ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Иван РАССАДНИКОВ


Об авторе. Контакты

ОБЛАКА-САДЫ

* * *

Появляешься вечером, влагу в ресницах тая.

Облака осыпаются, лишь накренится основа.

Проплываешь немая-немая, ничья, не моя.

В лабиринте прощаний забыто волшебное слово.

 

Инвалидные лодки — большие речные жуки.

Ты, вжимаясь в уключины, молишься высохшим телом.

Остаётся гадать, глядя с берега Леты-реки —

Что ты хочешь услышать, зачем появляешься в белом.

 

Твои хрупкие вёсла — всего лишь стекло, зеркала.

Слева быстрое зеркало, медленно зеркало справа.

Ослепляя, блистают два солнечных диска-крыла.

Два кривых ятагана.

Разъятое время.

Расправа.

 

Волны чёрные вязкие мнут отражения лиц,

Где дрожат небеса — под водой перевёрнутый купол.

Ты — последняя женщина древнего племени птиц —

Слишком долго живёшь в этом городе каменных кукол.

 

Иван — Кощею

Отец Кощей, держи свою иглу.

Живи. Не бойся. Смейся вольной воле.

Мой галеон разбился о скалу.

Мой аэробус рухнул в чисто поле.

 

Не обретут моих уже мощей.

Не залучит их цинковая сфера...

Отныне ты бессмертен, брат Кощей.

Носи по праву титул Агасфера.

 

Дорога-гора

Лови на ветру цветные шары

Гори-догорай, дорога-гора.

Соломенный бриг. Брикет мишуры.

Барочный баркас. Сорви номера.

 

За пазухой мир. Тезеева нить,

Камыш — Гильгамеш.

Краплёный коллаж.

Герою дано судьбу изменить,

Обломками душ набить ягдташ.

 

Легендою жить, легендою стать.

Гранёной стрелой пробить облака.

Горгона, гляди в зеркальную гладь.

Змеиный валун, замри на века.

 

Дорога-гора. Везувий-закат.

Червивой толпе неймётся, не в мочь.

Панический бес. Горячечный град.

Расплавленный плед уложится в ночь.

 

Брикет мишуры оплакивать зря.

Они — номера в Господней горсти.

В одном из шаров стрела янтаря.

Почувствуй заранее. Не упусти.

 

* * *

Сестра-зима стучится в зеркала

Позёмкой лебединого крыла.

Разрежены движения и звуки.

 

Поля обзора — в площади зрачка.

Вселенная — не больше кулачка.

Все алфавиты — тени буквы «буки».

 

Люминесцентной кляксою луна

Дрожит, позабывая времена

Владычества, величия, всезнанья.

 

Колючий снег летит за воротник,

Переполняя ледяной дневник

Колючею дискретностью сознанья.

 

Облака-сады

Облака — огни, облака — моря.

Серебристый гриф. Лучезарный след.

Не пойму в какой стороне заря,

Облака-сады... перебору нет.

 

Начерти пути во сыром лесу.

Запиши в ладонь перепевы птиц.

Отведу беду. Прилечу, спасу.

Где разрыв-трава перед ветром ниц.

 

В заревой росе всё твои шаги.

Отведёшь глаза — заплутаю в дым.

Кумовьям-ветрам ворочу долги.

Ввечеру вернусь, как найду ходы.

 

Заведу костёр на Иванов день.

Покажу в ночи вожделенный цвет.

Подарю венок. Не грусти, надень.

Облакам вовек перебору нет.

 

* * *

Куколка в коконе я.

В воздухе ты —

Яркая бабочка, вольная, как свет.

По-над водою

Звучал, затухал, стыл

Сладкой пыльцой, трассой-радугой твой след.

 

Думал, узнаешь.

Мерцает моя грусть.

Тёплые тополи передадут весть.

Ветхие веточки высохли.

Хрусть-хрусть.

Стану невольником,

Лишь бы тебе цвесть.

 

Чарку до донца за здравие.

Чей пир?

От неизвестности хочется псом выть.

Располовинило трещиной

Мой мир.

Стёрло твои траектории.

Забыть?

 

В избы стучался, расспрашивал —

А вдруг

Краешком памяти выплывет,

Где, кто

Видел медовый полёт твой,

Цветной круг.

Пела? Играла? Грустила?

Когда? Что?

 

Ветер простужен.

Горит на табло ноль.

Дни, словно ниточки в долгом сукне лет.

Чарки — в пиру — разучились глушить боль.

Разве возможен он —

Мир, где тебя нет?..

 

* * *

Жить как живём, другое боготворя,

Молча могли бы, да выдох пробил крыло.

Словно пустая лодка, сестра-заря

Канула в нуль-ночную дыру-жерло.

 

Жёлтым кольцом барышника вьётся свет.

Тусклой монетой память щемится в щель.

Вечною истиной утром назвали бред.

Это свобода — скелет в жестяном плаще.

 

Разум разбей, сердце выплюнь, любовь пропей.

От нелюбови скукожится мир больной

Сироты перехожие мы теперь,

Ни соловья, ни ангела за спиной...

 

Зелена луна

Бредил городом — хоть бы пригород...

Сказку складывал — хоть бы присказка...

Всё горел-горел — думал, выгорит.

Всё искал-искал — думал выискать.

 

Зелена луна — небывальщина.

В белый свет летят челобитные.

Да на ком ещё вне меня вина —

Первородная, первобытная?

 

Проглядел глаза в зелены очки.

Небеса сложил в лопуховый лист.

Даровали Знак — рисовал значки.

Указали Путь — не сошёл с петли.

 

Истекла слеза, как прервался бред.

Жги, не жги себя — не воротишь дар.

Бей — не бей челом — всё уряду нет.

Залила костры зелена вода.

 

На пустом ветру дровяная дверь.

Заросла река камышами льда.

В зеркалах седой измождённый зверь.

Умолить бы Вас не ходить сюда.

 1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11

постгарантийный ремонт Мерседесов моделей r-klasse

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com