ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Иван РАССАДНИКОВ


Об авторе. Контакты

 

* * *

Больная мокрядь. Мокрая петля.

Плеврита дар. Природы вдовьи слёзы.

Статичны рахитичные берёзы —

Обглоданные рёбра ноября.

 

Рябая муть. Чернильница пруда.

Раздвоенные блёклые предметы

Ни просто так, ни в качестве приметы —

Ни одного звериного следа.

 

Аборигены, каркая слова,

Карабкаются в гнутые футляры

Землёю злой забиты капилляры.

Замята в нолик зябкая молва.

 

Лишь троица ворон тире старух

Облюбовав изогнутую ветку,

Разглядывают посланных в разведку

Первопроходцев — роту белых мух.

 

Сильван

Молитва старинных вязов

Как шорох ветвей осенний.

Звериные броды, тропы.

Дуплистые двери, сени.

 

Бормочет ручей невнятно.

На камешках вьются руны.

Сильван в золотой тунике

Ласкает ладонью струны.

 

Равна листопаду песня.

Колышется голос лютни.

Не бойся, беги, бельчонок,

Сюда не заходят люди.

 

Покой заповедной чащи

Хранят дерева-друиды.

Сильнейшие из мудрейших

Умеют прощать обиды.

 

Дубов расписные листья,

Резных криптограмм узоры.

Отмечены шифром древних

Ходы, тайники, дозоры.

 

Смелее взлетай, орлёнок.

Бессмертен любой, кто любит.

Во славу твою играет

Сильван на волшебной лютне.

 

Ручей серебристо-чистый.

Таинственно светят руны.

Сильван в золотой тунике

Ладонью ласкает струны.

 

Любовь на волнорезе

Белёсой каплей на зелёном срезе

Весеннего тугого стебелька

Мне вспомнилась любовь на волнорезе.

Глоток волны, в которой облака.

 

Зелёный шёлк, укутавший песчаник,

Как будто пледом каменный топчан.

А высоко над нами — трассы чаек.

И ты — так неумело-горяча.

 

Трепещущие бёдра под водою,

И трогательно тонкая рука.

И волосы что пахли резедою,

И вкус — такого твёрдого! — соска.

 

Была легка, почти что невесома,

Потом — быстра, стремительна, сильна...

Желание, как нежность, как истома,

Пульсировало, достигая дна.

 

Ты отдыхала, на волне качалась,

Мы целовались чуть лениво, но...

Желание, как птица, возвращалось,

В меха струилось новое вино.

..........................................

Кричала, уплывала, улетала,

Прикусывая губы. Ты была

Нектаром, вкусом этого нектара,

Зелёным морем, облаком крыла.

 

Бездонная любовь на волнорезе,

Подарок моря.

Совпаденье? Знак?

 

Срез времени. Увы, на новом срезе

Мы даже незнакомы. Даже так.

 

* * *

Влюблённые ветра на пустыре

Вальсировали, плыли, умирали,

Луна звучала в радужной петле,

Врастала в строй, овальная, в хорале.

 

Стекло рождало долгую слезу,

Солёную, как будто было море,

Ушедшее на синюю грозу,

Где «Дольче вита» суть «Мементо мори»

 

На форточке капроновая сеть

Улавливала голос посторонний.

И комариных труб дурную медь,

Баюкала в ячеистой ладони.

 

Надорванный, истёртый, мятый туз

В овальном звуке отражался дамой.

Сухому скарабею снился груз —

Огромный шар, тяжёлый, самый-самый.

 

Не выросло спасительных идей,

Лишь паутинка — нить прозрачной шали

Роняла вальс, летучий чародей,

Ветрам, что плыли.

Тем, что умирали.

 

Бис

Корделия, красотка, героиня,

Звезда подмостков, в золоте алмаз,

Актриса — ваше собственное имя.

Я перед вами — просто волопас.

 

Я просто стилизованный Емеля.

Садовая кружится голова.

Не уронить бы славы менестреля.

Не позабыть бы ноты да слова.

 

Готов служить Вам вечно и покорно.

Исполню самый вычурный каприз.

Вы — божество театра в стиле «порно».

Сыграете? Со мной? Немедля?

Бис!

 

Моё ремесло

Все биения сердца раскладывать в мегачисло,

Из воздушных мозаик выстраивать лунные двери,

Составлять миражи — это просто моё ремесло,

Чтобы тот, кто войдёт — ощутил, осознал и поверил.

 

Две мелодии наши тогда зазвучат в унисон.

Он почувствует детство — на миг ввечеру на аллее.

Возвратившись, уснёт... и взойдёт, словно радуга, сон,

От которого мир неминуемо станет светлее.

 

Сувениры

Нам не летать на белом корабле.

Клыки Фортуны сходятся в оскале.

Ты — оловянный ангел в хрустале.

Я — пепельный паяц в пивном бокале.

 

Мы позабыты. Брошены. Ничьи.

Мы неподвижны. Холодны. Ничтожны.

Не нам поют фонтаны и ручьи.

И чудеса, к несчастью, невозможны.

 

Я — сувенир. Ты — тоже сувенир.

И в этом мы, как близнецы, похожи.

К чему роптать? Так обустроен мир.

Но ты гордись —

Ты стоила дороже.

 

* * *

Серый мегаполис молчит.

Съёжился бетонный анклав.

Путаются капли-лучи

В струнах водосточных канав.

 

Фа диез минор, ля минор —

Звонница живого дождя.

Вечер на решения скор.

Значит, ухожу уходя.

 

Разошлись по лузам шары,

И сценарий слишком знаком.

Насквозь — проходные дворы.

Мимо — райсобес, исполком.

 

Два грифона перед мостом.

Мне налево, прямо и вниз.

Как я угадал, что потом? —

Соло: капли вкось о карниз.

Правильных тональностей ряд.

Вот уже звучит ля бемоль...

 

Господи! Наотмашь подряд

Две волны. Раскаянье. Боль.

 

Память отворила шатёр.

Сладкий призрак неуловим.

Берег моря. Пристань. Костёр.

Прошлогодней музыки дым.

 

Наши ночи. Тот же мотив.

Цепь замкнуло. Минус на плюс.

Длится, в узел сердце скрутив,

Дождевой причудливый блюз.

 

Пляшут пальцы-капли-лучи.

Рвёт плотины память-река...

 

Оператор, звук отключи!

Декоратор, прочь облака!

 1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com