ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Ирина РИМАРЕВА


Об авторе. Содержание раздела

ТРИЕДИНСТВО: БОГ, СОЗНАНИЕ, ЧЕЛОВЕК

 

Статья посвящена проблеме самоактуализации человека посредством интеллектуального совершенствования. Интеллектуальное совершенствование есть процесс самоузнавания, самопознания, самораскрытия. В статье предпринята попытка пересмотреть дуальную модель природы человекосистем и включить в ее структуру третий компонент (коммуникативный элемент, связи), как равнозначный, обеспечивающий жизненность и целостность всей системы. Этот третий компонент в интеллектуальных системах обозначен категорией сознания. Выделены компоненты триединства и принципы существования интеллектуальных систем.

 

«…я не нашел никого из них жаждущими, и душа моя опечалилась за детей человеческих. Ибо они слепы в сердце своем и они не видят, что они приходят в мир пустыми; они ищут снова уйти из мира пустыми»

Евангелие от Фомы [4]

 

Примечание: Список используемой литературы — в конце статьи, на 2 стр. (ред.)

 

Современная наука подошла к той черте своего развития, когда неизбежным становится осознание необходимости интеграции наук в решении единой цели — развития человека как микрокосма общества, субъекта целостного, мыслящего, чувствующего, меняющегося. Такая задача ставит во главу процесса познания не знание ради знания, но человека — самопознающего и в процессе самопознания раскрывающего универсальные законы социальной динамики, что, в свою очередь, требует от человека изменения ментальных привычек, принципов мыслительной деятельности и образования.

 

Одну из основных ментальных привычек современного человека, равно как и принципов научной работы, можно обозначить, как «поиск черной кошки в темной комнате»: вместо того, чтобы разбивать исследуемый объект на составные части и идти от простого к сложному, от части к общему, или постигать сущность целостного объекта через его связи и идти от сложного к простому, от целого к его частям, происходит усложнение и без того сложного — целостность исследуемого объекта принимается как нечто незыблемое и исследуются подходы к его изучению, факторы, под влиянием которых он приобрел именно такое научное толкование. То есть, работа направлена на то, как исследовать (необходимость чего не подлежит сомнению), при этом сущность объекта остается второстепенной, следствием исследования. «Наука научила нас мыслить, обращаясь к концептуальному многообразию. Это значит, что мы способны воспринимать Мироздание через множество противостоящих представлений, не пытаясь отыскать единую безусловную истину» [8, 50], Человечество заблудилось в методологии, забыв о самом человеке, через постижение загадки которого, вероятно, социальная реальность и многочисленные социальные процессы приобретут совершенно иной смысл, иную ясность, цель и результат.

 

Проблема самореализации отдельного индивида, как снежный ком влечет за собой проблему актуализации общества в целом, ввиду того, что фактическое осуществление социальной действительности происходит через актуализацию составляющих и трансформирующих ее индивидов; «…мир трансцендентных «res» совершенно не мыслим без сознания, причем не сознания логически измышленного, но сознания актуального…» [2, 19]. Эффект общества измеряется эффективностью деятельности совокупности ее (полноценных) членов. Эффект индивида зависит от возможности его самореализации в условиях существующей социальной действительности. Действительность же такова, что человек, потенциально одаренный, способный к созидательной мыслительной деятельности, внести нечто новое в понимание сути общественного, интерпретировать, не оглядываясь на условности моды, идеологии, эпохи, остается не принятым, не понятым, не сумевшим реализоваться, а значит на задворках социальной реальности. Это приводит к замедленному превращению эффекта индивидуального в эффект социальный, к замедленному развитию общества, к страху быть не понятым, что, в свою очередь, сводит на нет мотивацию на непрерывное образование, на реализацию через науку. Циклическая природа развития социально-экономических систем, характеризующаяся сменой фаз роста и спада, пика и кризиса, есть следствие существующей социальной динамики, где превалирует стратегия адаптации к спонтанным изменениям, над стратегией непрерывного поступательного развития. Что означает отсутствие спроса на интеллектуальный продукт, пока не появится предложение на него, то есть, до тех пор, пока система не оказывается в предкризисной или кризисной ситуации, когда спасти ее можно только путем революционного изменения, по принципу «гром не грянет, мужик не перекрестится».

