ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Евгения СЕРЕНКО


Об авторе. Содержание раздела

Из записок социального работника

PRESENT

Каждое слово имеет смысл, а некоторые — омонимы — даже несколько.

Я иногда развлекаюсь, объясняя себе, почему именно эти понятия называются одним и тем же словом.... Как бы сказать попонятнее... Слово «ключ». Ключ к двери — чтобы войти; ключ к решению задачи — что-то узнать или сделать; ключ — источник воды — чтобы утолить жажду... В любом случае, «ключ» — это что-то позитивное, помогающее человеку решить проблему.

Или английское слово «present». Это значит — подарок. И это значит — сейчас. Не вчера, не завтра... сейчас. Это подарок — жить сейчас. Того, что было — не изменить. Того, что будет, не знаем... да и будет ли? А «сейчас» — вот оно: теплое, реальное, близкое, зависящее от тебя самого. Данный тебе подарок.

 

Моего клиента звали Назир. Когда-то он жил в Дубае — в Заливе, как он говорил. Любил свою работу, зарабатывал хорошие деньги... и тратил их на сестру. На Риму.

Ему было сорок три, когда он переехал в Канаду — и через год попал в аварию. И все. Нет любимой работы. Нет здоровья. Нет денег, к которым привык. Нет возможности баловать оставшуюся в Дубае Риму.

Он не отчаялся. Он умел быть счастливым.

И по-прежнему баловал свою Риму. Только теперь он посылал ей не деньги или подарки, а письма, и звонил каждый день. И она звонила ему. Иногда он просил меня ответить на звонок — по-моему, не потому, что не мог это сделать сам, а потому, что ему хотелось в который уж раз услышать от меня: «Назир! Звонит твоя Рима — и до чего же приятный у нее голос!» Он попросил меня пересылать ей самые красивые слайды: «Риме будет приятно, что у меня есть друзья...»

«Ты не поверишь, Юджиния, — рассказывал мне Назир, — но когда мать принесла ее из роддома — мне было почти двенадцать, — и я увидел эту крошечную девочку, понял, что отдам ей всё, что она пожелает». Ну, почему же — «не поверишь»? Я не просто верила — я видела, как дороги друг другу эти брат и сестра.

 

«Этим летом Рима обещала приехать!» — я слышала это каждый год в течение тех шести лет, что работала у него. Но проходило лето — а Рима не приезжала. Я не спрашивала — почему. Назир каждый раз сам объяснял: его сестру так ценят на работе, что не могут дать отпуск. Странно, думала я; но кто знает... может, в Заливе такие правила?

А Назир грустнел. Болезнь забирала силы; Рима — свет в окошке — не приезжала... и все чаще он убеждал меня — или себя? — что она скоро приедет... потому что поймёт: когда жестокие работодатели всё-таки дадут ей отпуск, не к кому будет ехать...

 

Приближалось Рождество — день, когда все дарят друг другу подарки. Назир не говорил об этом, но я видела, как он ждет единственного подарка — приезда своей сестры. Я не выдержала: «Назир! Разреши мне написать ей. Так нельзя!» «Нет, — не сразу ответил он. — Ещё рано».

Год назад я нашла его на полу. Без сознания. Позвонила 911. Его привели в чувство и приготовили забирать в больницу. Я положила ему в карман айфон — он не расставался с ним, чтобы всегда быть готовым ответить Риме...

 

Только через пять дней я пришла навестить его. Впервые он отвернулся, увидев меня, а когда я спросила, в чем дело, обиженно спросил: «Почему ты не приходила так долго?» «Долго? Ну, знаешь... У меня ведь есть и другие клиенты...» «Из-за тебя я не могу позвонить Риме», — сказал он. — «Из-за меня?!» «Почему ты не положила мне зарядное устройство?..»

Я возмутилась. «Ну, это уж слишком! Думаешь, я не растерялась, увидев тебя без сознания? Думаешь, у меня нет...» — и замолчала, увидев, что он плачет.

«В общем, так, Назир. До четырёх я занята, а потом еду к тебе — и где-то около пяти...»

 

После работы я поехала к Назиру. Поднялась на восьмой этаж, подошла к двери... На полу сидела молодая женщина. Я узнала ее сразу: на письменном столе Назира не было других фотографий. «Рима?» «Ой, наконец-то! — она подняла заплаканное лицо. — А я не знаю, куда идти, что делать... Телефон не отвечает... Где он?»

Мы зашли в квартиру, она оставила свои вещи, я взяла зарядное устройство — и мы поехали в больницу. «Спасибо вам, — сказала Рима. — Но почему вы раньше не написали, что он так плох? Он говорил, что всё в порядке...»

В больнице я попросила ее подождать за дверью — его нужно подготовить, а то только стресса ему не хватает...

«Наконец-то, — обрадовался Назир. — Включи, пожалуйста...» — и осекся. Ну, не умею я сдерживать свои эмоции! Вот и сейчас он понял, что произошло что-то хорошее... «Где она?» — спросил он. Я не успела ответить. В палату влетела Рима, и они, перебивая друг друга и плача, заговорили на своем языке...

Я тихонько вышла и закрыла дверь.

 

Здесь и сейчас.

Не вчера — этого не изменить.

И не завтра.

Потому что как знать — понадобится ли твой подарок завтра...

Из записок социального работника:
ТрусихаСолонкаНе мне судитьВолшебная сила искусстваОтжени от меня уныниеНаденькаЭльдорадоСекрет женщин острова Сент-ВинсентPresentРуби. Линда. Гита«Нам не дано предугадать...»Стэйси«Ты пошто меня оставил...»Незаконченный паззлНе звонят колоколаИкона Исабель

Из записок социального работника — Другие рассказыКанада: люди, обычаи, историяМиниатюры

Об авторе. Содержание раздела

инструментальные шкафы

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com