ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Светлана РУБЛЕВА


Мисс ИнтерЛит 2003

РАССКАЗЫ

И ВАМ — ПОДАРОЧЕК!

Проект Земля был первым — пробный экземпляр, так сказать. Многое не получилось. Изначально закладывалось, что каждый землянин от рождения до смерти будет счастлив. Да и появление на свет не предполагалось настолько сложным, болезни же вообще не планировались. Ну, что теперь говорить? Уж как получилось, так получилось.

Чтобы хоть как-то подсластить жизнь людей на Земле, была реализована программа «Дед Мороз». Вы же понимаете: невозможно за сутки объехать всю планету, одаривая подарками каждого человека, но, тем не менее, любой землянин может увидеть Деда Мороза в своём доме. Каким образом? Хе-хе-хе... программа следит за тем, чтобы при возведении любого жилья строительные материалы располагались определённым образом, образуя приёмник-трансформатор, который, получив специальный сигнал, создаёт голографический образ Деда Мороза. Голограммы не ваши хиленькие. Наши поговорить могут и подарки вручить. Некоторые люди, конечно, строят как попало, без соблюдения технологий, в таких домах-квартирах голограммы могут подглючивать, но большинство работают отлично.

Много сотен земных лет мы сами радовались как дети, когда видели, как вы получаете подарки и удивляетесь Деду Морозу. А сколько сказок вы создали! В общем, затея наша удалась: хотя бы один день в году земляне становятся счастливыми, такими, какими мы планировали их видеть всегда.

Знаете, почему я вам рассказываю это именно сегодня, в первый день нового года? Произошло то, чего никто не предполагал. В тот момент, когда на Земле заработали голограммы, раздавая подарки, у меня в кабинете материализовалась бутылка с надписью «Водка Столичная — Деду Морозу лично!»

Были включены миллионы голограмм, и выследить, по какой связи бутылку сумели передать, очень сложно, однако возможно. Сейчас соберём совет создателей и будем думать, что делать: отключать программу «Дед Мороз», или ставить блокировку каналов обратной передачи. У нас специалисты высокого класса, придумают что-нибудь. Надеюсь, удастся сохранить праздник и для землян и для себя. Надо, кстати, выяснить, чем же ценен этот подарок, и почему для налаживания отношений с нами выбрали именно его.

P. S. Всё-таки приятно получать подарки, особенно от того, от кого их совсем не ждёшь!

ЗМЕЙ ПОД ОДЕЯЛОМ

Мне грустно. Очень грустно. Спросите: «Почему?» — а я и ответить не смогу. Просто накатила грусть и не отпускает, душит как удав. Вообще-то меня удав ни разу не душил, но, если бы душил, то, наверное, именно так. Чего я удава-то вспомнила? Змей боюсь до икоты. В серпентарии не хожу и даже эпизоды со змеями в фильмах смотрю, прикрывая глаза ладошкой. Ну да ладно... надо бы начать к Новому году готовиться. Кстати, год кого наступает? Ну, конечно! Кого же ещё? Змеи! Нет в жизни счастья! Не буду я символ этого года покупать и друзьям скажу, чтобы дурацкие сувениры с символикой наступающего года мне не дарили. Сколько там времени? Спать пора...

 

Я люблю свою постель. За тридцать лет своей жизни ни разу её ни с кем не делила. Не хочу. Это только моё гнёздышко: тёплое, уютное, хорошенькое. Кровать у меня круглая, а над ней — шатёр из розовой кисейной ткани. Королевское ложе, украшенное всяческими кружевами, вышивками, куколками... а может быть, просто кроватка маленькой девочки, которая до сих пор верит в сказки...

