ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Юрий САПОЖКОВ


 

Стихи из книги

ТОЧКА НЕВОЗВРАТА

 

* * *

Тебя не будет целых двадцать дней

(К тому ж учесть, что стали дни длинней).

Непостижимо сердцу и уму —

Как буду без тебя, когда умру?

 

 

* * *

Любовь исчезла, полыхнув, хотя

Любое сердце живо чудесами,

И я за ней еще спешу стихами,

Ее по следу боли находя.

Так сбитый самолет в пике крутом

Шлейф дымный оставляет за бортом.

 

 

* * *

С тобой простившись, одинок,

Брожу я вдоль залива.

Уходят устрицы в песок

До нового прилива.

 

Все тихо спит, но не уснул

Охотник под луною,

В сухую лунку он плеснул

Соленою водою.

 

Из перламутровых дверей

Улитка появилась:

Я знаю — показалось ей,

Что море возвратилось.

 

 

* * *

Вчера ты ночью позвонила мне

Под принуждением обещанного слова

И напряженным голосом сказала,

Что ты со свадьбы возвращаешься домой,

И односложно, неподвижно отвечала

На жалкие попытки разобраться,

Чем вынуждена скованность твоя.

Ты полушепотом успела лишь сказать,

Что продолжать неловко: давний друг

Навис над телефоном-автоматом.

Наверно, ты представила ему

Меня как тетку, что приехала к тебе. ,

А я тебя представил в синем платье

Почти до пят, с разрезом на боку,

И маленькой ноги волшебный проблеск,

Как просверк рыбины, играющей в воде.

 

Сегодня перед поездом ночным

Мы заглянули на мою квартирку.

Ты примеряла новые покупки —

Юбчонку, штроксы, блузочки и шляпку,

Которым предстояло удивить Мисхор.

Всё так в облипочку сидело на твоем

Таком бессовестно красивом теле.

Ты радовалась простеньким обновкам

Так искренне, так мило, так наивно,

Так верила зеркальным отраженьям,

Бесилась, прыгала, смеялась, как дитя,

Что я забыл вчерашнюю обиду,

Невинно-ласково, точь-в-точь «брательник»,

С восторгом поправлял твои бретельки,

Что, к счастью, с плеч соскальзывали часто,

И ты, лукаво глядя на меня,

Не пялиться просила, а помочь.

 

Потом мы возвратились на вокзал,

И ты меня оставила с вещами

И побежала «дать звоночек» маме,

Которая волнуется и ждет.

И тут меня как бы толкнуло что-то:

Я словно бы очнулся — как вчера,

Когда звонком ты подняла меня с постели.

Мне дьявольски вдруг захотелось подойти

К тебе, болтавшей с мамой увлеченно,

И тоже на правах большого друга

Нависнуть, не стыдясь, над телефоном.

Я медленно побрел к своей судьбе,

И на глазах твоя живая речь

Отвердевала в деревянное молчанье.

И было слышно, голосом мужским

Из трубки мама нервно вопрошала:

— Что там с тобой случилось? Не молчи!

«Мой друг, — подумалось, —

                                               вот мы и квиты...

Хотя... я все-таки завидую тебе:

Ведь ты не тетка ей, как я, ты — мама!»

 

 

* * *

Во владенья мои

забежал темной ночью звереныш,

ощетинясь от страха;

видно, сбился с окольной тропы.

Темной пуговкой носа

сторожко повел несмышленыш

и вкатился в жилище,

доверительно спрятав шипы.

 

Как на старости лет

привязаться опасно к живому!

Даже ком из колючек

притулишь благодарно к груди.

Днем ли спит, будто тапок,

топочет ли ночью по дому,

молоко ли засмокчет —

всё мне в радость: ведь я не один!

 

Я не раз и не два

провожаю гулену до двери:

если лес — то сегодня, —

завтра осень на землю падет.

Дай мне, Господи, сил

отпустить забежавшего зверя:

он меня не полюбит,

от моей же любви пропадет.

 

 

У твоего подъезда

 

У твоего подъезда одиноко

С упорным постоянством фонаря

Стою я перед трибуналом окон,

Многоэтажно судящим меня...

 

 

* * *

Не зря тебе холодный разум дан.

Он глупые мечтанья одолеет.

Зачем стремиться мудрецу туда,

Где он от счастья просто одуреет?

 

 

* * *

У тебя достоинств — пропасть!

Просто глаз не отвести.

Между нами, знаю, пропасть —

Иль пропасть, иль перейти!

 

Разгонюсь и скорой белкой

Голубую глубину

По верхушкам корабельных

Сосен вмиг перемахну.

 

Нет тебя — и нет поэта.

Все в нем пусто, как в трубе.

Только нужно ли все это

Там, за пропастью, тебе?

 

Я предчувствую свой финиш,

Я к тебе не полечу.

Я в ночной тиши, как филин,

Над собой захохочу.

 

 

* * *

Весной изрыв окрестные луга,

Река смиренно входит в берега,

Оставив, возвращаясь, за собой

Ложбинки с сиротливою водой —

Своих внебрачных маленьких детей.

И я вернулся в русло прежних дней,

В стихах оставив отраженья чувств.

И снова жить по-старому учусь.

 

 

* * *

Какая забавная главка

В истории городов:

Заборов бетонные плавки

Снимают у старых домов.

И те, чтоб в упор не смотрели

Нескромные улиц глаза,

Апрельскою тощей сиренью

Прикрыли свои телеса.

Так в бане, обезоружен

Оценкой сограждан прямой,

Идет мужичок неуклюже

И веник несет пред собой.

 

 

* * *

Ну скорей же за гОрод, скорей!

Молоком там сбежала сирень!

Там на сто километров окрест

Соловьиный играет оркестр.

Там вполсилы ничто не цветет.

Там вполсилы никто не поет.

Все спешит отработать свой срок

Там во всем и укор и урок.

Об авторе. В.Маслюков о книге Ю.Сапожкова из книги «Точка невозврата»

Стихи Ю.Сапожкова:

 1    2

Стихи на Втором сайте

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com