ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Татьяна РЕШКЕ


Об авторе. Новые публикации

 

Стихотворцу

 

Время — деньги. Корпи, бедолага,

За копейку на хлеб да на чай.

Днём строчи деловые бумаги.

А стихи? А стихи — по ночам.

 

Вянут лишь безголосые души —

Тот, кто немощен да жидковат.

А талант не убьёшь, не задушишь,

Потому как известно — талант!

 

Не беда, что халупа убога,

Не беда, что бурда на обед,

Ведь поэт — он и должен голодным

Быть. А сытый поэт — не поэт!

 

Был бы сыт, затянул бы волынку

Вместо песни, забыв, что почём...

Мы ж ему и цветов на могилку,

Даст Бог памяти, преподнесём.

 

 

Потому что дождь

 

Дрожь?..

Потому что дождь.

Почему я Дождь?

Ты не поймёшь...

 

Феньками рябин

Улицу мощу.

А кого ищу?

А о ком грущу?

 

Время, как баркас

Мёртвый на мели...

Я обшарил каждый

Лоскут земли!

 

Склочникам-ветрам

На пути стоял,

Жёлтые листы

До прорех листал.

 

До темна стучал

В каждое жильё.

До безумья ждал,

Звал, искал — её...

 

Ту, чей звонкий шаг

Легче туч моих.

Ветер, дай мне знак,

Коль её настиг!

 

Ту, что поиграть

Любит под дождём...

Мне бы только знать,

Как зовут её!..

 

Пропасть долгих лет

Путь во тьме лежит.

Я прозрачен, сед,

Будто вечный жид.

 

Таю в пустоте,

Память теребя:

Где ты? Где ты? Где?

Нет как нет тебя...

 

 

Последний из драконов

 

Там, где ни души в помине,

Там, где горы испокон,

Жил да был последний в мире,

Как луна седой дракон.

 

Зверь с индиговою кожей,

Со зрачками, будто нить.

Пасть, прищур — избави Боже

С ним тропу не поделить!

 

По утрам щипал осоку,

К дальним пастбищам гулял.

Бедный луг дрожмя дрожал

Под его стопой широкой.

 

Неуклюж и дальнозорок

И чуть-чуть рассеян был

Этот чудо-юдо-морок,

Зверо-змее-крокодил.

 

Рыцари (один другого

Круче!), жившие окрест,

В оба уха, в оба ока

Стерегли своих невест,

 

Чтоб не уволок в пещеру

Гад-поганец-саблезуб...

Кто б из латников поверил:

Горный монстр — не душегуб!

 

Для чего ему принцессы?

Для каких драконьих дел?

Он к таким деликатесам

Ввек охоты не имел.

 

Дни и ночи коротая

От двуногих вдалеке,

Что-то грустно напевая,

На гремучем языке,

 

Щурясь в рыжий, лунно-звёздный,

Сероглазый небосклон,

Вовсе даже не драконом

Представлял себя дракон!

 

Не потомком древних бестий —

Каплей в море бытия.

(Капелька — сама земля,

С колокольни сил небесных).

 

Как-то раз в огонь заката,

В ветер окунув крыла,

Зверь почуял, что куда-то

Твердь гранитная ушла.

 

Сам не зная, как так вышло,

В полный великанский рост

Вытянулся — выше, выше...

И помчал! До самых звёзд!

 

В тех полях, где Козероги

Чёрною тропою шли,

Он осилил понемногу

Магию сырой земли,

 

Притяженье мохноногих

Скал, горбатого хребта,

Прелесть сахарной осоки...

Утром путник одинокий

Понял, что гора пуста.

 

Вот сюрприз! Кому ж награду

За великий подвиг дать?

Дружно затрубили барды,

Славя рыцарскую рать

 

За удар по свирепейшей

Огнедышащей змее!..

Легче стало на земле,

Так внезапно опустевшей.

 

Там, где зверь следы оставил

Триста лун тому назад,

Незабудковые стаи

Распустились, говорят.

 

Говорят... Да только реже

С каждым эхом, с каждым днём.

Бывшее когда-то прежде,

Ныне поросло быльём.

 

Лишь поля да горы помнят,

Помнит солнечная высь,

Как последние драконы

На земле перевелись.