 

В дверь позвонили. Не везёт, так не везёт: заснуть спокойно не дадут! Накинула пеньюар и пошла смотреть в дверной глазок: открывать или нет. Если будет Дашка со своими истериками — ни за что не открою! Смотрю — никого. Вздохнула, приоткрыла дверь, посмотрела получше. Но... никого. Мальчишки, видно, пошутили. Пошла обратно в постельку. Откидываю одеяло и... падаю в обморок. Хотя, нет, не падаю, — кто будет меня к жизни-то возвращать, я же одна живу. А вообще, стоило бы упасть, потому что под одеялом меня ждала самая настоящая змея! Вернее, змейка — размером всего сантиметров тридцать. Увидев моё замешательство, змейка подпёрла хвостом голову и печально произнесла:

— Ну, здравствуй, Наталья!

 

Второй раз думать о том, что неплохо бы упасть в обморок, мне не захотелось. Да и разговаривающая змея уже не казалась противной.

— Чего ты так брезгливо сморщилась? Давай знакомиться — я твоя грусть, вернее твой грусть.

— Моя, ой, мой грусть?

— Ну да, знаешь как это у нас, грустей, бывает? Сначала — зарождается семя грусти, потом оно растет, превращается в яйцо. Из яйца вылупляется червячок, потом — змей типа меня, а потом змей растёт, растёт...

— И становится удавом?

— Удавом? Может и удавом, дорасту — посмотрим. Да ты присаживайся, чего стоишь-то, да ещё босиком? Ноги вон уже в мурашках все. Я подвинусь, не бойся.

 

Я вздохнула и полезла под одеяло, со стороны, противоположной от змея. Спать перехотелось.

— А ты, грусть, ко мне надолго?

— Как получится.

— А как ты ко мне попал?

— Как обычно — переместился оттуда сюда. Правда перемещение сопровождается сильным свечением, и я, чтоб тебя не сильно пугать, сначала кнопку дверного звонка нажал, а уже потом трансформировался.

— Ну, спасибо!

— Да не за что.

— А зачем ты тут?

— День сегодня такой, особый. Считай, повезло — можешь поговорить со своей грустью и избавиться от неё насовсем.

— От тебя? Знаешь, мне тебя жалко. Да и не страшно совсем и как будто я тебя давно знаю...

— А как иначе? Я же — часть тебя, конечно, давно знаешь, — змей усмехнулся и прошептал: — А ты помнишь, как тебе впервые стало грустно?

 

Когда мне впервые стало грустно? Помню. Ещё как помню. Это было в пятнадцать лет, когда Игорек поцеловал Светку, прямо после математики. Мы с Игорьком дружили с детского сада, и жили в одном подъезде. Хотя, почему жили? И до сих пор живём: они со Светкой на пятом этаже, а я на третьем. После того поцелуя я перестала с ним разговаривать, и сразу после окончания девятого класса ушла из школы в колледж. И вот уже пятнадцать лет я его избегаю. Вычеркнула из своей жизни...

— Игорёк вспомнился? — змей покачал головой.

— Да ладно, женился на Светке и живет с ней, детей вон уже трое...

— Женился? На Светке? А знаешь, можно я тебя поцелую?

— Поцелуешь? Ты не только разговаривать, а и целоваться умеешь?

— Я много чего умею... ну так как?

Целуй, чего уж там. Хуже уже точно не будет.

 

Змей юрко переполз мне за пазуху, ткнулся холодной головой чуть выше левой груди и ужалил! Я даже не успела возмутиться — свет сначала померк, а потом... Я была школьницей на уроке математики, том самом, после которого Игорек поцелует Светку. Сидела за партой и с удивлением оглядывала своих одноклассников. Елена Ивановна диктовала задание на дом, сейчас прозвенит тот самый звонок. Игорек смотрит на меня так, как будто чувствует, что я — не совсем я. Звонок! Светка срывается с места и хватает Игорька за руку, тащит в коридор. Нет! Нет! Я решительно преграждаю ей дорогу и говорю:

— Игорь! Мне срочно нужна твоя помощь!

— Мне она тоже нужна, — не отпускает руку Игоря Светка.

