ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Ирина РИМАРЕВА


Об авторе. Содержание раздела

ВЫСЛЕЖИВАНИЕ ПРИЗРАЧНОГО ЖЕНСКОГО СЧАСТЬЯ

 

Статья посвящена проблеме взаимоотношений между мужчиной и женщиной. Причина которой кроется в несоответствии социальных и ментальных моделей современного мужчины и женщины, а также в несоответствии взаимных ожиданий и требований партнеров в любовной игре. Статья содержит вариант женского взгляда на решение проблемы одиночества.

Римарева И.И.

 

...люди не хотят меняться [4, 91]

 

Примечание: Список используемой литературы — в конце статьи, на 2 стр. (ред.)

 

Социальная деятельность есть единственный способ самоактуализации человека в структуре социальной действительности. Любая деятельность предполагает определенное отношение к действительности и развертывается в сети разнообразных связей и коммуникаций. Деятельность человека предполагает целевую направленность, обдуманность ее хода и характера результата. Способы реализации задуманного, поведение в осуществлении плана действий зависят от мировоззрения человека, его взглядов на дозволенность тех или иных поступков, страха быть непонятым, проявить себя неожиданным образом, получить неодобрение со стороны непосредственного окружения, подорвать выработанные в ходе социализации стереотипы мыслей и поступков, модели социально-одобренных отношений, манер, языка общения. Жизнь человека оценивается по результатам его творчества (духовно-личностного, научно-практического, культурного, профессионального, общественного). Деятельность, направленная на самообразование, не всегда может находить выход на социальное образование, то есть быть актуализирована в социальном опыте, в то время как деятельность, обусловленная социальным заказом или ожиданием, всегда отражается на восприятии индивида, а значит, приводит к самообразованию. В этом и заключается свойство непрерывности образования. Непрерывность означает целостность всех направлений, устремлений, усилий воли и разума человека, в природосообразном самотворении личности, немыслима без прерывности, которая, в свою очередь, означает, что индивидуальная творческая деятельность ни сразу и не всегда приводит к качественному изменению социальной действительности, то есть, к социальному образованию.

 

Соотношение мыслей и действий человека с фактором социального одобрения приводит к тому, что человек зачастую вынужден поступать в угоду потребностям и ожиданиям сообщества и подавлять тем самым свои личностные желания, потребности, интересы, лукавить и приспособляться, в страхе быть непонятым, отвергнутым, оскорбленным в своих чувствах. «Люди тратят долгие часы на раздумья о том, что им следовало сказать и почему они этого не сделали. В других случаях они покрываются потом, придумывая, что им нужно будет сказать в будущем, но, когда предстоящий момент наступает, они почему-то никогда не произносят того, что собирались, — либо не возникает подходящего случая выпалить заготовленную фразу, либо, если такая возможность появляется, человеку просто не хватает смелости» [там же,111].

 

Такое поведение породило ряд проблем в природе межличностных отношений в целом и в отношениях между полами в частности. В настоящее время можно говорить о перекосе, деформации социального и индивидуально-ценностного представления о моделях мужчины и женщины и социально-одобренных и позволительных способах выражения своих чувств, мыслей, желаний. Неосознанное и(или) вынужденное приятие индивидом роли «лгуна», с одной стороны, является последствием стремления соответствовать социально-одобренному образцу «настоящего» мужчины и женщины, причем, таковой образец может сохраняться лишь номинально, стереотипно, в то время как на самом деле популяризируется уже совершенно иной, удобный с позиции веяний моды; с другой стороны, выступает причиной непонимания между полами, проблем взаимоотношений, что зачастую чревато личной трагедией, несчастной любовью, неудавшейся семейной жизнью, личной несостоятельностью в качестве женщины (мужчины). «Если мы терпим поражения, то лишь потому, что сами делаем себя жертвами своих действий: физических, эмоциональных, мысленных» [там же, 20].

