ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Алексей РОМАНОВ


Что-то случилось? Случился день правды.
К выходу новых книг Владимира Медведева

Журналист — это человек, который, в силу своей профессии, обязан судить о самых разных вещах. Но есть такие вещи, о которых лично мне трудновато судить даже со своей журналистской колокольни. Одним из таких «неподсудных» предметов является для меня современная литература вообще и постмодернизм в частности. Одно дело брать интервью у известных персон (чем я занимался неоднократно). И совсем другое дело — судить о том, чем они занимаются...

В начале года мне довелось интервьюировать Владимира Медведева. И вот, четыре месяца спустя, я могу с полной уверенностью сказать заветное слово: «Свершилось!». Наш челябинский писатель сумел создать такие книги, которые запросто составят достойную конкуренцию творениям столичных культовых авторов.

Впрочем, довольно говорить загадками.

«Что-то случилось» — великолепный сборник рассказов. Читая его, я всё время вспоминал жалобы Эдуарда Лимонова, что, дескать, современные российские авторы не видят современности и не понимают её (см. эссе «Бегущие эстетики современности» в книге «Контрольный выстрел»).

Медведев сумел найти свою тему и свой стиль, и сделал это довольно быстро. Рассказов двадцать с небольшим, и все они разные. Медведев умеет вызвать у читателя отвращение. Взявшие в руки эту книгу да оставят надежды переселиться в иные, более приятные, миры. Короче, если вы хотели приятного чтения, то вы его не получите. Кривое зеркало (вернее, кривую призму) современной российской жизни, вот что вы получите. Другой жизни у нас, к сожалению, нет, других оптических приборов — тоже. Что касается розовых очков — то это развлечение для идиотов.

Медведев не жалеет своих читателей. Он причудливо играет стилями и жанрами. От примитивных бытовых картинок-зарисовок («Игрушки и мусор», «Без денег», «Зал игровых банкоматов») он швыряет читателя (из огня да в полымя!) в весьма натурально расписанный криминал («Ряха» и до боли, до ужаса трагичная «Могила должника»), а от него — к сатире. Чего стоит только пьеса-рассказ «Гостиная» (в которой без труда узнаешь программу «Окна» с её нестандартным ведущим), небольшая новелла о хитроумном филологе с большой дороги («Филологическое обеспечение», полусказочное повествование о простом российском дегенерате-скинхэде (написано так, что смеёшься до икоты, до судорог. И это лишь небольшая часть написанного Владимиром Медведевым.

А вот в том, что что-то случилось с нашим обществом, что приходится на окна решётки вешать, виноваты, конечно, не двое хулиганистых пацанов из одноимённого рассказа. Или, всё-таки, тоже виноваты?

Вот «Штафирка» — это книга, и похожая и непохожая на предыдущую. Это в высшей степени убойная книга. Убойная. Иного слова я подобрать не могу. Радикальная сатирическая фантастика Медведева снова заставляет вспомнить Лимонова. Тот тоже сулит русской нации скорое порабощение более сильными соседями, если русская нация и дальше будет с удовольствием погружаться в апатию и лень. Именно эта тема и является ведущей темой «Штафирки».

Три рассказа (вернее, даже не рассказа, а повести; они всё же длинны для рассказов) — «Штафирка», «День Правды» и «Русский Лес» являются центровыми и стержневыми произведениями сборника. И об этой троице мне хочется рассказать подробнее.

«Штафирка» — это русская «Матрица» и «Вспомнить всё» в одном флаконе. В ней повествуется о некоей тайно корпорации, которая за умеренную плату заливает в клиента новую личность и отправляет его на поиски приключений. Очевидно, корпорация свою клиентуру обманывает нещадно — ведь они потом не могут вспомнить, что раньше были другими людьми. И вот однажды (на спор и шутки ради) корпоративные иерархи взяли да и перекодировали простого алкаша Канавина в звезду эстрады нарцисса Приходова. В повести нарушены все мыслимые законы жанра: так, Канавин-Приход, вместо того, чтобы в одиночку бороться со своими поработителями, радостно и весело погружается в пучину шоу-бизнеса. Разгоревшийся было конфликт быстро гаснет, в полном соответствии с нравами наших политкорректных времён. Всё кончается хорошо. «Хоть и трудный оказался экземпляр, но рога обломали и ему».

«День Правды» — презабавнейшая история о том, как заокеанские специалисты решают провести в простом российском селе с говорящим названием Бухалово эксперимент. Который состоит в том, что жители села обязаны раз в году отмечать День Правды и в этот день вольны говорить, всё, что думают друг о друге, начальстве, правительстве, словом, обо всём, что их тревожит. А остальные 364 дня в году вести политкорректный образ жизни и воспитывать в себе политкорректный образ мыслей. Разумеется, эксперимент провалился.

«Русский лес». Вот тут-то Владимир Медведев особенно не сулит России ничего хорошего. Даже пересказывать не хочется...

Рассказы «Взрыв», «Отражение», «Мемориал», «Tempora mutantur» дополняют заглавную концепцию книги. Остальные («Общество защиты людей от жестокого обращения», «Священный долг», «Получи свой штамп» и другие), хотя и не связаны с основной темой, но являются своего рода лирическими отступлениями от неё. А лирические отступления служат, как известно, наглядной иллюстрацией к заглавной теме. Заодно, воспользовавшись весьма оригинальным «Тестом», можно определить, не является ли ваша страна страной третьего мира. И, следовательно, не стала ли она на опасный путь...

Рассказы Владимира Медведева нельзя (и невозможно) воспринимать однозначно. Взять ту же самую «Штафирку». Непонятно, что это: то ли фантастика, то ли сатира на нравы шоу-бизнеса, то ли на нашу публичную политику. Непонятно и отношение автора к Приходову: осуждает он его? Или одобряет? Непонятен и «День Правды». Галерея современных персонажей? Повесть о проблемах села (вряд ли)? Антиамериканский памфлет? Или антирусский? (К слову, уже упомянутый Лимонов тоже любит Отчизну странною любовью, и при этом ненавидит свой народ за некоторые странности менталитета). А «Русский лес»? Пародийная историография? Социально-политический прогноз? Или просто пьяный сон?

Это постмодернистские произведения, и Владимир Медведев — совершеннейший постмодернист. Хотя сам В.М. не любит это слово, предпочитая говорить, что он «работает на стыке жанров».

Тогда он тем более постмодернист.

Алексей Романов

Описание жук-короед здесь.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com