ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Евгений СЕРЕГИН


 

 

ТЫ И Я

 

Все что нужно от тебя — это ты

У меня в кровати поутру,

И еще немножечко любви

До того, как я опять умру.

 

Все что нужно для тебя — это я,

С тобой рядом наблюдающий, как

Ты меняешься от А до Я,

Заменяя бардаком бардак.

 

Все что нужно нам — это мы,

Все что нужно им — это мы,

Так останемся и мы верны,

Чтоб смотреть одни и те же сны.

 

Все что будет с нами — будет ложь

В наркотическом забы-ти-и.

Мне расскажут, когда ты умрешь,

И вновь

Я один останусь мрачный и мнительный.

 

 

ЕЩЕ ЧУТЬ-ЧУТЬ

 

Мне осталось совершенное чуть-чуть,

Мне осталось только пару раз подпрыгнуть,

И я стану то ли кысь, а то ли чудь,

Буду лазать по деревьям еле видим.

 

Мне осталось только пару раз сказать:

«Укрепи мой выбор, Господи, и дай мне веры!»

Я не буду больше врать,

Я не стану дальше ждать,

Я готовлюсь становиться инженером

 

Человеческих душ.

 

 

 

СУМАСШЕДШАЯ

 

Сумасшедшая голая баба,

Раздевшись, голая бегает.

И публика глупая рада,

Что бегает баба голая.

 

Кричит она бедная: «Сволочи!»

И тело ее развевается,

Руки ломая от горечи,

Груди сжимая от холода.

 

Глаза ее черны и волосы,

Безумие в них и пророчество,

Косы, как райские полосы,

Ждут, когда похоть взбунтуется.

 

Толпа! заражаясь безумием,

Внимает ее но не слушает!

И в лоно врезаясь Везувием,

Все вокруг с грохотом рушится!

 

Кричит она райская: «Бедные,

Что вы наделали, сволочи?!»

Но страстно целуют бледные

Губы ее желанные,

 

Страшно гудят уже площади,

Слишком уже запущено!

Найдут ее утром и... кончено,

Открыты глаза, бездыханная.

 

 

 

БЕЗ МЕНЯ

 

Там далеко где-то семья,

Там, где не я, тепло и уютно.

Я их люблю, а они меня

Вспоминают каждое утро.

 

Там за дорогами где-то друзья,

Там без меня гуляют хохочут.

Я их люблю, а они меня

Вспоминают пьяные ночью.

 

И все остальные, кто знают, где я,

Тоже добры и желают хорошего.

Всем вопреки, им благодаря,

Себя здесь не чувствую брошенным.

 

Смотрю в потолок или небо над ним,

Где все ваши лица, являясь портретами,

Мне улыбаются, двигая дни,

Часы и минуты заветные,

Теперь для меня одного —

Незаметные!

 

 

 

ЧЕЛОВЕК

 

Обычный с виду человек,

А пережил большое горе.

Теперь вокруг совсем не то,

Все некрасивое, кривое.

 

Теперь дожить остаток лет,

Себя куда-нибудь девая,

Не плохо и не хорошо,

А так... тихонько умирая.

 

 

 

НОЧЬЮ

 

Тиха ночь, и только кто-то

Мешки тащит по асфальту.

Этот звук такой знакомый

Русской ночи идеальной.

 

Кто-то своровал картошку,

Кто-то думает о детях,

Он счастливей всех на свете,

Но немного аморальный.

 

Расскажи, как выжить, Боже!

Нам в стране забывшей имя.

Любим мы ее, как можем,

Все сосем большое вымя.

 

Нам ли бороздить просторы?

Или горевать от скуки?

Водка есть и стол на кухне,

И пустых бутылок горы.

 

Прожит день, и ладно,

Складно аль не складно.

 

Что-то в нем хорошего,

Что-то от плохого,

Дай нам знать, что правы мы —

Все исчезнет кроме

Ям дорог, косой избы и кое-чего другого.

 

 

ЛЕТО

 

Ветрено в доме,

Поют соловьи,

Солнце заходит за телевизор,

Озера гладь на рабочем столе,

Дым от костра

Из печки на кухне

 

Скоро потухнет,

И будут угли,

С гитарной репризой

Глинтвейн из кастрюли,

Весело в доме поют соловьи,

Такая погода

Присуща июлю.

Стр. 1

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com