ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Татьяна РЕШКЕ


Родилась в г. Куйбышеве (Новосибирская область). Училась в Кемеровском институте культуры и искусства. Общалась с потрясающими людьми на писательском Форуме в Липках, а также на слете «Дети Солнца». Публиковалась в журналах «Москва», «Московский Вестник», «Российский писатель», «Пролог», «День и ночь».

ПУБЛИКАЦИИ 2015

 

 

* * *

Я пишу про детей,

Что играют под солнцем.

А под вечер — про небо,

Что играет с огнём.

А Седая-С-Клюкой

Как-нибудь перебьётся

Без поэзии! Ввек бы

Не видать мне её.

 

Подарю пару слов —

И нахальная бабка

Вмиг запомнит лицо,

Вмиг коснётся руки!

В зябком омуте снов

Заблестят её знаки,

Равнодушным свинцом

Наливая стихи.

 

Даже если со мной,

Как с подругою старой,

Поздоровается

И под кров мой войдёт,

Отвернусь, не приветствуя,

И не касаясь

Взором взора её,

Вздохом ритма её.

 

Зимней вечности злей,

Рыщет ведьма хромая —

Холод веет с лица,

Голос вьюгой воёт...

Я спешу по земле,

Оступаясь и каясь,

И живая вода

Кормит сердце моё.

 

 

Едва ль...

 

Летят года, листвою шелестя,

Уносят грусть.

Морщинистой и белой буду я...

И пусть.

 

Я — буду. А со мной — весь рай земной,

И солнце. И луна.

Я буду светом, буду тьмой льняной

Полным полна.

 

Ладони-тучи, волосы-ветра,

И кожица берез...

Нахмурившись, взгрустну (что, мол, стара),

Но не всерьез.

 

В груди дрожит... синица ли? звезда?

Век напролет

Смеюсь, лечу — одна, одна.

А всё — моё`, моё...

 

Мир — мне в ответ. Вовне и внутрь меня,

И вглубь, и вдаль...

Я белой буду. Но умру?

Едва ль...

 

 

Удержись!

 

Ветер, ветер... Шалый хлыст...

А назад? Дороги нету...

Катится в хмельную высь

Одичалая планета.

 

Шар земной, как снежный ком,

Громоздится твердолобо.

Вьюга белым петухом

Резво скачет по сугробам.

 

Пусть зима ветрами бесит,

Кто-то шепчет: «Удержись —

За улыбку и за песню,

За строку, длиною в жизнь!..»

 

 

Ассоль

 

Ничто тебя не предвещало

У горемычного причала!

А я на берегу торчала —

Судьбе назло.

 

Твой парус вовсе не был алым...

Но я судьбу не поверяла

По старой сказке. Загадала —

И повезло!

 

Ты морем был слегка потрёпан.

Твой парус — там и сям подштопан.

Твой взор буравил, будто штопор,

Морской туман.

 

Я тоже, вроде, не принцесса:

Хрома и близорука. Бесы

В уме. Да ломаное песо

Томит карман.

 

Посудина твоя прибьётся

К родным пенатам, где придётся.

Твой взгляд, мой кэп, да не коснётся

Портовых дам!

 

А я последнюю монетку,

Заветную блестяшку эту,

Всю, по гадалкину совету —

Тебе отдам!

 

 

* * *

Нити вербные,

Птичий гам да грай.

Роща белая

Дышит радугой

Солнца спелого,

Солнца сильного.

Пой да пей его

С неба синего!

 

Юный месяц март —

В лентах шёлковых...

Яр его наряд!

Свят. Не клят, не мят

Вьюжным коконом.

 

Бьется сердце — так,

Словно колесо

Солнечной повозки

Через лесок

Катит весело,

Спицами блестит!

Голубеет лес

Сквозь синичий свист.

 

 

* * *

Кто придумал, будто жизнь есть путь?

Тьма людей барахтается в жизни,

Как в густой, непроворотной жиже.

Лишь бы уцелеть, каким-нибудь

Чудом. Лишь бы выручательную нить

Подобрать. Туманом обогреться,

Да в бреду в беду не обронить

Зябкое, едва живое сердце.

 

 

Кошка

 

Я сама по себе брожу —

По карнизам. То вверх, то вниз.

Не бери меня в дом, прошу:

Поводок обращаю в хлыст!

 

Я умею ластиться так,

Что поёт и жалится шерсть.

