ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Евгения СЕРЕНКО


Об авторе. Содержание раздела

ТЫ МЕНЯ ОБНИМИ...

 

Люди спорят — есть ли жизнь после смерти? И была ли жизнь до этой, которая сейчас? Пусть спорят... Зоя точно знает — была. Иначе почему ей, обычной девочке, живущей в Башкирском райцентре, так близок и понятен чужой язык? Она помнит свой первый урок английского — в пятом, кажется, классе... «Good morning», — сказала учительница, и Зоя радостно, словно наконец-то заговорили на ее родном языке, ответила: «Good morning»... И смутилась. Она всегда была очень стеснительной, и даже когда знала урок, не поднимала руку. Только не на уроках Анны Викторовны. Она ждала этих уроков, как праздника. Все казалось таким простым — и грамматика (все так логично!), и забавные выражения (придумают же!), и произношение... После школы она поехала поступать в Уфимский пединститут. Первый экзамен был по английскому. Не экзамен, а удовольствие — будто поговорила со знающими людьми на родном языке... А на втором — сочинении — она почти срезалась. Увидела свою оценку и поняла, что не поступит. Как смотреть в глаза Анне Викторовне?..

«А ну-ка, не расстраивайся!» Перед ней стояла экзаменатор по английскому. «Но я же получила тройку...» «И что? Сдавай дальше и прекрати паниковать. Не каждый год к нам с таким английским приходят».

Она поступила. Не училась — наслаждалась! А потом вернулась домой, в свою школу... потому что Анна Викторовна ушла на пенсию.

Вот уж правду говорят — на ловца и зверь бежит.

Зоя нашла эту книгу в автобусе, когда возвращалась с дачи. Потрепанная старая книга в мягкой обложке просто лежала на сиденье. Кто оставил ее? Как попала в их маленький городок эта удивительная книга на английском? Зоя читала ее всю ночь... Красивая сказка — или не сказка? — о жизни первых поселенцев-англичан на берегах реки Потомак. Какие герои! Какая любовь! А природа?!

Ей понадобилось две недели, чтобы перевести эту книгу на русский, и еще две недели, чтобы решить — что с переводом делать? Она отправила его в Уфу — в Издательство, но получила ответ : «К сожалению, книга не соответствует нашему профилю...» Отправила перевод в другие издательства, и через пару недель ей позвонили из Челябинска. «Ваш перевод замечателен. Вы не могли бы приехать, чтобы заключить договор на перевод следующей книги?» «Конечно», — ответила она, не веря в свое счастье, а когда ей назвали сумму гонорара, просто потеряла дар речи.

Господи! Она будет заниматься любимым делом, и ей еще будут платить! На первый гонорар она купит шубку — такую, как у Ирины Петровны из бухгалтерии... Нет, шубку она купит со следующего гонорара... Как это говорят? Хочешь помочь — купи человеку удочку... Она купит себе словари. Мюллера — англо-русский и русско-английский — и Фразеологический Кунина... И словарь идиом... А шубка подождет второго гонорара. Нет! Со второго гонорара она поможет семье Анны Викторовны поставить ей памятник. Два года уже, как нет ее любимой учительницы... А шубку она купит с третьего гонорара. Нет! С третьего гонорара она купит путевку на юг. На море, к солнышку... И однажды, выходя из моря, она подвернет ногу, а Он подойдет, обнимет и скажет ей по-английски... Неважно, что он скажет. Важно, что она Его встретит...

 

Зоя купила билет на поезд № 212 Адлер — Новосибирск. От Уфы до Челябинска — рукой подать... Одна ночь... и утром она будет в Издательстве. Подпишет договор. Получит гонорар, а главное — следующую книгу...

Как замечательно жить!

 

* * *

 

Равнодушно стучат колеса; бежит неуютный и шумный поезд ... Уже сорок три часа бежит...

Проехали Уфу. Скоро Челябинск — а там и Сибирь. И мама.

 

... Почти три года назад они с подружкой отдыхали в Сочи. Шли с пляжа — и увидели на лотке виноград. Огромный, зеленый, прозрачный... Встали в очередь. Виноград закончился прямо перед ними. Не повезло... Или повезло?

