ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Карен СЕЙРАНЯН


                 

СТИХИ

 1    2    3    4

 

 

* * *

 

Жестокий ветер задернул шторы,

Закрылись ставни волшебных окон,

И разом вспухли гнилые поры

На тонких срезах больных волокон.

 

Прошли во мраке холодных комнат

Забытых мыслей кривые тени,

И мир, который уже не помнят,

И радость пошлых приобретений.

 

И стало душно от мертвой вони,

Столетней пыли и испарений,

И захотелось тепла и воли,

Да ощущенья живых парений.

 

Но дикий ветер задернул шторы,

И ставни окон закрыты глухо.

А все, кто дышит, забились в норы,

И ждать иного смешно и глупо.

 

 

* * *

Навеяно «Экспромтом» Валерия Митрохина

 

Смущенье нежности моей

И нежность твоего смущенья,

Как воды смежные морей

На зыбкой грани сообщенья.

 

Как трепетный огонь свечей,

В молитве рядом затепленных —

Когда не знаешь даже чьей,

Но пламенем одним скрепленных.

 

Всего лишь миг в потоке дней,

Судьбы капризной ухищренья —

Смущенье нежности моей

И нежность твоего смущенья.

 

 

* * *

Стихи приходят с фазою луны.

Марина Савельева

 

Стихи не пишутся и не рождаются,

И только кажется, что получаются.

Стихами дышится, стихами видится,

Живётся, любится и ненавидится.

 

И если вами такое можется,

То у кого-то в душе умножится,

Кому-то где-то когда-то стерпится,

На то, быть может, земля и вертится.

 

Душа с другою душой аукнется,

А отголосок о темя стукнется,

Потом, по случаю, словами свяжется

И к вам в тетрадку стихами ляжется.

 

 

* * *

Если б во мне не зажег огня

Растревоженный Аполлон,

Я бы жил себе и, печаль храня,

Не глядел бы на небосклон.

 

И далекий свет непонятных звезд

Не тревожил бы душу мне,

Не имел бы я утонченных грез

Не писал бы стихов во сне.

 

Я бы прожил жизнь и своим судом

Не терзался бы, как теперь.

И устав от дел, приходил бы в дом

И валился бы на постель.

 

И не знал бы, что в каждом сердце есть

Тихий дьявол и грозный бог.

И не думал бы, почему я здесь

Неприкаян и одинок.

 

 

* * *

В этом, увы, непонятном мире

Холодно сердцу и разуму грустно.

Бьешься обманутой рыбкой в иле,

Когда у реки изменяют русло.

 

Кто-то успел и уплыл с волною —

Открыла судьба им иные двери,

Не соблазненные глубиною

Они и не ведают про потери.

 

А меж оголенными берегами

До удивленья вдруг стало пусто.

Не потому ли теперь под ветрами

Холодно сердцу и разуму грустно?

 

 

ПАЖ И КОРОЛЕВА

 

Твои глаза цвета боли,

Твои глаза, как агаты.

Пошел бы я за тобой ли,

Когда б не звала сама ты?

 

Не мог я себе позволить

Нагого коснуться тела —

Собою тебя позорить,

Когда бы ты не хотела.

 

Царица и королева,

Зачем ты надменна стала?

Не ты ли от страсти млела,

Не ты ли со мной стонала?

 

И вот я уже на плахе,

Глаза мои цвета боли,

А ты в сумасшедшем страхе —

Сопутник он царской доли.

 

Мне скоро — гнилая яма,

Тебе же — твои палаты...

Но все же твержу упрямо —

Глаза ее, как агаты.

 

 

* * *

 

«Всё проходит...»

(надпись на перстне царя Соломона)

 

Слова проходят, дела остаются.

Дела проходят, слова остаются.

И так без конца — со времён Соломона,

С причуды Творца, с пирамид фараона.

 

Уходит Вергилий, простив нам обиду

За то, что забыли его «Энеиду».

Вращается сцена, извечны потери,

Уйдут Авиценна и Дант Алигьери.

 

Однажды не вспомнят в пределах пространства

Ни живопись Гойи, ни музыку Брамса.

И будет в полёте другая богема,

Не зная полотен Дали и Гогена.

 

Придут эпикуры грядущих историй,

Возникнут фигуры иных категорий,

Изменятся нравы и вкусы, и чувства.

Предметом забавы предстанет искусство.

 

Закончится поиск, всё станет известно.

Космический поезд найдёт себе место,

Сорвётся вращеньем из области Тавра

Прямым сообщеньем до Альфы Центавра.

 

Но новый виток транскосмической жажды

Закружит всё то, что случилось однажды,

И кто-то на перстне сложнейшего сплава

Прочтёт — всё проходит. Грядущему слава!

 

 

* * *

 

Когда вам выбьет зубы старость

И прежнюю умерит прыть,

Поймете с грустью, что осталось —

Повежливее с нею быть.

 

А то еще, не дай вам Боже,

Вдобавок вышибет мозги.

Такое ведь бывает тоже

У беспокойного брюзги.

 

 

* * *

 

Когда в потоке дней лихих

Вопросам вашим нет ответа,

Читайте вечером стихи,

Прислушайтесь к словам поэта.

 

Не надо им пренебрегать,

Пускай он беден и неловок.

Поэт — умеет предрекать,

Когда к нему приходит слово.

 

Он, всем законам супротив,

Быть может, даже поневоле,

Как настоящий реактив,

Определяет наши боли.

 

И берега его реки

Нездешним солнцем обогреты.

Читайте вечером стихи —

Найдите для себя ответы.

 1    2    3    4

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com