ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Мая РОЩИНА


 

«Я, КОНЕЧНО, ВЕРНУСЬ!»
(Первая в СССР фотовыставка Владимира Высоцкого)

 

Давным-давно фотографии, стихи, воспоминания о Владимире Семёновиче Высоцком уже доступны всем. Бессчетное количество воспоминаний, сборников стихов издано, напечатано, размещено в Интернете. Не говоря уже о выставках. Кажется, что так было всегда...

Но когда-то была первая. В Симферополе. В то время каждое фото, песня, стих добывались, хранились, вызывали восхищение. Высоцкий был под запретом властей СССР. Его влияние считалось вредным. Запрет исходил с самой верхушки идеологической пирамиды — ЦК КПСС. Крым тогда между собой называли коммунистическим заповедником. Там проходили встречи на высочайшем уровне, там отдыхали члены ЦК, там должна была быть чистая атмосфера. И именно там родилась первая в СССР выставка, посвящённая Владимиру Высоцкому.

Её закрывали, арестовывали. Но, как летучий голландец, изгнанная из одного города, она возникала в другом. Несмотря ни на какие препятствия — она РАБОТАЛА.

И всегда рядом с ней был её создатель, опекун и защитник, — Анатолий Тавровский.

Передо мной две толстые красные книги. Отзывы тех, кто посетил выставку.

 

А.Т. — Это самые искренние мемуары о Владимире Семёновиче Высоцком. Это мемуары народа. Вся география СССР. Ведь Крым — это улей, куда слетались все. Была ещё одна книга, но куда-то «улетела»... Вторая. Есть первая и третья.

 

— С чего всё началось?

А.Т. — Как всегда — с идеи, желания что-то сделать. Смерть Высоцкого не просто всколыхнула народ. Произошло морально-физическое превращение события. Его смерть — удар колокола, вызвавший резонанс в миллионах сердцах-колокольчиках, настроенных на его волну. Резонанс этих миллионов колокольчиков прокатился гулом по всей стране. Потревожил и заставил прислушаться к нему миллионы, ранее не понимавших его. Произошла переоценка ценностей. Со всеми дальнейшими последствиями. Уже безвозвратно люди поняли, что так глубинно, чисто и точно может быть только гениальное. Многие пытались, старались по-своему. Но камертоном был Владимир Высоцкий. Им и остался. На фоне высказанного им — кристаллы оставались кристаллами, а жижа становилась жижей. Этого уже нельзя было перепутать.

 

— Анатолий, когда и где открылась выставка?

А.Т. — В фойе кинотеатра «Космос» 24 июля 1983 года, г. Симферополь. А вечером 26 июля её уже закрыли.

 

— Чем аргументировали?

А.Т. — О, это вопиющий факт. Почти анекдот. К директору кинотеатра приехал деятель из горкома партии: «Убрать немедленно! Разобрать! Накануне 80-летия 2 съезда РСДРП это не тема для выставки в городе!»

 

— Кто ж этот деятель?

А.Т. — Какой-то посланник от секретаря горкома партии Аникия.

 

— Знакомое имя... Ну, а ты как среагировал?

А.Т. — Рванул в Москву, в приёмную ЦК КПСС. Там удивлённо: «Зачем вы сюда приехали? Это не наша компетенция. Вопрос должен решаться на месте». Пинг-понг. Мол, чеши в свой Симферополь, к Аникию. Что говорить, вся партия состояла из аникиев...

 

— А в обкоме что? Обращался туда?

А.Т. — Конечно! После «Космоса» выставку удалось показать в Доме культуры УВД. «С большим тактом, со вкусом, от души! Подобного нет нигде. Молодцы, спасибо вам! 1.09.83 г.» — эту запись в Книге отзывов оставил Игорь Каримов, в то время председатель Клуба Самодеятельной песни Москвы. Он привёз свой слайд-фильм о Высоцком. В ДК УВД сделали закрытый просмотр для сотрудников КГБ и УВД Крыма. Под шумок и Выставку там установили. Там она и пожила некоторое время... Было человек триста. Битком забит зал. Я им объяснил, что ничего крамольного в творчестве Высоцкого не было! А в экспозиции — и подавно! Там даже не упоминались создатели выставки. Только Владимир Семёнович. Это уж я настоял. Ребята хотели, но я был категорически против. Чтобы ничего не отвлекало.

Да, обком. К Багрову допущен не был. Письменно попросил, чтобы разрешили сделать такой же закрытый показ в Обкоме. Я ещё надеялся, что удастся залитовать тексты. Получил УСТНЫЙ отказ.

