ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Анатолий ПРИВАЛОВ


 1    2    3    4

 

ПИСЬМО   ПЕРВОЕ

 

   Б Е Г С Т В О

 

Куда живём? Бежим куда мы?

 

Только треск

над Землёю моей!

Не узнать её будет

вскорости.

Только треск...

Разум, не перелей!

То смещаются

скорости.

 

На бегу

Размножаюсь и ем.

Всё смешалось —

И быль и небыль.

Я бегу от себя.

Но за кем?

...За собою,

Каким я не был.

 

 

ОТСТУПЛЕНИЕ   ПЕРВОЕ

 

ВОТ   СТАРИК   У   КОСТРА

 

— Дед! Как жизнь?

«Сколь той жизни — на донце...» —

он прошамкал, бессильно гугнЯ.

 

Как предвестие судного дня —

пятна, чёрные взрывы на солнце,

и остатки, под пеплом, огня.

 

Было всё — ничегошеньки не было!

Кровь и пот, вы закованы льдом.

 

Вот он здесь, между былью и небылью, —

гость, хозяин, батрак, скопидом.

 

Жизнь упала в закатные дали.

Он сидит, как языческий Бог.

Не себя ли, старик, не себя ли,

не себя ли ты в ней превозмог!

 

«Да-а-а, милок...

Добиваю огОнцы.

Там старА заждалася меня».

 

Не мигая глядит он на солнце.

Но слезятся глаза у огня.

 

 

ПИСЬМО   ВТОРОЕ

 

ПОГОНЯ

 

От Адама и Евы до судного дня —

суть от первого вдоха до смертного часа —

человек! никогда, малодушье кляня,

ты не мог, но желал: от себя бы умчаться!

 

Я бежал от себя.

                    Север, стужей дыша,

дал понять, испытав: можешь, парень...

                                                  Однако

он меня удержал до невнятного знака —

ибо там исходила по капле душа.

 

Что ж!.. вернулся домой, но, прозренье тая,

я стоял нем и глух: он не подал мне руку!

Даже старая груша, подруга моя,

затаила под пнём безответную мУку.

 

Пропасть. Пропасть!

                        Упал я на гиблом краю,

знать не зная, что это — второе рожденье.

Но не прыгнул!

                        Отполз...

                                      Кинул душу свою

в суету городов — как во мщенье;

по морям по волнам — как в отшельный покой;

в забытьё заграниц — как заклятьем ведОмый...

 

Пусть исходит!

                 Теперь я везде не чужой.

Но отныне — вовеки! — нигде я не дома.

 

Что Европа, Америка; Африки зов!

Дальше... дальше бегу и тоскую невнятно.

Если даже на солнце какие-то пятна —

человечья текучесть пятниста с азов.

 

Только лишь иногда обжигает...

                                           Не стих!

Полуявь-полусон, как предчувствие вечной тиши:

словно я, наконец, у истоков своих —

я догнал себя там...

                                на исходе души.

 

 

М О Л И Т В А   П Е Р В А Я

 

Воля твоя, Господи! —

 

кто бежит тот идёт

кто идёт тот стоит

кто упал упадёт

уготован подсчёт

сколько падать ещё

впредь ему предстоит

ну а кто переждёт

устоит Хитровит

процветут Плутовит

Ханжевит Хамовит

Паразит просквозит

проскочит Иудит

и почит Эрудит

заживо...

           Господи! Твоя на всё воля!

 

 

О Т С Т У П Л Е Н И Е   В Т О Р О Е

 

Где до участия далёко —

сугробы слов понамели:

глубокий уровень намёков,

по сути дела, на мели.

 

Отдача жёсткая, тугая;

от «помощи» — душа в крови!

Ну что ж, пускай она нагая, —

скорбя, душою не криви.

 

Пусть, окровавлена до срока,

всё верит, что не зря болит;

что бессугробно и глубоко

поможет... но не исцелит —

                                 в р е м я.

 

 

М О Л И Т В А   В Т О Р А Я

 

Прими, Всемилостивый, слово грешное!

 

...Ну а тот, как же тот,

кто летит?

кто хрипит, задыхаясь,

от родной кислородной нехватки,

нарываясь на схватки

над вознёй-лихорадкой;

кто познал мимолётность пути?

 

Тот бежит от себя за собой.

Тот погнался за собственной тенью.

Вот обгонит, сгорев...

Вот обгонит — и станет звездой!

Нет, не этому, в «святости» с ленью,

но другому! — тому поколенью,

что так жутко завоет над ним,

окропляя расколотый нимб...

 

О, безумца судьба!

Ты провидица грешная!

Ты — ребёнок, играющий

на краю пропасти.

 

Господи! на всё воля твоя!

 

 

ОТСТУПЛЕНИЕ   ТРЕТЬЕ

 

ПОРЧА

(несказочные мотивы)

 

Что ж ты маешься так по ночам? —

«Наяву и во сне люди ползают!»

По врачам бы тебя, по врачам...

Да от совести нынче не пользуют.

 

Напустил на себя как болезнь.

Непристойно во мраке означился.

Не от мира сего — так и есть!

Да и сам над собой озадачился.

 

Где царевна-лягушка твоя?

Этот мрак не с рассветом рассеется.

И болит твоё сущее Я:

сколько раз в человеке сеется?

 

Хочешь лютую молвь разнести,

поклоняясь душевному холоду:

нынче, кажется, честь не в чести —

кто теперь бережёт её смолоду!

 

Зло-бедовый ты мой, ножевой!

Сколько раз Воскресению кланялся,

приникая к воде... неживой... —

навсегда этой порчей поранился.

 

И коня в поводу подведу —

завернём по живую да пО воду;

огорюем и эту беду,

да заплачем по случаю-поводу...

.....................................................

 1    2    3    4

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com