ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Ирина РИМАРЕВА


Об авторе. Содержание раздела

ФИЛОСОФСКАЯ ОСНОВА МЕТОДОЛОГИИ УПРАВЛЯЕМОСТИ СОЦИАЛЬНЫХ СИСТЕМ
(ГЕРМЕНЕВТИКА)

ВВЕДЕНИЕ

Основным принципом философских исследований очень часто провозглашается опора на научность. Но само понятие «наука» в последнее время трактовалось слишком узко [ 2]. К нему относили, как правило, естественные, математические и технические науки. Гуманитарное же знание, являющееся одним из действенных источников развития философской мысли, было либо совсем лишено статуса научности, либо рассматривалось как еще не достигшее в своем развитии идеала «точного» знания. В этой ситуации философия понималась преимущественно как методологическая дисциплина, по отношению к естественным и общественным наукам. Большое внимание уделялось философскому обобществлению опыта естественных и общественных наук и методологической проблематике в этих же областях.

Примечание: Список используемой литературы — в конце статьи, на 2 стр. (ред.)

Освоение гуманитарного знания является одним из источников философской и социальной мысли. Обратное воздействие философии на социальную действительность предполагает поиск методов, путей и форм реализации философией своих мировоззренческих функций, а социологией своих исследовательских функций

Философия при таком подходе должна быть отличаема, как от мировоззрения, так и от науки. Она представляет собой особый тип знания с собственными критериями познавательного значения.

Социология также является наукой гуманитарной и, следовательно, должна опираться на гуманитарные методы и способы познания (те методы, которые основаны на понимании, чувстве предмета социологического изучения).

Для точного решения проблемы предмета гуманитарного знания необходимо ввести одно очень важное допущение, согласно которому понятие «объект познания» («объект науки») и «предмет познания» («предмет науки») различаются.

У философии есть свой особый предмет: принципы основания, начала бытия (природы человека и общества), его познания (в том числе научного), мыслительной деятельности.

Социология — это наука об обществе как целостной системе и об отдельных социальных институтах, процессах и группах, рассматриваемых в их связи с общественным целым. Необходимой предпосылкой социологического познания является взгляд на общество как на объективно взаимосвязанное целое, а если мы говорим о специфике социологии как гуманитарного познания, то взгляд на общество, в его целостности и частности, как на живой, подвижный, постоянно изменяющийся организм.

Специфика гуманитарного познания определяется:

во-первых, как существенно зависимая от социокультурных факторов;

во-вторых, как широко применяющая интерпетационные методы исследования;

в-третьих, как имеющая специфический предмет, что откладывает отпечаток на исследование в форме знаково-символического материала;

в-четвертых, диалогичностью гуманитарного познания;

в-пятых, как требующая аксиологический момент, то есть оценки результатов познания [См. 2].

Для гуманитарного познания имеются свои особые методы, которые вместе с особым предметом, отличающимся от предмета точных наук, определяют специфику, качественное отличие гуманитарного познания от естественнонаучного.

Гуманитарное познание является специфической формой вторичного отражения действительности, качественно отличающейся от естественнонаучного предметом и преимущественным использованием особых методов исследования.

Объектом гуманитарного познания могут быть человеческое общество и его история, естественный язык и творения человеческого духа, выраженные посредством знаков. Поэтому непосредственным предметом гуманитарного познания являются знаки, любые знаковые системы, которые способны быть (или в действительности есть) носителями смысловой информации.

Здесь мы вторгаемся в сферу герменевтики, предметом которой можно назвать знаковую систему. Основными принципами герменевтики являются принципы понимания и объяснения (интерпретации). Объяснение и понимание являются взаимодополнительными категориями и действуют в любой области человеческого познания, от сферы обыденного знания и до теоретического мышления.

Возможно ли использование герменевтики — науки о знаках, в социальном познании, в исследовании социальных явлений (в частности организации и процесса управляемости социальных систем)? Научно ли наряду с теоретическими и эмпирическими изысканиями использование знаково-символических систем, созданных по определенным правилам (топологии), на принципах понимания и объяснения?

Таким образом, цель данной работы заключается в рассмотрении герменевтики (науки о создании и понимании знаково-символических систем), как методологической основы в исследовании проблем и путей повышения управляемости социальных систем.

Первая глава реферата посвящена концептуальным положениям герменевтики, особенностям герменевтического метода познания, как познания посредством создания знаково-симсволической системы.

Вторая глава посвящена истолкованию, разъяснению понятия управляемости в системе философских взглядов.

 

1. ГЕРМЕНЕВТИКА: НАУКА, СПОСОБ ПОЗНАНИЯ, МЕТОД ИССЛЕДОВАНИЯ

Мысль, выраженная в знаковой форме,

есть логический образ факта.

Именно он является его смыслом.

