ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Иван РАССАДНИКОВ


Об авторе. Контакты

ЧЕРНЫЕ СТРОЧКИ

 

Посередине ноября

Неуспокоенные, мы вот-вот увидимся. Гроза ли

Неправильная добрела до середины ноября?

Нас только двое в небесах. Со сломанными тормозами

Ты мчишься против часовой, по часовой навстречу — я.

 

Предначертанье — не упрёк. Пространство — грубыми мазками

И постоянно невпопад заполненное полотно.

Гроза — небесный Мендельсон. Кого бы сердцем ни ласкали,

Крепка, что истина, судьба, из двух творящая одно.

 

Нераскодированный код. Фантасмагория провидца.

Две параллели облаков, между которых — странный свет.

Давай поднимемся туда! Хочу ли я остановиться? —

Невопросительный вопрос, необязательный ответ.

 

И, набирая высоту, синхронно ли, попеременно

Друг друга чувствуем внутри, как электрический разряд.

Цветомелодия судьбы. Освобождение из плена.

Такая странная любовь посередине ноября.

 

* * *

Чёрными строчками — в красный блокнот.

Вольно колышется парус норд-веста.

Воспоминание капельки нот

Древней мелодии перечеркнёт.

И — переставит на нужное место.

 

Веру теряю, не помню молитв.

Прежние звуки едва распознаю.

Свет непонятный по снегу разлив,

Слабые звёзды скатились в залив.

И темнота настаёт заказная.

 

На разлинованном бледном листе

Новые символы музыки старой

Всё эфемернее, словно гитары

Шёпотом учат причудливый темп.

 

Словно бы старая музыка — яд,

Словно на струнах — цикута тройная.

Краеугольный мираж бытия.

Вертится обруч. Смертельно больная

Память неймёт мелодический ряд.

 

Дисгармоничные кляксы чернил

Пляшут, утратив значения знаков.

Я — беспорядочен и... одинаков,

Сколько бы масок не переменил.

 

Чёрные строчки, как питерский лёд,

Стали раствором бензиновой грязи.

Хмурый залив наблюдает полёт

Музыки в смерть.

Он внезапно поймёт

Как я безумен. Смешон.

И — напрасен.

 

* * *

Медленно-медленно движутся воды реки.

Подле полуночи наши глаза глубоки.

Нежность нежданная возле слияния дней.

От Борисфена до Тибра не будет нежней.

 

Нежность нежданная — ветер в мои паруса.

Свет ниоткуда какие-то четверть часа.

Лунная радуга... шелест случайной волны...

Только друг в друге — воистину — мы спасены.

 

* * *

Запах дыма, как сахар, сладок.

Обручённому с морем синим

Сколько нужно имён-облаток?!

Берег брезжится бригантине,

 

Окольцованной звуком нежным —

То ли флейты, а то — не знаю.

К побережью, от побережья —

Разных птиц карусель цветная,

 

Словно дней переплёт сезонный,

Закрутилась туда — обратно.

Ловят пальцами робинзоны

Ярких бликов шальные пятна.

 

Говорите же, не молчите!

Мне Ваш голос — что флейта эта.

Море — сеятель и учитель.

Наша встреча волнами спета.

 

Её вынянчил и взлелеял

Атлантический ветер... ветер.

Дева, девочка, Лорелея,

Говорите, я верю... верю...

 

* * *

Крещенские дожди. Играй, зима,

На древней арфе медленной реки.

Как сиротливо смотрятся дома,

Когда глядишь на них из-под руки!

 

Северо-запад. Кортик именной

Материку не возвратил Гольфстрим.

Гнилая осень рандеву с весной

Назначила и смыла белый грим.

 

До края полнясь небом и тоской,

Которые тождественны уже,

Зима-арфистка музыку-покой

Придумала.

А я придумал... жест.

 

Клочок провисшей грязной бахромы

Мгновенно изловчившись оторвать,

Луч-первенец упал на слово «мы».

А следующий — на твою кровать,

Увитую диковинным плющом...

 

Ты улыбнулась лучику во сне.

Улыбкою оправдан и прощён,

Не вспомню даже, что она — не мне.

 

Не вспомню, что, когда и почему

Происходило, замыкало цепь.

Искромсанную светом бахрому

Фантазий буря — в самом их конце —

Решила просто.

Яблоконьютон.

Кружились письма между этажей.

И бахромою... железобетон

Мне представлялся в ленте миражей.

 

Мы тоже миражи, и наш волчок

Закручен круто музыкой зимы.

Забыта арфа.

Трудится смычок

Над скрипкой во дворе моей тюрьмы.

 

* * *

Из-под набухших век

Смотришь. Сошли снега.

Знаешь, у наших рек

Разные берега.

 

В сереброкрылом сне —

Карта суровых зим.

Сердце моё ко мне

Медленно привези

 

В старом резном ларце.

Не понукай коня.

Коли порвалась цепь —

Так отпусти меня.

 

Семьдесят семь ветров

Ждут у моей реки.

Тихо оставлю кров.

Гляну из-под руки

 

В самый последний раз...

Твой силуэт вдали —

Смог бы — сказал «Сестра,

И за меня — моли»

 

Пылью мои следы

Запеленает зной.

Вынеси мне воды,

Но не ходи за мной.

 

На берегу — весло.

Парус, и все ветра.

Не остаётся слов.

Значит, уже пора.

 

Плыть и ещё раз — плыть.

Вниз по реке. Конец.

Но не могу открыть

Старый резной ларец.

 

В эти четыре дня

Солнце сожжёт цветы.

Не отпускай меня...

Не разрушай мосты...

 1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11

Служба поддержки. Бесплатные игры по урлу Обзор Tropez. Лучшее от меня.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com