 

Все, что с нами происходит так или иначе связано с восприятием идеального и реального в нашем сознании, с тем как мы соотносим, чего нам желать, что для этого делать и как делать, с тем, каковы наши глубинные ценностные взгляды на природу наших желаний, возможностей их исполнения и конкретных усилий по их воплощению. С точки зрения соционики сознание человека рассматривается как информационная система, работающая по принципу отражения действительности посредством информационного метаболизма различных форм восприятия, а именно интуиции, сенсорики (ощущений), логики (мышления) и этики (эмоций) с учетом экстраверсии или интроверсии. Эти формы восприятия или функции информационного метаболизма действуют как в сфере сознательного так и в сфере бессознательного психики индивида. В то время как интуитивное и сенсорное восприятие информации представляют скорее духовный уровень миропонимания, логическое и этическое — скорее социальный уровень миропонимания. В своей каждодневной жизни человек ориентирован на социум, как ему соответствовать требованиям сообщества, чтобы получить поощрение, желания индивида чаще не совпадают с тем, что может ему предложить общество, то что индивид может воплотить в жизнь в соответствии с нормами социума лишь тень его истинных возможностей и намерений, поэтому в зависимости от того к какому типу восприятия он больше тяготеет, ему приходится либо пожертвовать социальным успехом в пользу самовыражения через творчество, либо пожертвовать любимым занятием или качеством его выполнения в пользу социального заказа, с перспективой успешности своего продвижения в структуре социальной иерархии. Человек действует в интересах самосохранения, поэтому он стремится рассчитывать каждый свой шаг, в любви он так же расчетлив как в любой другой сфере своей жизни, но влюбленный должен стремиться почувствовать другого человека, попытаться примерить на себя образ его мыслей поэтому приоритет должны составлять интуиция и сенсорика, логика и этика лишь направляют действия и не допускают бесконтрольности в мыслях и поступках.

 

Е. А. Донченко выделяет в модели психики любого субъекта наличие двух планов: неизменного, трансперсонального (фон), который связывает индивида с его изначальным, родовым архетипом на уровне первофрактала (прафеномена), включающего универсальную психику (мировую душу), социетальную часть мировой души и индивидуальную часть мировой души; и изменяющегося, динамического (фигура), который «составляет почерк индивидуальности, демонстрирует ее отношение к себе, другим и миру»[2, 10]. Загвоздка заключается в том, что этот архетипический превофрактал действенен когда очевиден, но он потерялся в бесчисленных интерпретациях, он спрятан под вековыми слоями социального опыта, в множестве архетипических образов (мужчин и женщин, детей и стариков, богатых и бедных, черных и белых и т.д., т.п.), он оброс множеством социальных клише и стереотипов; а изменяющаяся, динамическая подсистема психики, на деле прекращает свое развитие, как только индивидуальность сформировала свой неповторимый почерк, и менять его она не привыкла, она может рассматривать его под увеличительным стеклом, или отстранять на расстояние чуть заметной различимости, но смысл выжженных на лице индивидуальности знаков интерпретируется с точки зрения заученной концепции жизни. Человек покоряется социальной данности, раз и навсегда, и себя видит лишь частичкой этой данности, вечно приспосабливающейся, пресмыкающейся, рыскающей в поисках удовлетворенности, утраченной вместе со способностью к трансформации собственного мировосприятия.

 

Мужчине всегда приписывается решительность, смелость, активность, женщине — осторожность, стремление к стабильности, консерватизм — да, это глубоко укоренилось в наших представлениях о порядке взаимоотношений между полами в труде, семье, любви. Все эти качества должны работать во всех сферах жизни, но не работают, если работают, то не во всех и не у всякого. Мужчина уже давно не вожак, не воин и не рыцарь, он все еще активен в структуре политических отношений, в мужской компании, но не с женщиной, если конечно она не дает ему явного повода. Женщина ждет активного поведения, не дождавшись берет инициативу на себя, чем пугает современного мужчину, который судорожно начинает собирать свои обрывочные мысли в кучу, ища ответа: «Не понял! Что ты имела в виду?»

