ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Евгения СЕРЕНКО


Об авторе. Содержание раздела

Из записок социального работника

НАДЕНЬКА

 

Ведь случаются в Новый год чудеса?..

 

Если бы чудо случилось и я встретила незнакомую мне няню Таню из Воронежского детского дома, я спросила бы, помнит ли она тряпичного серого зайца, одетого в клетчатые штаны с одной лямкой, которого двенадцать лет назад она подарила маленькой девочке, увозимой новыми мамой и папой в далекую и чужую Канаду... А если бы не вспомнила она свой подарок, я сказала бы ей волшебные слова: «Болезная ты моя хромушка...» — и, увидев, как вспыхнут ее глаза, рассказала, что знаю, об одной маленькой девочке...

 

Кто что смотрит по телевизору: сериалы, хоккей, «Новости» или «Погоду»... Сюзанна обожала канал номер 998. Знаете, что это за канал? В Торонто несколько телекомпаний, из них самая крупная — ROGERS; и если вы смотрите их кабельное телевидение, канал 998 — не что иное, как вестибюль вашего дома. Кто вошел; кто вышел; кому доставляют мебель; кто звонит в домофон... «Сюзанна, неужели нет интересней программ?» «Есть, — улыбалась она. — Но если ты проживешь без малого сорок лет на полуострове Лабрадор, и единственным, кто к тебе постучит, будет белый медведь... согласись, видеть снующих туда-сюда людей очень даже приятно».

 

В тот день, двенадцать лет назад, я удивилась тому, что Сюзанна даже не встала мне навстречу. «Садись скорей, — сказала она. — Сейчас должно подойти такси: Джеймсы привозят, наконец, свою дочку. Из Вронаджа, или как-то так... ты должна знать — из России». «Воронежа?» «Наверное... Самолет уж полтора часа как приземлился, я узнавала...»

 

Примерно через неделю, когда я была у Сюзанны, пришла миссис Джеймс. «Вы меня извините, — сказала она, — но не могли бы вы поговорить с моей дочкой по-русски? Она всё время молчит...»

Белокурая девочка лет четырёх сидела на ковре в светлой комнате и прижимала к себе серого игрушечного зайца. «Здравствуй, Наденька, — я опустилась на ковер рядом с ней. — Какой красивый у тебя зайчик!» Надя подняла на меня удивленные серые глаза и улыбнулась: «Это няня Таня мне подарила. Ты знаешь мою няню Таню?» «Нет, Наденька, не знаю, — призналась я. — Но уверена, что она очень добрая. Как твои мама и папа». «А смотри, какая у меня кукла, — девочка встала, пошла к заставленному игрушками столику... и только тогда я увидела, как сильно она хромает. — Смотри, она в юбочке! — Девочка прижала куклу к себе: — Болезная ты моя хромушка!» «Что ты сказала, Наденька? — я подумала, что ошиблась. — Как ты назвала свою куклу?» «Болезная ты моя хромушка, — повторила Надя. — Няня Таня меня так называла...»

Так я познакомилась с Надей.

 

Когда-то родная мать, узнав, что у ребенка одна ножка на четыре сантиметра короче другой, оставила ее в роддоме. Дом малютки, детский дом... А потом ее жизнь изменилась: бездетные миссис и мистер Джеймс из Торонто решили удочерить русскую девочку. В агентстве им посоветовали Воронежский детский дом, и там, увидев крохотную светловолосую девочку, тихонько сидящую на кровати, они поняли, что это и есть их дочка, ради которой они прилетели через океан. Через два года документы были готовы, и они привезли малышку в Торонто.

 

«Где же вы были раньше? — спросил доктор. — Теперь без операции не обойтись». Две операции, физиотерапия, ежедневный бассейн... они прошли через всё это вместе: Наденька, мама и папа. Я иногда встречала их около дома, но разговаривать с Надей по-русски меня уже не просили. А потом Сюзанна сказала, что Джеймсы купили дом — там Наденьке будет лучше.

 

* * *

На днях в сверкающем Итон-центре, где звучит Рождественская музыка, серебрятся усыпанные инеем олени и переливаются огнями нарядные ёлки, я встретила миссис Джеймс и высокую стройную девушку. «Сколько же мы не виделись? — ахнула миссис Джеймс. — Одиннадцать лет? Ах, как время летит... Узнаёте? — она кивнула на девушку. — Надя, ты помнишь Юджинию?» «Здравствуйте, — сказала Надя и неуверенно добавила: — Кажется, помню...»

Надя отошла к стойке кафе, а мы с миссис Джеймс сели на мягкий диванчик. Она сказала, что Надя уже в десятом классе и хочет («по крайней мере, сегодня») быть доктором; что они давно забыли про ее хромоту; что она прекрасно плавает; что каждую зиму ездит с отцом в Лаврентийские горы кататься на лыжах; что вечерами ее не загонишь спать — «Представляете, до сих пор спит со своим зайцем!»... вспомнили Сюзанну, которая уже два года, как вернулась на свой Лабрадор («В Торонто так людно!»), и обменялись телефонами...

 

Я не знаю, как сложилась бы жизнь Нади в России. Но если бы чудо случилось и я встретилась с няней Таней из Воронежского детского дома... я рассказала бы ей о «болезной моей хромушке» — высокой девочке, смотрящей на мир с высоты своих счастливых шестнадцати лет... — и сказала бы ей спасибо.

Из записок социального работника:
ТрусихаСолонкаНе мне судитьВолшебная сила искусстваОтжени от меня уныние — Наденька — ЭльдорадоСекрет женщин острова Сент-ВинсентPresentРуби. Линда. Гита«Нам не дано предугадать...»Стэйси«Ты пошто меня оставил...»Незаконченный паззлНе звонят колоколаИкона Исабель

Из записок социального работника — Другие рассказыКанада: люди, обычаи, историяМиниатюры

Об авторе. Содержание раздела

Альманах 1-10. «Смотрите кто пришел». Е-книга в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1,9 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Афиша Сочи зеленый театр театр Сочи

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com