ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Анатолий ПРИВАЛОВ


 1    2    3    4    5    6

 

II. ДВА КРЫЛА

 

* * *

 

Сколько лет и потерь!

Незакатные

годы юности нас

развели.

Глупость наша,

грехи неоплатные,

вы при встрече

огнём зацвели!

 

Оттого откровения

горькие

словно эхо звучат...

 

Не в нови

откупаться нам

сухонькой коркою

от единственной

нашей любви.

 

(Карское)

 

 

БАЛЛАДА О ПЕРВОЙ ЛЮБВИ

 

1

 

Народился месяц молодой,

угнездился на верхушке липы;

в озеро глядится.

                               Над водой

шелест камыша да ветра всхлипы.

 

Эта ночь, как видно, не для сна.

Что же делать, разум тут не властен.

«Вот, приехал. Отпуск. И весна...»

Обожгла смешливо: «Ой, ну здра-асьте!»

 

И прошла, как облачко легка.

До чего же у тебя всё просто.

И глядишь на мир ты свысока —

с высоты, что по плечо мне ростом.

 

Расцвела ты мне на непокой;

застишь белый свет — и сам не знаю:

по пути ли с гордою такой,

заодно ли с ветром отрыдаю.

 

2

 

Отрыдалось трудно. Улеглось.

Замерло на дне души до срока.

Не задалось счастье. Не сбылось.

Притерпелось. Поросло осокой.

 

Эх, осока! — острая трава...

Видно, не всегда и время лечит.

Знать не знал я, что любовь права,

что ещё обнимет нас за плечи,

поведёт нас в юность, защемит,

на двоих один пиджак подарит;

что ещё крылами прошумит,

и обоих нас ещё ударит,—

но не сразу.

 

Через девять лет

женщина с двумя детьми, без мужа,

даст мне припозднившийся ответ:

«До сих пор мне только ты и нужен!»

 

Что же делать?

Вот и разум властен,

Только ночи снова не для сна.

Отчего не всем даётся счастье?

 

   ...Ветер. И ещё одна весна.

 

(Белое)

 

 

ЗАКЛИНАНИЕ

 

Ты — вершина. Ты — пик.

Ты безмолвный мой крик.

Всею любящей силой

я стремлюсь к тебе, милый.

Ты безмолвный мой крик.

 

Ледяная гора.

Но настанет пора

извергаться вулкану —

я к подножию стану,

ледяная гора.

 

В этой лаве с тобой

под единой судьбой

возродимся из пепла,

и с тобою — хоть в пекло

под единой судьбой!

 

(Перт, Австралия)

 

* * *

 

Взрывы памяти... отблески... эхо ли?

Две луны — не твои ли глаза?

Что ж,

весну мы с тобою проехали.

Жду:

вдруг летом ударит гроза.

 

Ослепить не сумеет, как в юности.

Дом грозою не будет разбит.

Светом новой, глубинной лунности,

дрожью нежности прознобит.

 

(Обская Губа)

 

 

СЛУЧАЙНАЯ ВСТРЕЧА

 

Этот вечер и внутри звоночки.

Эти взгляды проблеском ножа...

 

Нет пока ни запятой, ни точки,

но, памятью престранно дорожа,

я живу, и светятся нетленно

два мерцанья лучшего из лиц!

 

То ли это всплески во вселенной,

то ли ветер от твоих ресниц.

 

(Печора)

 

 

АВТОПОРТРЕТ

(Акростих)

 

Он себя не узнавал:

Лишь бы на неё смотреть.

Если можно — выпивал.

Лучшей песни мог не спеть.

Если врали — уходил.

Больно было — пил стихи.

Если кто не угодил —

Добавлял себе грехи.

Если снова холодна —

Вовсе становился псих.

 

Он — один. Она — одна.

И ни слова о двоих.

 

Только все слова — вода.

Отцвели не все цветы.

Лютая моя беда —

Я люблю тебя.

А ты?

 

(Архангельск)

 

 

* * *

 

О как отчуждённо, как странно, однако;

о как неприступно, без всякого знака,

ты смотришь...

О, сущность твоя так двояка!

Но в любящих силах моих

луну отогреть на темнеющем небе,

в страну увести, где никто ещё не был,

поэму сложить о любви и о хлебе,

что будем делить на двоих.

 

(Печора)

 

 

ПРЕДОЩУЩЕНИЕ

 

Голодным глазом полная луна,

все тени выедая, вниз глядела.

Лежала на руке моей она,

не ведая жестокости предела;

не ведая, что наше сумасбродство,

наполненность и шёпот по ночам

уйдут к другим.

И маска благородства

здесь неуместна...

 

О, как горяча

была любовь!

Что за святые муки!

 

Рукой со лба холодный вытер пот:

в предчувствии ещё одной разлуки

ущербный месяц щерит бледный рот.

 

(Баренцево)

 

 

ПРЕДСКАЗАНИЕ

 

Мысли напрасные, что ж вы роитесь

так, что кружится от вас голова?

Очи горячие, что же вы снитесь?

Видно, цыганка, была ты права...

 

Взяв закурить, с придыханьем сказала:

— Ай, золотой, зазнобила тебя!

Как грудника по рукам спеленала,

только всё это тебя не любя.

 

Дальше услышал, что счастья не будет:

линия жизни не та у меня:

— Сердце возьмёт — а тебя позабудет.

Нету в душе её чудо-огня.

 

Помню, меня забавляло гаданье:

серьги плясали, горели глаза...

 

Горестно так, позабыв про вязанье,

мама глядит — и вскипает слеза.

 

Матери слёзы, зачем вы струитесь?

Цыганка! зачем ты детьми поклялась?

 

Очи горячие, что же вы снитесь!

Память моя! если б ты порвалась...

 

(Архангельск-Амстердам)

......................................................

 1    2    3    4    5    6

«Искус воскрес». Поэма-мистификация.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com