ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Татьяна РЕШКЕ


Об авторе. Новые публикации

 

Отшельнице

 

Метельный спрут ощупывает двор,

Слезу, как снег, сдувая со щеки...

А ты — огонь, а локон твой — костёр,

Твои ладони жарки и легки.

 

Змеится пламя, зелено в очах...

О ком ревут бураны? Нет ответа.

А ночь кивает шевелюрой бледной,

А кофе остывает по ночам.

 

Совиный замок инеем оброс.

Стынь, пустота — ни возгласа, ни жеста...

Позволишь? Я всего один вопрос

Задам тебе, отшельница-невеста.

 

О ком молчишь? Печалишься... о ком?

Ласкаешь лапы огненного зверя:

Ворчит камин, стальную пасть ощерив,

Ворочает драконьим языком.

 

Пусть, нацепив мерцающие ризы,

Пурга-морока нагоняет дрожь,

Верь — он уже в пути!

             Он, как дыханье, близок,

Хозяин твой, которого ты ждёшь.

 

Бел его щит, дик и безумен конь,

Сто тысяч зим в глаза его глядятся...

Он любит, чтобы твой живой огонь

Ласкал его нагие пальцы.

 

Жёг — сумасбродно, дерзко и наивно.

Жил, белой вьюге попадая в такт.

Тоскливо-тонких свеч трескучий сад,

И все костры твои, и рыжие камины

Ему принадлежат!

 

 

* * *

Я люблю дарить весну

Белизне бумаги гладкой.

В тёплый дождь войду украдкой,

Ветке тополя приснюсь.

 

Я люблю густую тьму

Непроглядной, поздней ночи

Разрывать кострами в клочья.

Жарким шёлком обниму

Наготу колен и стебли

Неседеющих волос.

 

В неурочный час обедни

Бога я молю всерьёз,

Чтоб от ветра не поблекли

Сердцевинки чайных роз.

 

Чтобы не коснулся крова

Ранних гроз жестокий кнут!..

Верю: ангелы поймут

И несказанное слово.

 

 

Фонарь

 

На перекрестке — фонарь вечерний.

Бледные пряди — безумно длинны!..

Почти дотягиваясь до Луны

По-лебединому тонкой шеей,

 

Бродит в тумане. Против теченья

Пыльных авто, жмущих на газ.

Закатным огнём переполнен череп,

Будто сплошной, всевидящий глаз.

 

Свободно и светозарно дышит...

Ему с торопыгами не по пути!

А шея всё выше, шея всё выше,

И вот уж макушка до туч почти.

 

Речная гладь, будто чёрный фосфор,

У ног его выстилаясь, спит.

Во все направления враз глядит

Седенький желтоглазый философ.

 

А смерть подойдет так прямо, так просто

К философу! Лета, зимы пройдут,

И вот однажды на свалку свезут

Скрипучие долговязые кости.

 

Век земной так скупо отмерен!

Тёмен, крут роковой поворот.

Вьюгоупорную шею свернёт

Гонщик-бродяга, выскочка-время —

 

Без тормозов. Умрёт без ответа

Море проблем. О чём вопрошать?

И кому? В черепушке голой гулять

Будет лишь ветер, холодный ветер.

 

 

* * *

Клавиши новенького рояля:

Сливочно-белые клавиши,

Гладкие черносливы.

Молчат.

Отдыхают.

Дремлют.

 

Заговорят — и я позабуду

Мир чёрно-белый,

Знакомый на ощупь.

Пойду по радуге,

Наугад.

 

 

* * *

Изменить? Измениться? Поздно.

Жить? Без всплеска, без вскрика, без...

Мой чудовищный, грациозный,

Тёплый, сумасводящий бес!..

 

Хочешь? Я за тобой — повсюду,

Не гони, позови, позволь.

Ежесумрачно, ежесекундно —

Ты, моя кромешная боль.

 

О косяк оботрётся осень.

Я готова тысячу раз

Жизнь отдать за единый отсвет

Неулыбчиво-зимних глаз.

 

Чем, скажи, куплю твою душу?

Зельем? Золотом? Головой?

Мой... беспамятный и равнодушный...

Кто бы ни был — всё ещё мой.

 

 

* * *

Тишина, бирюзовым осколком.

На столе — борщи с простоквашей.

Ты не думай, что это надолго:

Будет музыка в доме нашем!

 

Мёд на золоте, звон к обедне...

Просияют парадные лица!

Будут гости в яркой передней

У правдивых зеркал толпиться.

 

Во главе толпы, окольцован

Сотней глаз, не спеша, толково

Именинник — хозяин, словом, —

Выдаст самое главное слово!

 

А затем румяные гости,

Не скупясь, поднесут гостинцы.

Как рубины, польются тосты,

Будут ноги мудры, как птицы.

 

В голове хмельно и угарно...

Чуть настанет пора прощаться —

Гости в щели дверные канут,

Вереницей галлюцинаций.

 

Всё, как прежде: фотки на полках,

И гардины, цвета соломы...

Ты не верь, что это надолго:

Будет музыка в нашем доме!

 

 

Кошка

 

Задорная, гибкая, вёрткая, злая —

брожу... По пути собираю глазами

ночные цветы-фонари:

их еще засветло мне подарил

индиговый поднебесный луг.

А вокруг:

канавы, колодцы, подвалы

— и пусть их!..

В глазах моих

— тени египетских пустынь.

Глаза мои

— угольной тьмою очерчены,

как двух полумесяцев жёлтые свечи.

Блаженство запечное храбро отринув,

до кончиков коготков я — богиня.

Богиня бродячих, живучих, поджарых,

охотница на ночные кошмары.

Которые так усердно баюкает

мой меньший брат —

чудак-человек...

 

 

* * *

В пене шкура океана.

Ветер — зверь, готовый съесть.

А глаза у капитана —

То ли уголь, то ли жесть.

 

Что в грядущей тьме таится?

Шторм? спасительный причал?..

Расплетённые косицы,

Будто бесы, по плечам...

 

Жёлтый месяц в небе шает,

Жжёт бедовую свечу.

В эту ночь любая шалость

По нутру и по плечу.

 

Пусть ненастье когти точит,

К тайной цели — полный ход!

Чёртов парус цвета ночи

Невидимкой ускользнёт

 

От лихой беды. Оплачен

Счёт по самой злой цене!

«Воля, волны и удача —

Всё на месте, всё при мне!..»

 

Отбушует и отстонет

Буря — великан слепой.

Будут новые погони,

Новый день и новый бой.

 

Кто не сдрейфил, тот остался

На крыле и на плаву.

Вот и цель шального танца:

Я рискую — я живу!

 1    2    3    4    5

Стихи, опубликованные до 2008 г.

«Зимний дебют 2006». Е-сборник в формате PDF. Объем 1530 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com