Стоящий впереди парень протянул ей свой виноград. «Не расстраивайтесь, девушка, — сказал он и представился: — Юрий». Он пригласил их на концерт — «Послушаете, как поют солисты Сочинской филармонии»... Они пришли. Он пел во втором отделении. Хорошо пел. А потом, в ответ на аплодисменты и «Браво!», сказал: «А сейчас я спою для одной очень красивой девушки, которая приехала в наш южный город из далекого Новосибирска».

 

«Завтра снова в дорогу, путь нелегкий с утра. Хорошо хоть немного посидеть у костра...

Но, волной набегая, тронул вальс берега, а вокруг — голубая, голубая тайга!»

 

Больше они не расставались. Инна позвонила домой; сказала, что полюбила и останется в Сочи. «В качестве кого?» — спросила мама. «Любимой женщины!» — ответила дочь.

Юрий работал в Филармонии, часто уезжал с гастролями, а Инна «обеспечивала тыл»... Свежая рубашка каждый день; галстук в тон; витамины; фрукты; теплый шарф зимой... Ей нравилось. Нравилось быть ему нужной; нравилось, что около дома караулят его поклонницы; что вечерами они идут в ресторан, и его узнают и просят автографы... «Вот увидишь, — говорил он, — я еще зазвучу! На всю страну зазвучу!»

А потом все изменилось. «Ты понимаешь, что губишь мою карьеру? — кричал он. — Неужели нельзя подождать? Тебе всего двадцать два, успеешь родить...»

И снова... свежая рубашка, галстуки в тон, поклонницы и гастроли... Только радость ушла.

Два дня назад он пел сольный концерт. Она ждала у окна. Увидела, как подъехало такси, как долго никто не выходил, а потом он вышел — и наклонился к окну... будто поцеловал кого-то.

«Ну, как концерт?» — спросила она. «Прекрасно! Мне сегодня так рукоплескали! Жалко, ты не пошла... По-моему, я зазвучал! Я так счастлив! Мне хочется обнять весь мир! Ну, что ты молчишь?..»

«А не надо — мир... — тихо сказала она. — Ты меня обними...»

Хлопнула дверь.

 

Инна собрала чемодан — удивительно, как мало у нее вещей! — и поехала на вокзал. Хорошо, еще только начало июня... Люди едут на юг, а не возвращаются домой. Она взяла билет и долго сидела в зале ожидания... Понимала, что никто не придет, не обнимет ее и не скажет: «Прости!»... Понимала — и ждала. Никто не пришел.

«Объявляется посадка на пассажирский поезд № 212 «Адлер — Новосибирск...»

Она села в плацкартный вагон, легла на верхнюю полку... Восемьдесят два часа... Через восемьдесят два часа она будет дома. Отдохнет, придет в себя, устроится на работу... Мама обрадуется. Скажет: «Ничего, доченька! Это еще не конец света». Конечно, не конец... Хоть бы уснуть! Не видеть моря за окном, не слышать ничьих голосов... Восемьдесят два часа... А там — мама, родной город, тайга... Тайга. Голубая тайга...

 

* * *

 

Ну, вот, проехали Челябинск. Еще немного — и Уфа...

Немолодой пассажир на верхней боковой полке достал бумажник...

Неужели это он на фотографии?

Высокий, красивый... И жена бывшая под стать... Нет, все-таки злые у нее глаза... даже на фотографии видно, что злые. Разве хорошая жена уйдет от мужа? Подумаешь, выпивает... А кто не выпивает? Нет, ей трезвенника подавай... Ну-ну, пусть поищет себе трезвенника... Еще и девчонок против него настроила...

