ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Антонина РОСТОВА


ШВЕДСКИЙ КОРОЛЬ И РУКОПИСИ ВЛОДОВА

Фрагмент памятного юбилейного вечера Юрия Влодова в ЦДЛ
5 декабря 2012 г.

 

Антонина Ростова. Я вижу, сегодня многие дарят Людмиле свои книги и так далее. И многие посматривают на, казалось бы, непрезентабельный сверточек (показывает на сверток, лежащий у стола). (Людмиле) Это рукописи Влодова, которые он мне в свое время принес. Я чуть попозже верну их тебе.

 

 

Антонина Ростова и Людмила Осокина — ведушие

 

 

Шведский король Карл XVI Густав

 

 

Антонина Ростова

Дело в том, что, кто знаком был с Влодовым, тот знает, что был у него один такой пиджак, в котором он носил все свои стихи. Во всех карманах этого пиджака были эти рукописи рассованы. И писал он, значит, и так и так, по-всякому, и сам потом расшифровать с большим трудом это мог. Ну вот, значит, он оставил мне свои стихи и когда наступил момент возможного отъезда в Швецию по приглашению шведского короля... хотя тогда это была целая история, такая смешная... С одной стороны, он был безумно мудрым человеком, это действительно так. Мне казалось в свое время, что у него есть ответы на все вопросы, которые могут возникнуть у человека в жизни. А с другой стороны, он порой был каким-то наивным... пожалуй, таким и должен быть настоящий поэт.

 

Ну вот... Я как-то сижу в редакции, раздается звонок: Влодов звонит. И говорит, бросай все свои дела, я сейчас еду к тебе, будем писать письмо шведскому королю. Я так осторожненько спрашиваю: «Юра! А как ты себя чувствуешь?». Ну, кто его знает, мало ли что? Хотя с похмелья я его никогда не видела.

Приезжает. «А с чего тебе такая мысль пришла в голову?», — спрашиваю. «Да ты знаешь, — говорит, — ехал в метро вчера вечером, и там журнальчик какой-то валялся. Я, говорит, его взял, полистал, посмотрел. А там так красиво изображена королевская шведская семья. Они катаются на лыжах, у них огромное количество разных увлечений. Оказывается, они очень любят стихи, а если любят стихи, то должны любить и поэтов. Ну, раз я лучший поэт России, то должен туда поехать, и стать, возможно, их придворным поэтом. У меня там будет камин, заведу кота», — он очень любил кошек, да... «Буду сидеть у камина вечером — писать стихи мне бы, собственно, уже и не нужно было, у меня их такое количество — и пить там этот горячий грог или глинтвейн».

И мы действительно ездили в это Шведское посольство, раз, два, три, встречались с атташе по культуре. Шла какая-то переписка. Людмила и дочка — я, кстати, была крестной матерью Юлечки, дочери их, — все мы туда ездили... И уже пришло приглашение, когда Влодов говорит: «На фиг мне вообще эта Швеция, на фиг мне этот камин! Да что я, здесь красного вина не выпью? Здесь-то, говорит, честно говорю, вино то не пил, а главное.., — вот здесь он сказал: а главное, — там же нельзя будет зацепиться за живой голос. С кем там поговоришь?» И плюнул на эту Швецию и никуда не поехал.

 

Сейчас я вам прочту одно стихотворение. «Отче».

 

«Отче!...

Хочу оторвать от земли преклоненные очи!..»

«Сыне! —

Ты можешь ослепнуть от солнечной праведной сини!..»

«Отче!...

Дозволь заглянуть в непроглядные пропасти ночи!..»

«Сыне! —

Душа охладится от лунной губительной стыни!..»

«Отче!...

Какая дорога к тебе, по-земному, короче?»

«Сыне! —

Последуй за тем, кто блуждает в житейской пустыне!..»

«Мне стыдно, Отец мой...

Я глаз от земли не подъемлю... «

«Люби свою землю!..

Люби свою землю!..»

 

Так случилось, что буквально за день до ухода Влодова я побывала у него там, в 1-й Градской больнице. Спрашиваю: «Ну, чего ты хочешь?» Он говорит: «Покоя хочу. Покоя».

Глаза у него как-то уже смотрели с той стороны. С той, неизвестной стороны. И через день его не стало. И вот в тот же вечер я написала этот коротенький стих, который так и называется: «С той стороны».

 

«Как без тебя, ночной скиталец?»

Взмолился: «Отче, дай покоя!

И люди — дайте мне покоя!

Я среди вас — неандерталец.

Горбат я, и хожу сутуло.

Нет у меня стола и стула.

Пиджак один — на десять лет.

Я сам в себе.

Я — тьма.

Я — свет.

Нет жизни, коли ты поэт

в России...»

 

(Аплодисменты)

 

Да, так мы немножечко отвлеклись. И вот он приносит три пакета... А у меня антресоли очень большие, там можно 20 вьетнамцев спрятать при случае. И отдает мне, потому что — я ж их, говорит, повезу шведскому королю. А печатных изданий у него тогда практически не было. Здесь, говорит, все мои рукописи.

Прошло, значит, года три. У него появилось, благодаря Людмиле, постоянное жилье. Они приехали ко мне, 2 пакета забрали, а один он на всякий случай оставил: «Пусть это будет у тебя, чтобы не всё в одном месте, если что...»

Вот, и потом, буквально, уходя, он завещал, сказал, что пройдет 3 года после его смерти... и если Людмила будет заниматься... Я согласна с Анной, да и со многими другими: она больше всех приложила и прилагает силы. Это действительно подвиг — не только жены, но и соратника, человека, для литературы и для Влодова сегодняшнего сделавшего очень много. И вот теперь я передаю ей не доставшиеся шведскому королю рукописи.

 

(Отдает пакет Людмиле Осокиной.)

 

Так что ей еще работать, работать и работать.

 

(Аплодисменты)

«Я Вам пишу, Ваше величество!..»
Телефильм о Юрии Влодове (видео). Людмила Осокина. История создания и показа фильма

Людмила Осокина. «Я Вам пишу, Ваше величество...» Ретроспектива фильма о Юрии Влодове

Антонина Ростова. «С той стороны»

Юрий Влодов  «На семи холмах». Сборник стихов

Юрий Влодов. Люди и боги. Сборник стихов

Юрий Влодов в книгах, статьях и воспоминаниях

Страница Людмилы Осокиной

требуется бригада плотников кровельщиков

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com