 

Возможно у животных добрачные и брачные игры еще проходят по законам природы, у человека уже давно по законам социума, человек выползает из своей скорлупы только когда природа взаимоотношений полностью ясна или когда ему незачем скрываться, так как он не испытывает никакой симпатии, любви, или не дай бог страсти, но на подступах к завязыванию отношений он «скукоживается как старый рваный башмак», и ему нужен серьезный повод для того чтобы он смог раскрыться, не страшась своей мнимой уязвимости перед предметом своей «запретной страсти»; «...если со стороны самца (в случае животного) еще можно говорить о какой-то форме влюбленности, то самка демонстрирует откровенную готовность уйти с победителем турнира, как это бывает, например, у оленей, когда она просто ждет, наблюдая за поединком рогатых кавалеров, кто из них докажет свое право на обладание ею... В проекции на человеческий род это можно понимать как то, что любовь мужчин и женщин качественно различна — мужчины и женщины любят по-разному, хотя для обозначения своего состояния и отношения пользуются одинаковыми словами» [5 ,48]. Они не любят по-разному, у них разное представление о природе любви и разные ожидания от партнера в любовной прелюдии. Женщина все еще ждет поединка между претендентами на ее руку и сердце, она желает видеть доказательства любви и страсти, желает не просто выбрать, но сдаться лучшему (сильнейшему, мудрейшему, красивейшему...). Но поединков давно уж нет и претендентов ровно столько, сколько сама женщина смогла завоевать потом и кровью, да и сердце и уж тем более ее рука не является пределом мужского желания. Все изменилось, изменились мужчина и женщина и их взгляды на любовь, не просто изменились но взаимоизменились, трансформировали друг друга, и для кого-то это все упростило, а для кого-то все слишком усложнило. Наверное поэтому мужчине и женщине так трудно объясниться, они боятся быть отвергнутыми, боятся непонимания и поэтому скрывают свои истинные намерения, врут и изворачиваются, бегут от себя и от своего счастья, но в одном они одинаковы, в пору влюбленности они ведут себя одинаково глупо. Они увязают в своем страхе и чем больше они боятся, тем большую беспомощность они ощущают, и тем все больше себя отдаляют от своего желания быть вместе. В картах Таро есть один из старших арканов — Дьявол, Рок, его значение сводится к тому, что человек не может проявить себя, он прячется, злоупотребляет, чувствует свою беспомощность, он во власти чего-то, в оковах Дьявола, но оковы лишь иллюзия, он сам наложил их на себя и сам волен их снять, ему нужно только понять, что он сам себя заковал, и суметь освободить себя от груза определенности, которая имеет как внешние, так и внутренние корни.

 

Это, конечно, не означает, что если к конкретной женщине не прижимаются мужчины в трамвае, то трамваев в этом городе в помине нет. Если у кого-то пора влюбленности давно переросла в прочные отношения, это так же не означает, что все живут в счастливом браке и проблемы одиночества не существует. Попробуем дать одно из объяснений этой проблемы, не претендующее на универсальность, но лишь указывающее один из путей ее решения.

 

Основное противоречие, породившее ситуацию непонимания, того, что в простонародье называют «чужая душа потемки», в несоответствии идеальной, воспроизводимой в умах модели истинного мужчины и женщины, с реальной моделью современного мужчины и женщины, удобной с точки зрения поведенческих реакций на ухаживание, проявления интереса, завязывания отношений. Так, если охарактеризовать истинного мужчину одним словом, то он должен быть мужественным, женщина — женственной, но таковые определения настолько расплывчаты и могут трактоваться настолько неоднозначно даже в представлениях одного пола, что расхождения в трактовках представителей разных полов очевидно. С позиции женщины можно сказать следующее: сохраняется большая группа, молодых женщин, остающихся вынужденно одинокими из-за несоответствия их представлений о том, что они могут себе позволить в отношении мужчины, чтобы это было достаточным для привлечения его внимания, и, что они ожидают от мужчины в ответ. Сначала она терпеливо ждет своего избранника, разнаряженная и нафуфыренная как кукла, дабы не ударить в грязь лицом, когда Мужчина — Мечта соизволит подъехать прямо к дверям квартиры на белом Мерседесе; затем она ждет вся домашняя в бигуди и халате, дабы успеть привести себя в порядок если вдруг кто-нибудь подходящий все же соизволит случайно позвонить, пробегая мимо; и наконец, она уже ничего не ждет и поэтому сочтет за благодать, если ее подберет хоть какой завалящий, но все же мужичонка.