 

— Но, несмотря на запреты, выставка всё же жила. Как это удавалось?

А.Т. — Были и среди них люди. Рисковали. В апреле 1984 года я поехал лечиться в Феодосию, санаторий «Восход». Знакомый город, служил там. Решил прощупать почву. Главврач согласился, и мы привезли туда выставку. Путёвка на 24 дня, и всё время с 10 утра до 10 вечера шли люди. Я пропадал там. Ежедневно проходило не менее тысячи человек.

 

 

Некоторые отдыхающие помогали — считали посетителей. Один даже стихи писать начал. Восемнадцать стихотворений написал. Спонтанно проходили и литературные чтения. Разговор о Высоцком был интересен людям. Ловили каждое слово. В основном в крымских здравницах её удавалось размещать. Люди хотели слышать стихи Высоцкого. Ну, а когда оставались самые-самые зрители, то им я и песни пел. В Военном санатории Алушты однажды мой моноконцерт о творчестве Владимира Семёновича продолжался четыре с половиной часа — не пошли на ужин, слушали. Но это отдельная тема. Главное — Выставка была живой!

 

— Понятно. Вернёмся в Феодосию. Лечился ты когда?

А.Т. — Пил какую-то водичку, иногда... Да, там лечилась одна партийная дама. С такой башней на голове — причёска называется. Сопровождала её всегда свита партийных мужиков. Тоже пришли. Весь её вид излучал шок. Проходят мимо меня, и она громко с какой-то растерянностью, чтоб я слышал: «Высоцкий — это эпидемия!» Мужички согласно кивают. Тут я не выдержал: «Извините, эпидемия — это холера. А Владимир Высоцкий — это жизнь!» Холера тогда была актуальной темой в Крыму.

Или учительница русского языка и литературы из Ленинграда. Такая серая мышка, явно в школе троечницей была. «А чего — Высоцкому? Кто он такой?» Я ей ответил: «Вы не спешите. Прочтите всё, посмотрите». Мы рассчитали, что осмотр выставки в среднем продолжался минут 25. Смотрю, убежала. Через некоторое время опять пришла. С тетрадкой. И, как прилежная студентка, всё переписала: «Спасибо вам большое! Я своим ученикам буду рассказывать».

 

— Толя, так информации ж не было! В институте её не знакомили с творчеством Высоцкого.

А.Т. — Она не одна была такая. Помню, уже вечер поздний, должны были всё выключить и закрыть. Тут группа местной молодёжи заходит. От нечего делать. Пусть простят меня за их вид, ещё тот.

 

— Не знаю как сейчас. Но в Феодосии тогда вечером грустно было. Помню.

А.Т. — Вот они и зашли поразвлечься. Ну, думаю, будет драка. Уже приготовился. Один, явно, вожак, небрежно вдоль выставки прогуливается, остальные копируют его реакцию. Вдруг взгляд главного за что-то зацепился. Подошёл, почитал. Уже медленнее идут. Вернулись в начало Выставки. Сопляки, лет 17 — 20... Что сказать? Вышли совсем другие ребята. Плечи расправились, взгляды стали осмысленными. А ведь пришли подурачиться.

 

— Повезло тебе. Хоть курс лечения не прошёл, зато выставку там не закрыли.

А.Т. — Иногда проносило. Не все ж под козырёк... Знаешь, как мы её собирали? И где? В художественной мастерской у Александра Бжезинского, на территории троллейбусного парка! Главный инженер — Эдуард Македонов. Он насторожился, когда я разговор завёл. А потом сам помогал. Накладные какие-то выписывал, чтоб ВОХР-шмохр не настучал, вывозили ж на машинах. Там всю столярную работу делали, всю мебель для Выставки.

Помогла очень директор алуштинского клуба Строителей В.Н. Кривусева. Подписалась под заказом на 80 экземпляров афиш.

 

— Это подвиг. Ведь не залитовано ж было?

А.Т. — Конечно! Не помню, где-то в 1985-1986 гг. я обратился в Симферопольский горком партии. Уже к первому секретарю, к Покровскому. Время другое, хотелось легализоваться. Он мне: «Не понимаю, какое отношение Высоцкий имеет к Симферополю? Даже в Москве такой выставки нет. Давайте сделаем так. Я вам немедленно выделяю вагон, отправьте её в Москву, на Таганку! Пусть они думают, что с ней делать!»

 

— И как тебе его идея?

А.Т. — Даже в мыслях не было рассматривать это предложение. Если они идиоты, так что? Это значило бы предать Высоцкого! Переступить через людей, которые его любят!