Смолоду, помнится, мать говорила: «Выпей, Сереженька, рюмочку для аппетита»... Вот так — рюмочка за рюмочкой... И что теперь? Дочки его знать не хотят; соседи — тоже нашлись благородные! — брезгливо отворачиваются; руками что сделать — проблема, потому — дрожат... Да мало ли что еще! «Слабак ты, Сергей! — ехидствовал отец. — Я насколько тебя старше, а выпью — и хоть бы хны! А мать: «Оставь его! Сколько может — столько и выпьет. Не слушай его, сынок; пей, сколько пьется...» Пей... И что теперь? С работы попросили; хорошо, хоть сторожем устроился; права отобрали по пьяному делу; собаку выгуливал — под машину попала; жена ушла...

Хватит! Он еще не конченый человек! Брат звонил, объяснял, что делать. Ему, конечно, легко советовать... Как уехал в молодости, так и жил своим умом. А с другой стороны... Сколько раз жена говорила — «Давай уедем! Молодые, здоровые, не пропадем...» Боялся. И чего, спрашивается?.. Брат говорит, нужно ехать в Серпухов — далеко, конечно, аж под Москву, — в Высоцкий Монастырь, к иконе «Неупиваемая чаша». Просить Богородицу помочь. Больше, говорит, никто тебе не поможет. Не мать же... которая без рюмки дня не проживет. Кто его знает, может, и правда... Зря бы люди не ездили... Матери он ничего не сказал — она бы на билет денег не дала, сказала — тебе что, больше всех надо? А ему не больше всех надо. Ему пока еще хоть что-то надо...

Сергей получил зарплату и в тот же день поехал на вокзал. «На Москву сегодня ничего нет, — сказали в кассе, — есть плацкарта на проходящий Адлерский. Доедете до Уфы, а оттуда на Москву — без проблем». «Давайте! — поспешно, пока не передумал, ответил он. — Давайте до Уфы».

«Поезд №211 Новосибирск — Адлер отходит с третьего пути второй платформы»...

Ну, вот и поехали... А матери он из Уфы позвонит. Или из Москвы... Главное — он уже в поезде. А что денег в обрез — это хорошо. Меньше соблазна. Брат сказал, нужно всю свою жизнь перелопатить, в чем и перед кем виноват был, вспомнить; и грехи записать, чтоб на исповеди не забыть... А какие у него грехи? Вон и отец перед смертью...... Брат и ему это говорил, так отец ответил: «А какие у меня грехи? Я в жизни никому плохого не сделал»... Да уж... не сделал... Кому другому скажи...

Брат говорит, сначала нужно исповедоваться, службу отстоять, причаститься, а потом уже у иконы помощи просить... Смешно, конечно... Но кто его знает? Вдруг поможет?.. А если поможет... если поможет... Сначала он подлечится: и печень ни к черту — сколько ж ее, бедную, промывать? так и до цирроза доиграться можно, — и желудок уже забыл, когда не болел... Потом устроится на работу. В аэропорт, скорей всего, не возьмут... но шофером-то куда-нибудь можно? А там, глядишь, и мать задумается... И жена вернется. Ничего не скажет, просто обнимет...

Ладно, хватит! Сейчас главное — до Уфы добраться и на Москву пересесть...

 

* * *

 

3 июня 1989 года в 23.15 Московского времени в Иглинском районе Башкирской АССР в 11 км от г. Аша (Челябинская область) на перегоне Аша — Улу-Теляк в момент прохождения пассажирских поездов №211 «Новосибирск — Адлер» и №212 «Адлер — Новосибирск» произошел мощный взрыв облака легких углеводородов, образовавшегося в результате аварии на проходящем рядом трубопроводе «Сибирь — Урал — Поволжье».

Погибли 645 человек, ранены более 600...

Рассказы 2012-10:
Игрушка ПоганкиОжиданиеРека СудьбыВибрации моей душиПирожковая ИхтиологСветлой памяти Горчит калина — Ты меня обними — Отделить зерна от плевелМимолетная встреча Свидетельский вальсЕлецкое кружевоСтрашная женщина Секрет сомалийских женщин
Молитва. Судьба. Счастливая

Рассказы 2015-13

Из записок социального работника — Рассказы — Канада: люди, обычаи, историяМиниатюры

Об авторе. Содержание раздела

Техника ручной дуговой сварки.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com