ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Евгения СЕРЕНКО


www.proza.ru/avtor/vitcan5183

Об авторе. Содержание раздела

ПОЗДРАВЛЯЕМ С ПЕРВОЙ КНИГОЙ!

Евгения Серенко. Вибрации моей души. Сборник рассказов

Издательство LULU

Бумажная обложка. 160 стр.

Заказать книгу:

lulu.com/shop/evgenia-serenko/vibrations-of-my-soul-collection-of-stories/paperback/product-20085328.html;jsessionid=494BE2E344B1F620D88E6AAAA33583E7

ВИБРАЦИИ МОЕЙ ДУШИ

Быть в Монреале и не зайти в «Rueben's»? Не попробовать их знаменитое smoking meet?..

 

В жаркий августовский день мы спустились в прохладный полумрак ресторана «Reuben's» , что на Rue Sainte Catherine. Bысокая девушка в вишневом фирменном платье проводила нас к столику и принесла меню, а когда услышала, что мы заговорили между собой по-русски, просияла: «Ой! Вы из России? А я из Казахстана. Непременно возьмите smoking meet и cheesecake — это наше фирменное, люди издалека приезжают попробовать...» Она принесла заказ и с улыбкой сказала: «Приятного аппетита! У нас хорошо, правда? И музыка... надеюсь, она созвучна вибрациям вашей души?»

Я ахнула. Из полузабытого далека, одетая в вишневое платьице с эмблемой монреальского ресторана, мне лукаво улыбалась моя юность...

 

* * *

В тот день мы должны были писать сочинение по «Как закалялась сталь». На перемене я попросила свою подругу рассказать мне, о чем там речь. «С ума сошла! — ахнула Ларка. — Ты же не напишешь...» «Не тяни, рассказывай! Самое начало я прочитала... и последнюю страницу...»

«Ну, Павка станет комсомольцем, чекистом, а с Тоней у них так ничего и не получится...» «Стоп! Кто такая Тоня?» «Ты и до Тони не дочитала? С ума сошла! Это же самое начало! Тоня окажется мещанкой, они встретятся на строительстве узкоколейки, она там будет со своим мужем — большим начальником, а Павка весь такой грязный... Но ты точно сумасшедшая!» «Может быть... — вздохнула я и неожиданно для себя выпалила: — Ну, не могу я читать то, что не созвучно вибрациям моей души!»

 

Прозвенел звонок. В класс вошла незнакомая молоденькая учительница. «Здравствуйте! Меня зовут Ольга Сергеевна. Валентина Семеновна заболела, и сегодняшний урок проведу я». Она подошла к доске и написала тему сочинения: «Образ Павки Корчагина в романе «Как закалялась сталь».

Я писала это сочинение, призвав на помощь всю свою фантазию. Павку изобразила чуть ли не ангелом, спустившимся с небес, чтобы спасать несчастных крестьян и рабочих... А как я клеймила мещанку Тоню! Вспомнила все, что знала о мещанстве; обрушилась на семерых слоников — мал мала меньше; даже невинной герани досталось тогда от меня... И закончила я свое творение наглой фразой: «Образ Павки созвучен с вибрациями моей души...»

 

На следующий урок пришла та же Ольга Сергеевна. «Вы — молодцы, — сказала она. — Я проверила ваши сочинения и не поставила ни одной двойки. Хорошо написали! Но одно сочинение я бы хотела выделить...» «Точно, твое...» — прошептала Ларка, и я встала, услышав свою фамилию.

«Красота вашей речи просто поразительна, — сказала учительница. — Хотела бы я так писать... И какое глубокое проникновение в образ!..»

Я сгорала от стыда.

 

С тех пор, споткнувшись о ненужную — на мой взгляд — красивость, я настораживаюсь: наверное, автору просто нечего сказать, как когда-то нечего было сказать мне...

 

* * *

Ларка была влюблена. «Любовь — одна, — сказал Франсуа де Ларошфуко, — но подделок под нее — тысячи». В том, что у Ларки — самая настоящая любовь, мы с ней не сомневались. Она опускала глаза, когда Валю вызывали к доске; вздыхала, когда он проходил мимо нашей парты; болела за него на соревнованиях по фехтованию; приглашала на белые танцы; даже читала какие-то книжки по геологии, потому что он собирался поступать в геологоразведочный... По-моему, он и не подозревал о такой неземной любви, потому что ничем не выделял ее среди других. Но разве это было важно? Ларка вздыхала, тосковала, читала мне какие-то стихи и говорила, что это — точно про них с Валей. А потом ее родители решили переехать в Усть-Каменогорск. Это была трагедия! «Как же я без него? — плакала Ларка. — Так и умру, не узнав, любит он меня или нет...» «А ты напиши ему письмо, — предложила я, — и будешь знать... А вообще, разлука — лучшая проверка чувств на прочность».