«Герменевтика в древнегреческой философии и филологии — искусство понимания,
толкования (…), у hermeneutikos (от греч. разъяснять, истолковывать, переводить),
у неоплатоников — интерпретация произведений древних поэтов (Гомера),
у христианских писателей — искусство толкования Библии» [1. с.73].

«Герменевтика — один из методов, при помощи которого возможно понимание. Герменевтика — искусство интерпретации, постижения смысла диалогических отношений — «сплетается» с философскими методами исследования, обогащает их и сама выводится на рациональный уровень, приобретает философский статус» [2. с. 4].

Первым научным основанием герменевтики называют психологию, потому что никаких других научных оснований в момент ее возникновения не было.

В настоящее время она используется для решения задач психологического истолкования и не претендует на роль философской дисциплины, имеющей прямое отношение к методологии наук о духе, гуманитарных наук.

Эволюцию герменевтических методов можно представить как процесс, зависящий от уровня развития социальной практики и научного обеспечения решения социальных задач.

Первой «теоретической» системой была библейская герменевтика Аврелия Августина. Он понимал под ней совокупность правил нахождения подлинного смысла Писания.

Очередной поворот в герменевтике был обусловлен практическими задачами, поставленными Реформацией, и был осуществлен М. Флацием Иллирийским (16 век), который вводит новые герменевтические принципы: изучение текста должно учитывать контекст слов, целостность текста и отношения части к целому.

Дальнейшее развитие идей герменевтики связано с постепенным расширением ее области действия: предметом герменевтики становятся любые тексты, то есть фактически подготавливалась почва для превращения герменевтики в общую методологическую концепцию.

Большое влияние на развитие герменевтики оказала также философия языка В. Гумбольдта, который вводит в герменевтику в качестве методологического ориентира новый принцип — принцип диалога.

Одно из центральных мест в историческом движении герменевтических идей занимает герменевтика Ф. Шлейермахера. Он считается одним из создателей герменевтического метода и общей (универсальной) герменевтики, претендующей на решение уже собственно философских задач.

Собственно философского статуса герменевтика впервые достигает в программе обоснования гуманитарных наук В. Дильтея. Герменевтика становится «органоном наук о духе». «Дильтей определяет герменевтику как искусство понимания письменно фиксированных жизненных проявлений» [1. с.74].

Особый метод гуманитарной науки Дильтей называет пониманием, или герменевтикой, а основой его считает понимающую психологию — непосредственное постижение целостности душевно-духовной жизни.

Основоположник понимающей социологии В. Дильтей разграничивал природу и общество, как онтологически чуждые друг другу сферы. Общество, полагал он, конституируется индивидами в их духовном бытии. Отсюда делается вывод о необходимости специфического метода познания социальных наук, отличающего их от дисциплин естественнонаучного цикла. «Общество как человеческое порождение, выступая в качестве объекта наблюдения должно открываться внутреннему чувству человека. Игру взаимодействия в нем (обществе) мы сопереживаем силами всей нашей сущности, так как сами изнутри, в живом беспокойстве познаем состояния и силы, из которых строится система» [1. с. 287].

Становление основных принципов герменевтики представляет собой длительный процесс, в ходе которого менялся предмет герменевтики, менялись исторические и социальные условия, развивались научные представления.

Все вопросы герменевтики возникли там, где слово осознается как знак, который используют для передачи сообщения, где возникает проблема понимания таких знаков.

Следует отметить, что основное внимание исследователей было всегда направлено на изучение текстовых знаков и данное направление получило огромное развитие. Но знаками являются не только тексты.

Как писал Августин: «Всякая наука занимается, либо предметами, либо известными знаками, предметы выражающими. Нет сомнения, что все предметы мы вообще познаем посредством знаков, оные представляющих; но здесь предметом или вещью собственно я называю то, что само по себе не употребляется к означению чего-либо другого, например: дерево, камень, животное» [2. с. 16]. Августин признает естественное существование вещей, которые выполняют роль знаков, то есть служат для обозначения чего-либо (например, других вещей) или для выполнения информационной функции. По его мнению «приступая к исследованию о знаках,…надобно смотреть не на то, что такое сами знаки в себе, а только на то, что они суть знаки, то есть что ими обозначается. Ибо знак вообще есть предмет, который сверх своего вида или формы, действующей на наши чувства, возбуждает в уме нашем представление других известных предметов» [2. с. 18].

Августин выделяет две группы знаков:

1. естественные, которые возбуждают в нас представления о себе, о понятии другой вещи;

2. искусственные, которые обозначают не объективно существующие вещи, а внутренний мир душевных переживаний и движений человеческого ума.

«Знаки искусственные, или условные, суть те, которыми существа живые, по взаимному согласию, выражают свои душевные движения, чувствования и мысли. Цель употребления их состоит в том, чтобы посредством их передать и напечатлеть в душе другого то, что находится в уме человека, дающего знак» [2. с. 18].