 

 

Авось

 

Если вдруг расшибётся

Бриг во мраке невзгод,

Мы унывать не будем:

Вынесет утлый плот.

 

Знаем — выручит чудо.

Верим — Авось спасёт.

Мы — любопытные люди,

Жадные до острот.

 

Что может быть острее,

Чем над пропастью миг?

Пусть океан звереет,

Пеной вгрызаясь в бриг...

 

Где наша не пропадала?

В бурю, в штиль, на мели,

Друг, нам ли быть в печали!

Мы — на час короли.

 

В небо, где ветры бродят,

Смотрим во все глаза,

Чтоб вопреки непогоде

Гордо задрать паруса.

 

Чтоб на одну минутку

Короноваться успеть,

Дёрнув за драную юбку

Лютую бабку-Смерть!

 

 

Императрица

Памяти царственных страстотерпцев

 

Как ладанку, печаль неси.

Я буду за тебя молиться...

Я, обезбоженной Руси

Последняя императрица.

 

Как на пожар, колокола

Сзывают, каркая от боли...

Какая глушь, какая мгла,

Бездомная Христова доля!

 

Иконы плачут по углам...

Хранит Господь — пока мы живы.

А вечер клоунский колпак,

Напялил, вор, на лоб плешивый.

 

Колпак... с багряною звездой

Во лбу... Горит звезда лихая!

О том ли мальчик наш больной

Пророчил, кровью истекая?

 

Наш час пробьёт. Сквозь тьму и гарь,

Перекрестясь, расправив плечи,

Последних дней последний царь

Шагнёт своей судьбе навстречу.

 

А мы — за ним, мы все — за ним...

На нары, на штыки, на пули.

Да будет путь. И дом сутулый,

И всё заполонивший дым.

 

И — погребенья не дадут...

И — кости на болоте канут...

Ах, бедный, добрый русский люд,

Как ты погибельно обманут!

 

 

Наважденье

 

Зимний день — как больной-одержимый

После долгой и нудной отчитки.

Сквозь туман проползают машины —

Хладнокровные монстры-улитки.

 

Лишь вчера только белая вьюга

Билась бешеным шершнем у двери.

А сегодня? Пустынно и глухо.

Саблезубые иглы ощерил

 

Иней-морок... На узком окошке

Отпечатал алмазные грани...

А доверчивый листик герани

Льнёт к стеклу бархатистой ладошкой.

 

Ждёт, малыш, ясноглазого мая —

В декабре... Сквозь ледовую толщу

По дороге мечты сноблуждая —

На догадку, на память, на ощупь.

 

Смог морозный дохнёт и остудит

Этот сон... И предчувствие это...

Моё сердца, как горсть незабудок,

Замирает — до нового лета.

 

 

Чем были мы?

 

Меж лун, что игл злей,

Душа моя щемит.

Мы ходим-бродим по земле —

Такие настоящие!

Но вдруг — навстречу ночь,

Ветрами взвыв...

И — телу больше жить ни в мочь.

Раздастся взрыв,

Беззвучный, безобразный взрыв...

И всё, чем были мы,

Впитают хоботки дурман-травы

И шорохи листвы.

 

 

* * *

Блокнот напичкан пустотою строк,

А в лужах — вечер, птицы, капли снега.

Как глупо: кто-то наземь опрокинул небо,

И вот — земля уходит из-под ног.

 

 

* * *

Ложь обернётся ядом,

Коснувшись уст моих.

От вкуса волчьих ягод

Сгорит во рту язык.

 

Поскальзываясь в ветер

По звёздам, как по дну,

Я оседлаю в небе

Косматую луну.

 

Врастёт в густые косы

Осенняя полынь...

А после бала? После —

Река, мосток, пустырь.

 

Тропинка до крылечка,

Где растворится путь.

Да куст за чёрной речкой.

Как имя ей? Не суть...

 

Имён не будет больше,

И суть сойдёт на нет.

Ни радости, ни боли...

Покой — как мёртвый свет.

 1    2    3    4    5

Стихи, опубликованные до 2008 г.

«Зимний дебют 2006». Е-сборник в формате PDF. Объем 1530 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com