ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Иван РАССАДНИКОВ


Об авторе. Контакты

И ПРОСЛЕЗИТСЯ ОБЕЛИСК...

 

 

Смена вех

 

Ты меня не помнишь? Не беда.

Постою крестом краеугольным

На сырой границе ноября — избегая взгляда, глядя вдаль...

Скоро-скоро лягут холода.

Забубенным звоном колокольным

Поплывёт по речке первый лёд, а потом застынет, словно сталь.

 

Мёртвые курлычут журавли

Из-за четырёх зеркал Харона.

Проницают серединный мир — неумолчный скрежет, горький гул.

На карнизе подлинник Дали

Атакует серая ворона,

Как миниатюрный мессершмитт.

И душа сгибается в дугу.

 

Что с тобою стало, говори

После незапамятного мая.

Что за ветер бродит в голове? Кто навёл летейские лучи

На былые думы-алтари?

Говори!

Но ты — глухонемая...

Равнодушно куришь под окном,

Точишь каблуки о кирпичи.

 

В будке трансформаторной — вода.

Мысленно немыслимые формы

Придаёт всевидящий творец элементам млечного пути.

Искренно замкнуло провода.

Прошлому сложили приговор мы...

Причитая, тропари читал воробьям расстрига-еретик.

 

Неверны. Равноудалены

От надежды, мудрости и веры,

Сонмы полусонных горожан не следят, не видят смену вех.

Ветер, отразившись от стены,

Разметал дождливые химеры.

Холод пробирает до костей, и моя молитва — словно снег.

 

 

19-00

 

Принимаю из жалости...

Стрелы разят наповал.

Голубиными ласками — над ледниками богов

Не обманывай времени.

Кончился наш карнавал.

Закрываются выходы, осиротел Петергоф.

 

Лунный маятник движется,

Ниточка крови родной.

Флажолетами, флейтами, лентами ýже межа,

Полоса отчуждения.

Музыка — мячик ручной.

И ресницы синицами вьются вокруг миража.

 

Поплыло, затуманено слёзное поле зрачка.

Журавлиное соло мне чудится въяве и вновь.

Надо льдами-закладами кормчий упал с облучка.

Ветер, ворон юродивый, пьёт и поёт нелюбовь.

 

 

И прослезится обелиск...

 

Благодарю тебя всегда, атласный ветер Атлантиды.

Пускай стоит, как Эверест, неопалимая стена.

Стекает медленная тень, прощайте прошлые обиды —

И прослезится обелиск, в котором скрыты имена.

 

По легендарному ковру из одуванчиковой пыли

Мои несмелые шаги струятся пряничным ручьём.

Пустые дни переверни. Гортанной музыкой застыли

Миндаль, цветущий в январе, священник, ставший палачом.

 

Чистосердечная моя, весы склонили крылья девы.

Носи терновые венки среди дорических колонн.

Продлись ещё, не исчезай...

Ветров исконных перепевы

Уносят старый новый свет

В трансатлантический циклон.

 

 

Нож-блесна

 

Журавлиные молнии...

Ложь во мне, нож-блесна.

На лице, на пергаменте — тени ветвей, слова.

Запоздалые праздники высветлила весна.

Небеса покаянные.

Воля.

Вода.

Трава.

 

Аргонавтика города.

Дом на ладье Медей.

Медальонами медными — ноты,

Нетленны льды.

Разрушение времени. Штурман земли людей

Пропадает над водами, закольцевав следы.

 

Кабала беззакония.

Век золотой в устах

Ни на шаг не задержится в ритме грошовых строк.

Ножевое,

Подножное,

Ложное,

Дрожь да прах

Журавлиными грозами древо рождает рок.

 

Отольются пророчества дев и стенанья сов

По извечному встречному правилу: он — она.

На пергаменте нервами серых ночных часов

Небылицы — края мои.

Тайна во сне ясна.

 

 

Платье цвета туман

 

Молчаливая, знает ли сердце пределы

Безнадёжной надежде?

Неужто напрасно

Мы танцуем на линии водораздела

Двух туманных бассейнов, согласны негласно.

 

Словно в веке серебряном, жемчуга нити

Протянули дожди, никого не дождавшись.

Вы наверно не помните и не храните

Звуки голоса, жесты, — однажды расставшись.

 

Между строк словарей — жёлто-красные двери.

Сколько лиственных лет на луче ятагана!

Позовите меня, я почти что поверю...

Платье цвета туман.

Леди фата-моргана.

 

 

Корсет

 

Снег сатиновым шлейфом струится на плечи осин,

На квадрат новостройки, на чёрный от слёз тротуар.

В онемелой груди престарелое сердце неси,

Словно древние блюзы — виниловых дисков noir.

 

Топонимика органов зрения, слуха, письма —

Под сургучными рунами, чёткими, точно запрет.

Дорогая архаика...

Белая вьётся тесьма

По карнизам, по лестницам. Город шнурует корсет.

 

От окраины в пригород тянется матовый шлейф.

Опускается занавес на кольцевую, горит.

Разлетелся на атомы северный облачный сейф.

Старомодной элегией снежное небо парит.

 

На газон стадиона, на чахлые травы лугов

Опускается медленно плавная ткань. Кружева.

Бережёное сердце, прости своих вечных врагов,

Слиток бледного золота в теле усталого льва.

 

 

* * *

Песенная грусть, горький минор

Ленточкою нот тянется пусть...

Кончились к утру хлеб и вино.

Выйду в магазин и не вернусь.

 

В шелесте листвы ждать не дыша

Весточку весны вещего сна.

Тёмная вода, словно душа,

Осенью полна и неверна.

 

Времечко течёт смутной строкой,

А над головой — всё облака

Медленно живут...

Кто я такой?

Цель моя глупа и далека.

 1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11

«Избранная лирика». Е-сборник в формате PDF. Объем 970 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

«Летний дебют 2005». Е-книга  в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1200 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Доска террасная лиственница сорт ав вельский док доска террасная из лиственницы сорт.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com