Августином впервые а) была поставлена проблема понимания, как перехода от знака к значению; б) вводит в концептуальный аппарат герменевтики рационалистический принцип: «понимаю, объясняя».

Предмет обществоведческой парадигмы познания столь сложен и неоднозначен по своей природе (иначе совокупность этих предметов называют «популяцией» [См. 2.с.37]) и составляет совокупность большого числа явлений, индивидов, их отношений, взаимодействий, качественных характеристик и пр. Число элементов популяции столь велико, что их исследование путем эмпирического перебора очень неполно, не дает ясного представления об исследуемом явлении, не позволяет понять его сущность, что является весьма важным для гуманитарных наук и в применение к социологическому познанию. Эта особенность и определяет методы познания путем понимания, объяснения, вчувствования, вживания. Герменевтика, по словам Эрнести должна выполнять две задачи: понимания и объяснения, то есть она должна выявлять и объяснять смысл.

Шлейермахер впервые предпринял попытку превратить герменевтику в универсальную методологию, претендующую на решение философских задач. Он поставил перед собой цель создания общей герменевтики, как «искусства понимания». Собственно искусство понимания представляет собой практическую сторону истолкования знаков (по Шлейермахеру — текстов), а исследование его принципов связано с теоретической стороной и обусловливает знание конкретных методик правильного их истолкования. То есть речь идет об искусстве интерпретации. Интерпретировать можно только знаки, которыми выражается определенный смысл. Интерпретация есть операция по приписыванию непонятным знакам (явлениям) смыслов или по выявлению уже приданных ранее, но в настоящее время нам неизвестного (скрывающегося) их смысла.

В свою очередь Дильтей концепцию логических форм интерпретации предваряет исследованием «проявлений жизни» и форм понимания. «Под проявлением жизни я понимаю не только выражения, которые что-то подразумевают или означают, но и выражения, позволяющие нам понять духовное, не претендуя, на то, чтобы что-то означать или быть определенным мнением. Способ и результаты понимания различаются в зависимости от типа проявления жизни» [7. с. 141]. Дильтей различает три типа проявления жизни:

1. суждения, понятия, умозаключения;

2. поступки;

3. выражение переживания.

Он также выделяет элементарные и высшие формы понимания. Элементарные — это «истолкование одного отдельного проявления жизни», логической формой его выражения является аналогия. Высшее — это понимание «целостной связности жизни» и «внутреннего мира людей». Логическая форма высшего понимания есть «индуктивный вывод от отдельных проявлений жизни к связности жизни как целого. Предпосылка вывода — знание о душевной жизни и ее отношениях к среде и обстоятельствам. [См. 7.с.144].

Общество, по мнению Дильтея, понимается, исходя из понимания собственного духовного мира, так как члены общества аналогичны друг другу. Основа аналогии — родство человеческих душ.

Х. Цеклкр считает, что понимание, согласно Дильтею, побуждается переживанием отдельных состояний сознания в сфере осознанной общности. «Каждое слово, каждое предложение, каждый жест или форма вежливости, каждое произведение искусства понятны лишь потому, что выражающего и понимающего связывает общность; кто переживает отдельное, тот думает и действует всегда в сфере общности и только поэтому понимает» [2. с. 62].

Общность основывается на одинаковых элементах сознания, которые мы можем обнаружить во всех выражениях жизни, во всех объективациях внутреннего опыта. Дильтеевское понятие общности относится не к способу обмена информацией между людьми, а к условиям, в которых оно осуществляется, к внеязыковому контексту общественной коммуникации.

Дальнейшее свое развитие герменевтические идеи получают у М.Хайдеггера. Основными задачами герменевтики он называет процессы истолкования «собственно-человечески налично-существующего», что является обобщением дильтеевского понятия «остаток человеческого бытия в произведении». Изложение герменевтики у Хайдеггера основано на следующем понятии «жизнь» — это элементарная структурная единица, в которой представлена (истолкована, структурирована) однородность сознания и предмета. Эта однородность не существует (не находится в действительности), а именно представлена, истолкована. [См. 2.с.67]. Хайдеггер предметом герменевтического анализа делает язык.

Обобщая можно сказать, что язык как знаковая система, не только проясняет, но и затемняет. Знаки являются субъектами взаимопонимания, они выступают как сущностное свойство человеческого бытия. Хайдеггер способствует превращению герменевтики в учение о бытии, закрепляет тем самым ее философский статус. Он предлагает так называемую «герменевтическую феноменологию», где понимание выступает первоначальной формой человеческой жизни. Герменевтика имеет дело с общим отношением к миру, и представляет собой феноменологическое определение специфики самого человеческого существования, так как понимание и интерпретация составляют фундаментальные способы человеческого бытия, а поэтому он рассматривает философию, как герменевтическую интерпретацию этого бытия.