 

«Возникновение трагической ситуации в жизни человека или общества играет ту же роль, что и резкое изменение среды обитания для видов в мире животных и растений. В обоих случаях это обострение ситуации, к которой нужно адаптироваться. Но человек так же, как и биосфера, способен к преадаптации. На глубинных уровнях своего сознания люди предвидят грядущие события и готовятся к ним, меняя заранее свои ценностные представления» [8, 131]. Интеллектуальные системы, (от лат. intellectus познание, понимание, рассудок, — способность мышления, рационального познания) продуктом которых является новое знание, новшество, призваны всегда сохранять свой инновационный потенциал, опережать потребности социально-экономической системы, обусловленные рыночными отношениями. Предложение интеллектуальной системы должно определяться в первую очередь индивидуальной интенцией ее субъектов к познанию. Таким образом, интеллектуальные системы должны отвечать следующим принципам:

 

1) инновационности — разработки нововведений, новых подходов, методов, технологий в изучении явлений социальной действительности;

2) мобильности — способности к быстрому действию, изменению;

3)адаптивности — способности к самонастройке, самоорганизации, самообучению, сохранению своей работоспособности при непредвиденных изменениях;

4) синергизма — способности объединять результаты отдельных исследований и труд отдельных исследователей для достижения большей эффективности в работе;

5) непрерывности — взаимосвязи и взаимообусловленности проводимых исследований;

6) универсализма — принцип разносторонности в знаниях, сведениях.

 

Свойство адаптивности характерно для человеческих систем — систем, субъектом которых является человек — основной ее участник, проектировщик, актор и потребитель; систем, самостоятельно приспосабливающихся к внешним и внутренним изменениям, соорганизующих свои компоненты с целью непрерывного возобновления их функциональной целостности, обучающихся на примерах вариативности своего поведения.

Человекосистемы (человек, социальные системы) — информационные системы, сохраняющие свою жизнестойкость путем оперирования информационными потоками:

1) внешними, по отношению к системе (вновь поступающая информация, неизвестная до этого, актуальная для определенной ситуации и не прошедшая стадию распознавания в архивах памяти системы);

2) внутренними (информация, содержащаяся в архивах памяти системы, сведения о ранее происшедших ситуациях, вариантах поведенческой реакции системы в этих ситуациях, образы социально одобренных действий).

Социальность, сознание и интеллектуальность — отличительные признаки человекосистем различного уровня, масштаба, формы организации, ввиду того, что это признаки, отличающие человека от других живых существ. «Человек, общественное существо, обладающее сознанием, разумом…..отличается от других не столько сознанием вообще, сколько осознанием самого себя «Кто я, почему и для чего я живу?» [7]. Осознание того: кто я, как я воспринимаю мир, как я отношусь к другим людям, как я действую, как я использую пространство и время, для человека означает определенную культурную ориентацию, принадлежность к определенному культурному срезу общества. «Реальность — это наше миропонимание. Представление о реальности меняется с изменением культуры» [8, 62].Деятельность человекосистемы вписана в рамки общественной культуры и, последняя, в свою очередь, во многом определяет устойчивость и стереотипность ее поведения [Рис. 1].

 

 

деятельность (идеал.)

культура

Рис. 1. Динамика человекосистемы в структуре детерминант культуры.

Идеальное состояние человекосистемы характеризуется высокой эффективностью ее деятельности при максимальной внутренней стабильности и устойчивости к внешним изменениям. Закономерности социальной динамики определили высокую степень нестабильности внешней среды, что требует от человекосистемы мобилизации всех имеющихся интеллектуальных свойств в решении задачи выживания. Успешное разрешение задачи выживания человекосистемы происходит в рамках существующих социально-одобренных вариантов адаптивного поведения. Ситуация, в которой решение задачи выживания человекосистемы путем простого перебора, анализа и синтеза известных вариантов поведения невозможна, приводит к необходимости выхода за рамки стереотипного поведения, а значит за рамки привычного ментального опыта. Нахождение нестандартного решения проблемной ситуации приводит к трансформации как собственно человекосистемы, так и детерминант культуры (детерминанты (от лат determinans определяющий), конкретные факторы, которые порождают явление, обуславливают его) [7]. «Итак, реальность, исходящая от одного и того же истока, может проявляться двояко — в зависимости от настроенности наблюдателя, задающего вопрос» [8, 64].Таким образом, происходит смещение детерминант культуры и переход человекосистемы на иной качественный уровень развития.

............................................................................

Окончание

Дренаж стоимость работ. Дренажные работы по оптимальной стоимости Сайт "Все кольца".

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com