ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

НАШ ПУШКИН


А.С.Пушкин. Рис. Ильи ТюринаИлья Тюрин. «Пушкин — Божий псевдоним». Из подборки стихов на сайте «Дом Ильи»:

ilyadom.russ.ru/dit4floor2/dit4library/20050116-pushkin.html

Анатолий Берлин. «Пушкин», поэма на рус. и англ. языках

Владимир Владмели. «Религия и приметы в жизни А.С.Пушкина»

Соломон Воложин. «Хулиганство во имя истины»

Сергей Климов. «Утро с затмением, встреча с заминкой»

Лилит Козлова. «Духовное преображение Пушкина».

Лариса Гумерова. «Мученик любви, или «Хочу умереть христианином». Комментарий к статье Л.Козловой

Яков Фельдман. «Пушкин как психолог»

Валерий Митрохин. «Вкушая быстрый обморок любви»

 

Валентин КУРБАТОВ

ПУШКИНУ

Речь, произнесенная на Пушкинском празднике поэзии

Бог милует нас и лишает остроты воображения. А то как представить, что вот здесь, перед нами, в каком-нибудь метре под землею лежит не камер-юнкер, не отец четырех детей с простреленным животом, простивший перед смертью своего убийцу, и не отвлеченная «слава России», а чудо и тайна. Чудо не то что постоянного воскрешения, а непрестанной, ровной, высокой и счастливой жизни. Наглядный пример реализма и естественности такого как будто темного понятия, как вечность. И самый, наверно, очевидный пример бессмертия души.

Всё это как будто одни высокие слова. И поневоле вспомнишь Василия Осиповича Ключевского, что о Пушкине всегда хочется сказать много, наговоришь лишнего и так и не скажешь существенного. Но раз мы все-таки неустанно говорим и не смущаемся того, что до нас эти слова искали (и находили!) Достоевский и Тургенев, Толстой и Чехов, Розанов и Ильин, и раз не страшимся наговорить лишнего, значит, это просит сама душа. И, значит, она ищет определения не для других (попробуй тут угонись за Достоевским и Соловьевым), а для самой себя: словно определив Его, ты и себя назовешь правильно и себе найдешь единственное место. Ведь он подлинно содержит всех нас, и мы все только частные случаи его полноты.

Он один, кажется, из русских писателей не знает времени и развития, не знает приливов и отливов читательского внимания, не знает старения и обновления, а стоит над Россией как долгий солнечный день без утра и заката. И один легко отряхивает с себя памятники, как бы они ни были хороши. Никакие бронза и мрамор не оденут его, потому что нельзя одеть свет и любовь.

Он мальчиком может сказать «Я скоро весь умру...», но на самом деле еще до первой строки уже будет знать глубиной небесного знания: «Нет, весь я не умру. Душа в заветной лире мой прах переживет». Душа в лире, а не тело в бронзе.

С ним никогда не печально, даже когда он пишет «Бесов» и «Жизни мышью беготню», «Телегу жизни» или «Мы все сойдем под вечны своды», потому что в каждой строке звучат высокая гармония совершенного строя и ясности, счастье преображения и свет исповеди и прощения.

Подлинно он весь свет и воздух, весь — Россия, которую он назвал просто и полно, самыми прямыми словами. А она этими словами сразу сказала о себе миру, но он до сих пор не может вместить этой простой прямоты, потому что жил слишком извилисто и растерял словарь открытости и любви.

Его непереводимость и единственность в мировой культуре (а ему нет подобия ни в Гете, ни в Шекспире, не говоря о тех, кто поменьше) вернее всего говорят о нашей национальной глубине и небесной правде. И нам нет надобности объяснять эту глубину какими-то особенными словами, потому что достаточно как пароль сказать «Пушкин», и мир поймет, какие свет и даль предстоят ему, когда он освободится от корысти и стяжательной страсти, затемняющей зрение.

Он приходит к нам каждое начало июня, чтобы без назидания и пафоса укрепить в мужестве и терпении, в любви и свободе, в том, что называется самостояньем и обязанностями человека, без которых нет никаких прав, до которых мы стали так падки.

Он наше оправдание перед миром. И подлинно и святые не утешили бы нас, если бы мы не знали этого счастливого, навсегда спасительного для русского сердца имени — Пушкин.

1 июня 2003 года

ilyadom.russ.ru/dit4floor2/dit4library/20050116-pushkin.html

НАШ ПУШКИН

Анатолий Берлин. «Пушкин», поэма на рус. и англ. языках

Владимир Владмели. «Религия и приметы в жизни А.С.Пушкина»

Соломон Воложин. «Хулиганство во имя истины»

Лилит Козлова. «Духовное преображение Пушкина».

Лариса Гумерова. «Мученик любви, или «Хочу умереть христианином». Комментарий к статье Л.Козловой

Сергей Климов. «Утро с затмением, встреча с заминкой»

Яков Фельдман. «Пушкин как психолог»

Валерий Митрохин. «Вкушая быстрый обморок любви»

Дом Ильи Тюрина

Стихи«Русский характер», эссеИз записных книжек

«Шекспир». Сцены. На рус. и англ. языках.

Винничанам не светит поверка счетчиков воды на дому.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com