А в ночи я — лишь пара глаз.

То ли нет меня? То ли есть...

 

Счастье жжёт, где не чуешь. Глянь-ка,

Сколько с неба падает звёзд!

Хочешь? Змейку-удачу лапкой

Ухвачу за вертлявый хвост!

 

 

Отрешенное

 

Все, что коплю за душою — отдам.

Жить надо легче, проще.

А снег проходит по городам

на цыпочках, как танцовщик.

В белых пуантах, танцовщик-снег,

светлый, холодный, легкий.

Он вовсе даже не человек.

Он — перелётный

Ангел. Бессмертная синяя кровь,

тонкие пальцы,

чёрные пряди. Быть может, он

мне разрешит остаться

с ним?.. С гулкой пропастью наедине.

С городом одураченно-синим.

Даже бессонница будет по силам

снежно-хранимой

         неплачущей

                мне.

 

 

В такт

 

Ночь.

И всё, как всегда.

Ночью всё, как всегда.

На земле — как в дупле.

Непробудно. Тихо.

Одни лишь часы на дубовом столе

снуют, как всегда,

спешат, как всегда,

и не забывают тикать:

в такт подступающим холодам,

в такт обомлевшей природе...

Так тихо бывает только когда

ум налегке, и рот на замке,

а сердце

          — на взводе.

 

 

После

 

Жизнь — ярче радуги, пуще огня!

Птицы, деревья, малые дети

Будут рождаться на Божьей планете

После меня, после меня.

 

Смерть? Горемычно-костлявая правда,

Плата за то, что качала земля...

Будет расти и взрослеть моё чадо

После меня, после меня.

 

Будет, меж суетных крыл воронья,

Рыжее солнце светить, облегчая

Землю сырую своими лучами —

После меня, после меня.

 

Грусти ночной подноготная сажа,

Чёрным по белому рубищу дня —

Строчки мои мою душу расскажут

После меня, после меня.

 

 

Там и здесь

 

Там — звезды-младенцы

Нежнее, чем воск.

Там слово — не грош,

Не игрушка, а Бог.

 

А здесь — мир теснится,

Безбожно спеша...

И в теле несытом

Казнится душа.

 

 

Ведьма

 

В час, когда небо, как лисья кровь,

Я зажигаю огни в каминах.

Я — королева полночных костров,

Я — королева духов полынных.

 

Серые будни — туман да болото,

Зрячий обходит за тысячу вёрст!

Евины дочки в долгах и заботах,

Им не до песен и не до звёзд.

 

Женщина... вечно дрожит за кого-то...

Славная, кроткая, нежная мать!

Может быть, вовсе не женского роду-

Племени я? Да почто разбирать!

 

Я не подруга. Не мать. Не хозяйка.

Клятвы мурлыча себе под нос,

Вчитываясь в подноготные знаки,

Линии судеб вижу насквозь.

 

Я — королева белого танца,

Блудных котят самых чёрных пород.

Песни мои с кем-то будут сбываться

Тысячу вёсен тому вперёд.

 

 

Конец

 

Жизнь? Просто ниточка.

Порвётся там, где тонко.

Чем мир окончится?

Слезинкою ребёнка.

Солёной каплей, что погасит солнце.

 

В горбатый узел горизонт свернётся,

А семечко-полынь заговорит под сердцем.

Из фоток неродившихся младенцев

Бог выстроит приют с кирпичною оградой,

Для тех, чьи руки пахнут трупным ядом.

 

Как конфетти, оранжевые зори

Осыплются на чёрный лоб Земли.

Леса и долы обратятся в золы,

А горы двинутся, как в море корабли...

А мертвая душа?

             Бесчувственна. До боли.

 

 

Кофейное

 

Я обожаю кофей по утрам —

Густой чудотворительный бальзам.

Его учуяв, семенит в пампасы

Моих девятых снов гиппопотам.

....

Отступит ночь. И я уже не там,

Где звёзды притаились по углам

Живой и грустной комнаты моей.

Душа моя не дышит в спину снам.

....

Час-пик долбит по бедным головам,

Корпит народ по офисным углам,

А за моим плечом нет-нет да улыбнётся

Приятель, синий зверь, гиппопотам.

 1    2    3    4    5

Стихи, опубликованные до 2008 г.

«Зимний дебют 2006». Е-сборник в формате PDF. Объем 1530 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com