— Игорь, я не шучу, посмотри сюда!

Игорь наклоняется и я... целую его прямо в щёку. Светка выпускает руку Игоря и, всхлипывая, убегает...

 

— Милая, Наташенька, скоро куранты бить будут! — Игорь нежно будил меня, протягивая крохотный символ наступающего года — симпатичную змейку: — Мальчишки уже караулят Деда Мороза. Отвлеки их, а?

— Ну, конечно, любимый!

— Саша, Женя, Алёша! Идите ко мне! Посмотрите, что за окном!

Мальчишки прибежали. Маленькие ещё, в Деда Мороза верят.

— Представляете, я только что видела Деда Мороза!

— Где? Где?

— Вот там, у того дома!

— Ух ты! Уже нет, жаль...

Теперь выход папы:

— Ой! Смотрите, что у нас под ёлкой!

— Что? Что?

Мальчишки бегут разбирать подарки, а Игорёк обнимает меня и целует в удивительное родимое пятнышко в виде змейки, то, что чуть выше левой груди.

ГОСТИ

Проходите, проходите! Я вас давно жду. Вот — садитесь за стол! У меня тут — огурчики, водочка, салатики всякие... да какие же вы все замерзшие — прямо как моя ока на морозе. Не знали, что у нас так холодно? Смазка в суставах замёрзла? Ну, ничего... проходите, сейчас отогреем!

Сколько розеток у меня в доме? Шестнадцать! Электричеством питаетесь, значит? Ээээ! Не все сразу! Ну вот, вырубили свет во всём районе за полчаса до боя курантов!

Светитесь розовым — стыдно, что ли? Да ладно, сейчас Петька быстро рубильник в нужное положение вернёт — он же без телика не может, а живёт в квартире напротив.

О! Вот и свет! Так, к розетке — по одному, а остальные — за стол! Как вы странно щупальцами салаты перебираете! Вкусно? Да не, зачем же мне белки-жиры-углеводы-калории? Мне вкус главное! Да чтоб компания была хорошая.

Калории — это энергия? В салатах её меньше, чем в розетке? А то! А вот попробуйте беленькую... у неё калорийность повыше! Да не все ж сразу! Ишь! Ну-ка быстро щупальца из бутылки вынули! Рюмочки есть! Надо ж цивилизованно... вот так. А вот и куранты!

С Новым годом, братья по разуму! И пусть в нас всегда будет полно электри... фу ты, энергии!

ДОРОГОЙ ИНОПЛАНЕТЯНИН!

Я не верю и никогда не верил в Деда Мороза. Зато я всегда верил в тебя! Каждый год 25 декабря я загадывал желание. И оно сбывалось! Я одевался потеплее, выходил на балкон и смотрел на звёзды. Главное условие — ясная погода, иначе сигнал, видимо, не проходил. Так вот, смотрел в небо и по слогам мысленно диктовал название того, что мне нужно в следующем году и к какому времени. А потом получал загаданное точно в срок.

Спасибо тебе, дорогой мой!

 

А сегодня приснился мне сон, будто ты летишь в своём космолёте не так далеко от нас и очень грустишь. И я подумал, что каждый человек для вас — инопланетянин, а значит, может одним усилием воли исполнить ваше любое желание.

 

И вот я стою на балконе и смотрю в небо. Но я не загадываю желание. Сегодня я — космический Дед Мороз. Я настроен на приём и внимательно слушаю. Вдруг в голове что-то щёлкнуло, будто начала работать лента телеграфа. Я отчётливо разобрал: «ма-рям-бур-ка бу-рум кра-ни-ка-зи» и понял: тебе нужна марямбурка тогда, когда наступит краникази. И я послал сигнал в космос: «Пусть будет ма-рям-бур-ка бу-рум кра-ни-ка-зи»! А в ответ услышал: «Ки».

Дорогой мой инопланетянин! Будет у тебя марямбурка!

 

С Новым годом!