Э. Бетти при решении проблемы понимания ставит своей задачей определить процесс объяснения. Он выделяет четыре канона интерпретации:

1. канон имманентности герменевтического масштаба (требование соответствия герменевтической реконструкции точке зрения автора);

2. канон тотальности (принцип герменевтического круга) — единство целого проясняется через определенные части, а смысл определенных частей проясняется через единство целого;

3. канон актуальности понимания (бессмысленность устранения субъективного фактора);

4. канон смысловой адекватности понимания или канон герменевтического соответствия (требует собственную жизненную актуальность интерпретатора согласовать с толчком исходящим от объекта). [См. 2.с. 71].

Целью герменевтического искусства «должно стать не вживание в мир автора», а «представление его в себе» для актуализации его для себя (Гадамер).

По способу построения и по действию любая знаковая система (слово, график, рисунок) — это особая самостоятельная сущность, индивидуальность, — «это мир, лежащий между миром внешних явлений и внутренним миром человека; он действительно основан на условности, поскольку все члены одной общности понимают друг друга, но возникает прежде всего из природного чувства говорящего и понимающего через подобные им природные чувства слушающего" [8. с. 304].

По словам Гумбольдта, субъективная мыслительная деятельность в тесном контакте с деятельностью органов чувств, отражающих объективный мир, порождает представление, которое составляет основу содержания понятия выражающегося в виде чувственно воспринимаемых знаков. В действительности понимание всегда есть со-понимание, оно всегда связано с со-знанием и с со-общением. Мыслительная деятельность — диалогична по своей природе, так как рождается в процессе со-творчества двух субъектов, когда один из них может наблюдать свою мысль как мысль «отраженную», как и « мысль вне себя», достигая тем самым объективности и точности постигаемых понятийных смыслов. [См. 9.с. 28]. Связь знака с обозначаемым есть «автоматически чувственная» связь. Чтобы перейти от чувственного к мысленному, нужно «углубиться» в структуру знака, рассмотреть другую ступень этой структуры, перейти от восприятий и представлений к мыслям. Так, Ч. Филлмор считает, что мы понимаем предложение, если умеем построить образ (модель, сцену), который соответствовал бы тому, о чем говорится в данном предложении. Под словом «сцена» Ч.Филлмор подразумевает технический его смысл, включающий не только обычное его значение, но и многое другое. «Он разумеет под ним любое доступное выделению осмысленное восприятие, воспоминание, переживание (опыт), действие или объект» [2. с. 123].

В заключение данной главы мы можем сделать следующие выводы:

1. Герменевтика — наука о постижении значения (смысла) знаков;

2. Знаки не обязательно являются языковыми (текстовыми), но любой продукт познания (мыслительной деятельности) выражается в знаковой форме (системой знаковых форм).

3. Герменевтика осуществляется посредством понимания, объяснения, вчувствования.

4. Любая знаково-символическая система — это самостоятельная сущность, индивидуальность: а) продукт мыслительной деятельности, средство объяснения создающего субъекта; б) продукт понимающей деятельности, средство понимания, интерпретации воспринимающего субъекта.

5. Герменевтический метод — диалогичен. Как писал М.М. Бахтин: «Точные науки — это монологическая форма знания: интеллект созерцает вещь и высказывается о ней. Здесь только один субъект — познающий (созерцающий) и говорящий (высказывающийся). Ему противостоит только безгласная вещь. Любой объект знания (в том числе человек) может быть воспринят как вещь. Но субъект как таковой не может восприниматься и изучаться как вещь, ибо как субъект он может, оставаясь субъектом, стать безгласным, следовательно, познание его может быть только диалогичным» [10. с. 363].

6. В герменевтике человек является субъектом познания, а символически-знаковая система — предметом познания.

7. Основной задачей герменевтики является постижение, т.н. «глубинного смысла». Глубинный смысл нельзя свести к чисто логическим или чисто предметным отношениям. Поэтому необходимо воспользоваться особым приемом исследования: «выходом за пределы понимаемого» (принцип вненаходимости) [См. 10.с. 300]. Это постижение осуществляется посредством знаково-символических систем.

8. Т.о. одной из основных задач герменевтического подхода к познанию какого-либо определенного явления, заключается в постижении его модели.

9. Множественность моделей (знаково-символических систем) является положительным фактом только при условии, что каждая из моделей, которая признана адекватной, опирается при своей разработке на систему определенных принципов и правил. Ни один из элементов системы не может быть удален из нее без изменения всей системы в целом.

10. Эффект системности (получение знания более полного, чем суммарное знание, полученное при помощи каждой части системы в отдельности), срабатывает только при одновременном использовании всех принципов, входящих в систему [См. 2. с. 132].

............................................................

Окончание

экспертиза воды цена . Разработка брендбука в Пензе

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com