Как же мало женщина себя ценит, она привыкла только отдавать, а если брать, то только то, в чем уже никто не нуждается, или, то, что навязали ей за бесценок, а иногда берет даже взаймы. «Может показаться, что борьба за исполнение своих желаний — это нормальная инстинктивная реакция на препятствия. Однако для многих женщин такая борьба должна происходить еще и в душе, а то и исключительно в ней, противостоя всему внутреннему комплексу, который прежде всего отрицает ее потребности» [3, 284]. Перевернутое, устаревшее как мир представление о том, что женщина должна быть неприступна как скала, а мужчина покорять ее, прилагая массу усилий, совершая безумства, говоря море слов любви, «он бы подошел, а я бы отвернулась, он бы приставал ко мне, я бы ушла» — это бред сумасшедшей старой девы. Потому как, те, кто находятся на такой позиции, навряд ли выйдут замуж молодыми, если выйдут. Современный мужчина настолько избалован продуктами эмансипации, что вспоминает о своей мужественности только заходя в туалет, ему лень завоевывать, он боится отказа, да и незачем ему утруждаться, в то время когда хватает девушек, не обремененных гордостью, стыдом, предрассудками и пережитками средневековья, которые сами повиснут на шее, расставят свои любовные капканы там, где он увязнет в них, не догадавшись даже о том, что он уже в силках.

 

Той, которая устала быть одной, требуется сломить в себе прежний стереотип поведения, изменить взгляд на жизнь, исключить из лексикона фразу: «Все мужики козлы!», ввиду того, что это жизненное кредо «мужики» видят в твоем затуманенном взгляде за версту, и не думать «лишь бы не было хуже!» потому как хуже уже некуда. «Для женщин это характерно — они боятся дать умереть слишком спокойной и слишком безопасной жизни. Иногда женщина получает удовольствие от опеки слишком доброй матери и поэтому хочет, чтобы так продолжалось до бесконечности. Но ей необходимо захотеть время от времени ощущать тревогу, иначе всю жизнь можно просидеть в гнезде» [там же, 89]. Что тебе терять кроме одиночества: покой, не переживай, на том свете успокоишься, независимость — она никуда от тебя не денется, вдобавок так хочется чуть-чуть позависеть от любимого мужчины, приобретешь все равно гораздо больше, главное с умом подойти к выбору предмета вожделения. «Подвергнуть себя полному преобразованию готовы только те, кто честно признаются сами себе, что им уже нечего терять» [4, 92]. Попытаемся открыть для себя путь такового индивидуально-личностного преобразования.

 

Первый шаг: «осознание факта собственной обделённости», то есть прекратить врать окружающим и СЕБЕ, что у тебя все в порядке, что ты довольна своей жизнью, что ты вполне счастлива самореализацией в труде, что тебе для отдыха достаточно почитать книжку, посмотреть очередную душещипательную мелодраму или отдохнуть в компании подружек, долго и нудно перебирая проблемы одиночества, ругая все и вся и понимая невозможность что-либо поправить в своей никчемной, катящейся под откос жизни. Как не старайся найти светлые моменты в своей жизни, занятия, за которыми ты сможешь на время позабыть о своей неустроенности, неудовлетворенности, это лишь моменты и лишь временное забытье, ты не восполнишь отсутствующих фрагментов жизни, но ты можешь смириться и не захотеть их восполнять, а это равносильно самоуничтожению. «Если присутствуют такие факторы, как хроническая неудовлетворенность, несложившиеся отношения, тягостные ситуации.., то... завладев человеком, они очень редко позволяют ему вырваться» [3, 247].

.....................................................................................

Окончание

Декоративный Мраморный щебень гололедунет.рф.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com