САЛТЫКОВСКИЕ ВОРОНЫ

Есть в Балашихе новый микрорайон — Салтыковка. Сама Салтыковка возникла, конечно, очень давно, успела обрасти легендами и интересными историями, городом стала недавно. Изменилось от этого немного — больше времени стала занимать дорога в администрацию, а колдобины на дорогах остались те же — стародачные.

Но Салтыковка, как умная женщина, обладает необъяснимым шармом и своеобразной, присущей только ей, энергетикой, которую заметил ещё молодой Исаак Левитан. Во времена его вынужденного поселения здесь основной променад находился на железнодорожной станции, и самым большим развлечением оказывалась прогулка по нему в вечернее время, позволявшая с праздным любопытством рассматривать поезда и людей в них.

Сейчас центр микрорайона — всё та же железнодорожная станция. Появился шлагбаум, перекрывающий движение автомобилей и собирающий километровые пробки, но знающие «пьяную» дорогу не грустят по этому поводу.

Салтыковчане уникально соединяют московскую утончённость и деревенский практицизм. Умело накрашенная бизнес-вумен в деловом костюме никак не вяжется с образом растрепанной серенькой соседки, прогуливающейся по выходным с детьми у Васильевского пруда, хотя доподлинно известно, что это одна и та же особа.

Меня всегда восхищали в Салтыковке серые вороны. Они кажутся мне пернатыми хранителями Салтыковки. Селятся вороны не абы как, а так, как их предки жили. Сосед, у которого на старой груше жила семья ворон и жутко раздражала его своим утренним карканьем, решил избавиться от них, спилив уже неплодоносящую грушу. Приступил к работе он утром — всё воронье семейство было на месте и с большим любопытством наблюдало за жужжащей бензопилой. Потом они догадались в чём дело и с громким протестующим карканьем стали пикировать вниз, целясь своими жёсткими клювами прямо в темя несчастному парню, которому пришлось спасаться бегством. В следующий раз он вышел к груше днём, когда ворон не было, надев на всякий случай, мотоциклетный шлем и плащ-палатку. При первых звуках бензопилы откуда-то с крыши раздалось предупредительное карканье вороны, а через минуту уже целое полчище ворон, собранных, наверное, со всей округи, набросилось на соседа. Шлем и плащ-палатка оказались кстати — до дома он дополз.

С этого дня вороны его караулили. Кто угодно мог ходить по двору дома совершенно свободно, но лишь только сосед высовывал свой нос из двери — десяток ворон, кровожадно щёлкая клювами, оказывались в непосредственной близости. Вороний арест соседа длился около месяца, потом все успокоилось: груша осталась на своём месте и воронье семейство на ней — тоже.

Что интересно, нашлась старая фотография, на которой видна эта груша с мирно сидящими на ней воронами. Наверное, прародительницы тех, что отстаивали право на старую грушу у соседа. Вот такие они — вороны. Друг за друга горой! А прошлым летом наблюдала любопытное зрелище: сначала две большие вороны и одна маленькая просто сидели на высокой ветке. Потом одна из больших плавным движением столкнула с ветки маленькую. Малышка смешно захлопала крыльями, но это позволило ей только замедлить падение. Большие же вороны стали громко кричать, будто подбадривать:

— Давай, давай! У тебя всё получится!

И случилось чудо! В метре от земли воронёнок перестал падать и стал набирать высоту! Такого радостного вороньего карканья я никогда не слышала. Это были торжествующие возгласы любящих родителей. А через минуту все трое сидели на той же ветке и тихо перекаркивались, обсуждая каждую секунду первого самостоятельного полёта своего птенчика. Вечером этого дня на дереве собралась целая стая ворон, наверное, отмечали произошедшее событие.

Вот такие они — салтыковские вороны, мудрые, добрые, смелые и дружные. Как, впрочем, и все истинные Салтыковчане.

