 

— Не торопи его, Надя, — просила свекровь. — Сейчас многие растерялись. На хлеб вам хватает — и слава Богу!

 

На хлеб-то хватало. Да ей апельсина хотелось.

 

И она не сдержалась:

— Неудачник! — бросила однажды в сердцах. И заплакала, вздрогнув от пощёчины хлопнувшей двери.

 

 

* * *

 

Пятница. «Тёщины посиделки».

 

Она снова печет блины.

Мелко порубила капусту, добавила пару яиц... поперчила, как любит свекровь; свернула аккуратными треугольниками и села ждать звонка.

 

Неделю назад она позвонила свекрови: «Пожалуйста, мама, придите ко мне на масленую. Ну, почему вы молчите? Я уже столько раз просила у Андрея прощения! Мне всё равно: нашел он работу, не нашёл... я не понимаю, как могла так обидеть его». «Я ничего не решаю, Надежда, — ответила свекровь. — Но слова твои передам».

 

Как черно за окном.

Как до неуютности тихо.

 

...Свет погас, музыканты ушли, а я

Уйти от себя не могу.

 

 

* * *

 

Суббота.

Предпоследний день Масленицы. «Золовкины посиделки».

 

Она печёт блины с яблоками. Наташка дала рецепт: к мелко порубленным яблокам добавить корицу и сбрызнуть лимонным соком. А заворачивать нужно так, чтобы начинка была видна: она твёрдая, не расползётся.

 

«Золовкины посиделки». А у нее нет золовки. И сестры нет, и подруги такой, чтоб поняла и хотя бы дала совет. У Наташки всё просто: «И чего убиваешься? Подумаешь — поссорились. Я со своим каждый день ссорюсь — и ничего. Никуда твой любимый не денется: поживёт у мамаши — и прибежит».

 

А ей не нужно, чтобы он прибежал. Ей нужно, чтобы простил.

 

Скоро десять. Может, звонок поломался?

 

...Когда оплывает свеча, труднее глядеть в синеву.

И кажется мне по ночам, что я слишком долго живу.

 

Спасибо, хоть ты остаёшься со мной, моя песня.

 

 

* * *

 

Прощёное воскресенье.

Последний день масленицы.

 

Она снова печёт блины — на этот раз с красной икрой.

Она положит икру в неостывшие блинчики, поднимет края, чтоб получились мешочки, попробует пальцами склеить вверху, а не получится — свяжет зелёным луком; выложит всю красоту на белое блюдо, поставит чайник, включит любимую песню и сделает звук потише, чтобы услышать звонок.

 

...Но верю я снова и снова: в сиянье парижского дня

Меня на углу остановит и снова узнает меня

Мой мотив, песня моя...

 

Вот и всё.

Уже девять. Пора убирать со стола.

 

Господи, что это? Тире — точка, точка — тире!

 

Падам, падам, падам...

Я девчонкой кружусь на лугу...

 

Падам!

Падам!

Падам!..

 

Я к любви на свиданье бегу!

 

__________________________________

*) Песня из репертуара Эдит Пиаф. Перевод Григория Поженяна.

 

Евгения Серенко

19.02.15

Рассказы 2016-13:
Я пришла тебя убиватьБусыСалат из морской капустыПеньНепрочитанная книгаЖдать ВитькуМольбаМигвичВрагиня Санта-Барбара или Две секунды вечностиГолубушка —  Прощёное воскресенье — Вишневая ветка во льдуМацутаке – гриб сосновыйГолубка Круглая датаПтичьи следы в небесах Тайна (на II сайте)

Рассказы 2012-10

Из записок социального работника — Рассказы — Канада: люди, обычаи, историяМиниатюры

Об авторе. Содержание раздела

Для вас в нашей компании курьерская доставка без дополнительной оплаты.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com