ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Татьяна РЕШКЕ


Об авторе. Новые публикации

СТИХИ 2005 — 2007 гг.

 

* * *

Как угадать, откуда,

Усилием или чудом,

Первые строчки ложатся на лист?

Первая рифма ложится на грусть?..

 

 

* * *

Оконце инеем запаутинено,

В горнице поселился нахальный

Хлам. Повсюду — покой, безлюдье.

Голос часов

приглушённо строг.

 

В моей голове — пустыня.

Меж серых её барханов

Бредут караваны верблюдов:

Кратких сюжетов,

протяжных строф.

 

Который век на планете?

Лето? Или давно уже осень?

Ветры под окнами рыщут

От зари до зари,

от звезды до звезды.

 

Стихи — они очень странные дети.

Кушать и пить не просят,

Крова не ищут. Их пища —

Пучок колючек,

глоток воды.

 

Домашние сетуют: миражами

Я, мол, живу... Наивные люди!

Да, миражи обожают гнездиться

В пустыне моей,

уж так повелось.

 

Но взор мой пристально провожает

Косматые караваны верблюдиц:

Они увозят мои гостинцы

Жителям

рождественских звёзд.

 

 

Мастер (Вечный покой)

 

Стыл вечер — в жизнь и в смерть длиной.

Зелёный вечер пах омелой.

Моя душа была Луной.

Пустой, холодной, белой-белой.

 

...Терзался о бумагу

почерк ломкий,

Воспоминанья тлели на весу...

Щелкунчик-ундервуд,

каминные решётки,

Картинный вид на винную лозу —

 

Посмертные страницы... для кого?

На кой?.. Ведь даже крыса не услышит,

О чём покойный автор так усердно пишет,

Заверчен до зари сюжетною канвой.

 

Дышу... пишу (не для живых очей!)

Пустые, но сверкающие главы.

Я как и прежде — мастер! Болеглавый,

Мечтательный и бледный чародей.

 

Что за дурная должность — мастерить!..

...Без ясных роз, без наготы, без свиты

Бескрылая, седая Маргарита

У влажного окна, задумавшись, стоит.

 

Глядит, превозмогая боль висков,

Как в утлое оконце дождь долбится:

Она боится «старых пауков»,

Она бессонниц сгорбленных боится!

 

Над крышей... кони? колокол? гроза ли?

Ах идолы, туда, туда хочу!

Мой Бог с прекрасными собачьими глазами

Всю ночь бродил по белому лучу.

 

Не проложил пасхальную дорогу

В мой горький дом. Не подарил тепло.

И лунный свет колол босые ноги

Его, как будто битое стекло.

 

Со мной — века, гнетущие, как плиты,

Морщинистые рыльца маленьких пажей,

Готические вздоры витражей,

Гусиное перо и шорох Маргариты...

 

Убоги, до чего же мы убоги,

Марго! С восторгом я готов отдать

До задыханья длящиеся строки,

Всё, всё до капли, лишь бы вновь — летать!

 

Над травами долин... печалиться... о ком?

Но лунный свет, как падаль, на ресницы.

О боги, боги, мне опять не спится!

Как слеп, как тесен

вековечный дом.

 

 

* * *

 

Зажмурилась земля,

Свернулась, как змея,

Предчувствуя набат и зой

Перед грозой...

 

Окаменели волн качели

Средь бела дня.

Тяжёлой тучи зоркий череп

Исполнился огня.

 

А я приоткрываю окна

В застывший мир:

От крика колокола знобко

Поёжился камин.

 

Пусть будет всё, что будет! Ветер,

И бой, и зой...

Остолбенела птица в небе

Перед грозой.

 

 

Ласточка (Благовещенье)

 

Хочешь ли ты песен легкокрылой странницы?

Бьют колокола святого воскресения.

Отпусти меня на волю ради праздника,

Ради Благовещенья весеннего.

 

Ведь тебе не будет в разорение

Одарить меня моей крылатой волею:

В этот первый час земного пробуждения

Две монеты — больше и не стою я!

 

Ровно как колечко малое, латунное —

Птичья воля, клад, тобой подаренный,

За копеечку, за грош на рынке купленный...

Мне же всё равно, что изумруд нечаянный!

 

Я лечу туда, где льются реки белые,

Буду петь лесам о том, что с неба видела,

Буду петь о том, что от востока слышала,

Всё, о чём на площадях не пела я!

 

Ветер оделил меня веселием,

Отворил уста восходу алому,

И велел нести по свету белому

Благовестье малому и старому!

 

 

* * *

 

Я тебя полюблю — просто так.

Ни за грош — за игру, за надежду.

Прежде выгоды, разума прежде,

За несносный какой-то пустяк.

 

Верю на слово — глупость простишь.

Верю попросту — ввек не обидишь.

Аксиомы шутя опрокинешь,

За погрешности — не укоришь!

 

Раззадоришь перчинку огня,

Так, чтоб я позабыла дымиться!

Пусть удача поймает меня,

Пусть не сможет в меня не влюбиться!

 

 

Расставанье

 

Ждёте. Равнодушную голову —

На руки... О, как Вы не правы!

Пальцы ветра бледны и холодны:

Зябнут травы.

 

Голос мой галчонком закружит.

Но кого молить о прощенье?

Домик хромоног и простужен,

Всё, что было, вытекло в щели.

 

Побурел, нахохлился ясень,

Коготки дерев ранят просинь.

Вы меня любили... не насмерть.

А теперь не любите... вовсе.

 

За оградой высится вечер,

И отчаянье ему — имя.

Расскажите мне, каких женщин

Причисляли Вы к лику милых?

 

Вы ответили... (сквозняк вторил,

Вскаркивая хрипло и грубо)...

Что пусты и нежны их взоры,

Что лукавы были их губы.

 

Фразы оседали на сучья,

Будто пепел в чёрные косы.

Зябко... Только — так даже лучше,

Проще... Сгиньте пропадом, вовсе!

 

Всё, что было, прахом свернётся,

В сумерки угасну ни с чем я...

Ведь позволь Вы мне, моё солнце,

Залюбила б до помраченья!

 

Тут ли Вы, со мною, без Вас ли —

Вы во мне. Я с волей простилась.

Эта боль моя — безобразна,

Кто же вынесет любовь-привязь?

 

Может быть, с улыбкой об этом,

Мы когда-нибудь светло вспомним?

Позади холодное лето.

А по курсу — ничего, кроме...

 2    3    4    5    6

Об авторе. Новые публикации

«Зимний дебют 2006». Е-сборник в формате PDF. Объем 1530 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

на сайте в БЦ Башня Север ( Башня Федерация ) с фотками и планировками

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com