УБИЙСТВО КАК СТИЛЬ ЖИЗНИ

Я автоматически чистила зубы пастой из стильного узкого тюбика. Неприлично-розовый, гламурненький её цвет не веселил меня, а вкус, казавшийся ранее пикантным, чувствовался особо противным. Надоело держать открытым рот. Выключила зубочистильный автомат, который, перестав мигать разноцветными огоньками, покорно сник. Если бы всё было так просто!

Сотни мурашек рассыпались по спине и спустились ниже, доставив неожиданное удовольствие. О, Господи! Я ещё могу получать удовольствие? Я — убийца! Убийца?! Честнее было бы сказать — серийный убийца. Сделав парочку быстрых движений бёдрами в стиле «латина», стряхнула заблудившихся муравьёв на пол. Вытерла рот мягким розовым полотенцем. Лицо, очищенное от макияжа, бледнело как спирохета под микроскопом, а ресницы без туши оказались такими короткими, будто их посетил стригучий лишай. Слёзы уже готовились стартовать в забеге по щекам, но я вовремя пресекла это, внезапно вспомнив, что завтра придётся дольше приводить себя в порядок, рисуя на лице несуществующую красоту.

Ладно, пора спать. Шёлковые чёрные простыни — мечта, осуществлённая пару дней назад, холодно приняли моё нежное тело с изгибами чёрной статуэтки.

Убила, убила, убила... зачем я его убила?

Всё так хорошо начиналось: утро было золотистым, рассветный луч пощекотал мне переносицу, я проснулась, зевнула, пошла в ванную и вышла оттуда этакой женщиной «вамп». С наслаждением выпила чёрный, приготовленный по особому рецепту, кофе, посмотрела парочку любимых сериалов, поболтала с подружками по мобильнику, аське и скайпу. Посмотрела на часы — оказалось, что пора готовиться ко сну.

День, который всё это время терпеливо, как настоящий джентльмен, ждал меня, посмотрел с укоризной мне в глаза и начал падать. Падая, он говорил о тех невероятных возможностях, которые упущены. Говорил, говорил, а потом распростёрся, бездыханный, у моих ног. И тут я, с ужасом, осознала, что убила его. Убила, как много таких же дней до него.

Убитый день лежал на мягком персидском ковре. Его рука нежно обхватывала мою тонкую лодыжку, и я никак не могла сдвинуться с места. Потихоньку пальцы дня коченели, их обхват становился всё жёстче.

 

Боль привела меня в сознание. Боль оказалась расчудесной медицинской сестрой, которая сексуально шептала о том, что только через боль можно обрести счастье. Счастье быть в сознании. В сознании мне было лучше, но холодно и одиноко. Голые, напоминающие больничные, стены не грели. Холод заполнил всё пространство, тело вибрировало, но не крупно, как от экстаза, а мелкоамплитудно, неинтересно. Достойная смерть для убийцы, — усмехнулась я и... проснулась.

 

Луч солнца щекотал переносицу, чёрные простыни жаждали от меня освободиться, и новый, пока ещё не убитый, день стоял, улыбаясь, у моего изголовья.

«И вам подарочек!» «Змей под одеялом». «Гости». «Дорогой инопланетянин!» «Салтыковские вороны». «Убийство как стиль жизни»

«Захлопывая книгу — знай»... «Остановить монстра»  — «Тот день»

«Живая заливка». «Некрасивая старость» —  «Дайес»

Рассказы — Миниатюры«Моя радость говорит...»Смехолечебник

«Барокко». Статья Соломона Воложина на материале произведений С.Рублёвой

ЛирикаПародии, шутки, эпиграммыКритические заметки

НаоборотикиАнглийские лимерикиФото

Рассказы из цикла «Житейские истории». Арх. файл, Word, 45 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

«Избранные рассказы 2005». Е-сборник в формате PDF. Объем 1100 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

http://corona.ru/ дизайн и пошив штор в гостиную.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com