Вечером мы писали Вальке прощальное письмо, и закончили его почти той же фразой, которую — слава Богу! — наивная Ольга Сергеевна не прочитала вслух, когда цитировала понравившееся ей сочинение... «Валик! — писала Ларка под мою диктовку, — я не знаю, как сложится моя жизнь, но знаю, что никто и никогда не будет созвучен вибрациям моей души так, как созвучен им ты...»

На следующий день после отъезда моей подруги я протянула Вальке этот крик души. «Напиши ответ, — сказала я, — а я передам». Через неделю я не выдержала: «Ты думаешь отвечать? Человек переживает, ждет ответ, а ты...» «Не понял, — удивился он. — Какой человек? Какого он ждет ответа? Ты что-то путаешь», — и спокойно пошел прочь. Я даже задохнулась от такой наглости и в тот же вечер написала Ларке, что ей нужно забыть такого предателя, что у него совсем нет совести и вообще — человек, который мечтает связать свою жизнь с камнями, наверняка имеет каменную душу. «Забудь его, Лара! Он недостоин твоей любви!» — так закончила я свое возмущенное письмо. Ее ответ был весь в разводах от слез. «Я так страдаю, — писала моя подруга. — У меня ведь никогда больше не будет настоящей любви, так... подделки... Как он жесток!»

 

* * *

На первом курсе института Ларка влюбилась в своего преподавателя, а на втором вышла за него замуж. «Я такая счастливая, — писала она. — В марте ждем ребенка; ты, наверное, догадываешься, как я его — или ее — назову?» Я догадывалась... Лара писала мне, как растет ее Валечка, что она любит, во что играет, чем болеет и как учится в школе... А потом наша переписка прервалась. По моей вине. Лара с мужем переехали в другую квартиру, и она прислала мне открытку со своим новым адресом, но эта открытка пропала. Где я только ее ни искала! Даже привязывала бантик на ножку стула — чтобы взявший ее домовой переключился на другую игрушку... Все тщетно. Ларкина открытка исчезла, а с ней и ее новый адрес. А потом я уехала в Канаду и совсем потеряла связь со своей школьной подругой...

 

* * *

И вот — монреальский «Rueben’s», тоненькая девушка в фирменном платье, которая, как пароль, произнесла ту глупую фразу...

«Валя!» — позвала я официантку, и, ничуть не удивившись, она подошла к нам. — Твоя мама все еще в Усть-Каменогорске?» «Не-е-ет... — ответила Валя. — После папиной смерти она уехала в Якутию. Но... Разве вы с ней знакомы?» «Еще как знакомы, Валечка! — Я написала свой адрес и номер телефона и протянула ей. — Пожалуйста, передай это маме и скажи, что я жду от нее письма или звонка».

 

Через три недели пришло письмо. «Женька! — читала я знакомый летящий почерк. — Нашлась-таки! Моя Валентина вся в недоумении — как ты догадалась, что она — моя дочь, ведь она — вылитый отец, совсем на меня не похожа. Но, по-моему, я знаю, как ты догадалась... Наверняка по той самой фразе, которую — с моей подачи — она вставляет куда надо и не надо... Никакого уважения к классике! Но разве это не чудо? Черт-те где, в Канаде, вам приспичило пообедать именно в ее ресторане! Три года назад, вместо того, чтобы поступать в институт, как все порядочные дочери, она познакомилась в Сети с канадцем и выскочила замуж. В ноябре мы летим к ним в гости! И знаешь, с кем? Да-да, ты угадала...»

Лара писала, как через два года после трагической смерти мужа она поехала на встречу одноклассников и встретила там Валентина. «Мы долго разговаривали, он проводил меня до гостиницы. Рассказал, что живет в Якутии, стал большим начальником и — представляешь? — до сих пор не женат... Я удивилась, а он говорит: «Ничего удивительного. Я ведь все время был в экспедициях... Конечно, меня ждали, писали мне, но ни от кого я не получал такого пронзительного признания в любви, как от тебя...» Представляешь, он все-таки прочитал то письмо... В общем, вот уже два года, как вибрации наших душ созвучны... Я была счастлива с мужем. Я любила его. А теперь счастлива и люблю опять. Значит, не прав был Ларошфуко... Не одна единственная любовь бывает у человека... Кстати, Торонто ведь недалеко от Монреаля? И ноябрь уже совсем скоро. В общем, мы вас ждем!»

 

Совсем скоро мы едем в Монреаль.

Рассказы 2012-10:
Игрушка ПоганкиОжиданиеРека Судьбы — Вибрации моей души — Пирожковая ИхтиологСветлой памяти Горчит калинаТы меня обнимиОтделить зерна от плевелМимолетная встреча Свидетельский вальсЕлецкое кружевоСтрашная женщина Секрет сомалийских женщин
Молитва. Судьба. Счастливая

Рассказы 2015-13

Из записок социального работника — Рассказы — Канада: люди, обычаи, историяМиниатюры

Об авторе. Содержание раздела

Отзывы о перчатки с подогревом перчатки с подогревом отзывы.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com