 

— Давай представим, что ты согласился. Как думаешь, дал бы вагон?

А.Т. — Два бы дал! И грузчиков бы дал, чтоб погрузили эту «мерзость». И зелёный свет включил бы до самой Москвы! Багровы, Покровские и Аникии вздохнули бы спокойно. Им, людям, близким к «чаяниям народа», ох как это было поперёк.

Он сказал, как отрезал: «Этой выставки в Симферополе не будет!» Но, несмотря на этот запрет, Выставка в Симферополе была. И не раз.

А в Ялте, в Доме книги, в 1987 году, когда перестройка вовсю, выставку арестовали! Местный идеолог по фамилии Спис. Я в Симферополе был. Звонят. Так и так. Я туда. Всё в подсобке книжного магазина сложено. Я в горком, к Спису: «Представьте, я в это верю, придёт в Ялту теплоход «Владимир Высоцкий» с выставкой на борту. Вы ж первый приползёте засвидетельствовать своё почтение! Свою «официальную» радость! Почему сейчас вам не стыдно?»

 

— Представляю эту картину. Спис со слезами умиления бросается тебе на грудь. Прошибло? Что ответил?

А.Т. — А ничего. Позвонил, выставку мне вернули. Он, кстати, по профессии — библиотекарь...

 

— Да, круто ты ему!

А.Т. — А с ними иначе говорить нельзя было! Только на их языке! Если б по-другому — давно в бараний рог свернули бы. Но, повторюсь, были и среди них нормальные люди, без идеологической маски. Ещё в самом начале, в августе 1983 года Иосиф Кобзон обратился к Р.Н. Чепуриной, облисполком, чтобы посодействовала. Вот с ней разговор был понимающий. Призналась: «Помочь я вам не могу, экспонируйте ее, как сможете и где сможете. Но не в Симферополе».

 

— Римма Николаевна человек уважаемый среди работников культуры. Знаешь, точно в августе, не помню 1982 или 1983 года, в «Зелёном театре» Парка культуры и отдыха был концерт Кобзона. И он спел несколько песен Высоцкого. Шок! Пел — тишина, потом — гром оваций. Я обалдела тогда. Все всё понимали...

А.Т. — Вот отзыв Иосифа Давыдовича: «Безусловно, эта экспозиция порадует сердца всех поклонников Владимира Высоцкого. Здесь представлен в фотографиях В.Высоцкий в разные годы своей жизни. Хотелось бы помочь всячески расширить эту экспозицию. Нужно всячески широко её пропагандировать и пополнять дополнительными материалами. Спасибо всем, кто так бескорыстно и искренне поработал над ней. Иосиф Кобзон. 22.08.1983 г.» А это первый отзыв в третьей книге: «Добра Вам, так обычно подписывал Володя. О Вашей выставке я сегодня же расскажу Нине Максимовне. 08.08.87 В. Туманов».

 

— Толя, я его обожаю!!!!! Подробнее расскажи, а? Он меня поразил ещё в первом варианте документального сериала Эльдара Рязанова о Высоцком. На таких Россия держится. Тогда почувствовала, что он самый-самый настоящий и самый близкий Высоцкому был.

А.Т. — Воспоминания Вадима Туманова — лучшие, которые я читал и слышал. Да, он — человек! Приехал с товарищами по работе посмотреть выставку, она тогда в центральном Военном санатории в Алуште была. А там — обеденный перерыв. Для них открыли, конечно. Я с волнением наблюдал, как он всё рассматривал, как читал. В полной тишине. Фото Туманова в экспозиции не было. Хотели, но, то, что добыли на момент создания Выставки, не годилось. Любительское, некачественное. А после мы ничего в экспозиции не меняли.

Он в этот день улетал в Москву, поэтому так написал.

 

 

— Да, выставка-скиталица получилась. Попутешествовала она по Крыму.

А.Т. — Сорок мест установки. Сотни тысяч людей посмотрели. Более десяти тысяч раздарили фотографий, визиток с Выставки.

 

— Кто-то, может, ещё хранит. Как память о Высоцком и о Крыме... И ты везде был с ней?

А.Т. — Конечно. Предварительные переговоры. Что-то надо было подкрасить, что-то исправить, что-то подклеить. И проследить, чтоб закрывали, открывали, охраняли. Вандалов всегда хватает.

 

— Толя, а где выставка сейчас?

А.Т. — Последняя экспозиция состоялась в 1991 году в Алуште в помещении Детской художественной школы. Там она и осталась.

 

— Толя, как возникла сама идея?

А.Т. — Возникла, как все идеи возникают. Я ведь коллекционер. К этому времени у меня много уже было материала. С Ниной Максимовной, мамой Владимира Высоцкого, был уже знаком. В процессе создания Выставки познакомился и с Семёном Владимировичем, отцом. Ездил в Москву, в Питер.

 

— Нет, расскажи, как возникла сама идея создать выставку.

А.Т. — Это был 1982 год. Я жил на ул. Менделеева, 12. В бомбоубежище нашего дома работал молодёжный фото-клуб «Юг». Вышел во двор, сел на скамейку покурить. А там сидит и курит руководитель клуба. Слово за слово, познакомились. Он тоже любитель Высоцкого. Общая тема, общие интересы. Так я познакомился с Валерой Акишевым — умным, думающим, талантливым человеком. Всю фотоработу он сделал. Сам слышал высочайшую оценку его работы известного фотохудожника Валерия Плотникова. Вот этот фото-клуб и стал первым местом претворения нашей мечты. Появились ещё люди, которым это было интересно. Были и скептики. То, что власти нам не помощники — это ж было ясно с самого начала. Готовили выставку для фойе кинотеатра «Спартак». Помнишь, там барельеф Спартака вверху? Вот под ним она и должна была стоять. Монтажное расстояние 6 метров 60 сантиметров, между дверьми. Сразу же решили, что будет разборная. Учли, как из этого фото-клуба готовые модули, крупные блок-тексты вытаскивать. Но когда дело дошло до установки, директор «Спартака» отказал. Искали другое место, директор кинотеатра «Космос» дал добро. Забыл его фамилию, жаль. Он строгача получил, но не переживал: «За такое дело ещё три выговора согласен получить!»

 

— Назови всех создателей этой выставки.

А.Т. — Валерий Акишев — сказал. Конструктор завода «Продмаш им. Куйбышева» — Володя Ушаков. Ветеран Великой Отечественной Смирнов Пётр Иванович. Художник Вадим Огневой. Художник-оформитель Александр Бжезинский. Светлана Бравая — все тексты печатала. У неё день рождения в один день с Высоцким... И брат мой, Владимир Тавровский, помогал. Это симферопольцы. Огромная благодарность моему сослуживцу Валерию Борисовичу Меркулову из Ленинграда. Случайно там встретились. Я ловил попутку — он остановился. Не сразу и узнали друг друга — столько лет прошло! Оказалось, тоже коллекционер и фанат Высоцкого. Он дал много фотографий. Были ещё люди. Всех уже и не помню. Владимир Барабицкий и Пётр Павлович Надоличный, оба из Алушты.

 

Вот такая история. Кто бы мог предположить, что я услышу её спустя столько лет, да ещё в Израиле? Нет, Владимир Высоцкий продолжает творить чудеса. Спасибо ему за это.

 

PS. Совсем сумасшедшие мысли.

А если директор кинотеатра «Спартак» не струсил? Это Владимир Семёнович не захотел быть под Спартаком? Ему в космосе комфортно?

И запретители ни в чем не виновны! Не оказал им чести Владимир Высоцкий, не подпустил к своему творчеству.

И Крым Владимир Семёнович сам выбрал. Такой вот приз заповеднику лицемерия и ханжества! И число 40 (столько мест посетил) вряд ли случайно. Но тут специалистам по нумерологии и гематрии простор, есть над чем поработать.

И ещё один факт. Анатолий Тавровский давно уже не курит. Знаковая встреча с Валерием Акишевым состоялась. В 1982 году, в прошлом веке.

 

Фотография на память. Кинотеатр «Космос», 24 июля 1983 года. Ушли первые посетители, можно вздохнуть: «Свершилось!»

Слева направо: Пётр Иванович Смирнов, сидит — Владимир Тавровский, рядом стоит ( в белом платье ) — Светлана Бравая, сидит ( с сыном Борисом на коленях ) — Анатолий Тавровский, сидят — Валерий Акишев и Валерий Ушаков.

 

 

Владимир Высоцкий — секрет моего поколения
«Я, конечно, вернусь»... Первая в СССР фотовыставка Владимира Высоцкого
Его забыть невозможно (Владимир Орлов)

«Откуда у хлопца испанская грусть?» (Даниэль Клугер)
С Михаилом Светловым о поэзии Ильи Рубинштейна
Жил да был ЧЕЛОВЕК (Борис Евгеньевич Серман)

Очерки — РассказыПьесы

Альманах 1-09. «Смотрите кто пришел». Е-книга в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1,8 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com