ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Светлана МАКАРЕНКО


АЛЕКСАНДР ОБОЛЕНСКИЙ:
«ЯВЛЕНИЕ РУСАЛОК, ИЛИ ВОЛШЕБНАЯ ДВОЙСТВЕННОСТЬ КИСТИ»

 

1.Согласитесь, довольно странно иногда складывается жизненный путь художника. Путь поиска, путь наполненный жаждой познания не только самого себя, но и духа искусства, сути искусства и его колдовских чар.. Эти чары иногда так изменяют направление кисти художника и краски его палитры, что не сразу можно поверить, что кисть эта была в одной и той же руке...

Русский пейзажист Александр Оболенский, создавший немалое количество работ именно в этом жанре, работ которые почти тотчас разместились в многочисленных частных коллекциях, в выставочных галереях Петербурга и в музеях за пределами России, вдруг начинает создавать картины в стиле «ню».

Это так неожиданно, так парадоксально, что полотна, и уже побывавшие на выставках и вернисажах, и — новые, то и дело оцениваются критиками и ценителями далеко неоднозначно.

Кто-то совсем не принимает их всерьез, кто-то — восторженно ахает, а кто-то, снисходительно улыбаясь, пожимает плечами..

Детские забавы, игры кисти, «лубочные картинки», дань прихотливой моде или пылкие фантазии влюбленного сердца? Новая традиция? Синтез прошлого и предвосхищение поиска? Полета души? Что это такое? Как это понять? Как обозначить словами?

Вряд ли мне это удастся. Но я пытаюсь, отбирая внутренним взором, взором сердца, тем взором, который всегда выбирает то, что понравилось, то что — искренне, то что его греет, невесомо, будто солнечный луч, пробивающийся сквозь облака...

 

2.

Я далеко не специалист-искусствовед, но пристально рассматривая новую коллекцию полотен Александра Оболенского в жанре «ню», поймала себя на мысли, что наблюдаю некую сказочную феерию, которую можно было бы назвать: «Явление русалок»...

Да. Картины эти, поистине — «русалочьи», ибо имеют, на мой взгляд, одно очень интересное свойство — художественную двойственность.

Поясню свою мысль далее.

 

3.

Все они разные, эти волшебные дивы — девы, изображенные в серии полотен «ню». Иные из них словно сошли со страниц гоголевской «Майской ночи», а другие — как бы выросли из мазков загадочной врубелевской кисти...

 

 

Если задуматься, то видны будут те же прохладные краски, полутона, волшебство туманных мазков. («Северо-Западная речная нимфа»).

Этот туман — облако, эта волшебная занавесь из снега или ягод земляники почти всегда скрывает на картинах лики речных ундин и обнаженных нимф Оболенского, хотя иной раз они и написаны с добродушною иронией, едва ли не в духе народной картинки — лубка.(«Курцевская Леда», «Коврик».) В картинах постоянен насыщенный колорит, который очень сближает их с народным творчеством. Ими любуешься просто, словно впитываешь солнечный свет или прохладу родниковой воды. Думается: «А может быть, художник хотел летуче зарисовать свой сон, видение, фантазию, порыв чувства?» Что то невесомое, полувоздушное?.. Но вот интересно, ундины иногда так явственно похожи на земных женщин-толстушек, совсем обычных, теплых, домашних, рыжеволосых...

 

4.

Я бросаю на полотна еще один, более пристальный взгляд..

И тут вдруг становится неожиданно, но совершенно отчетливо видна живущая в картинах пленительная игра ночи и дня, отражение света и солнечных лучей в воде и в листве — и тотчас отчетливо понимаешь, что теперь волшебное зеркало повернулось другим боком и в этой его грани властно вступает в свои права художник — пейзажист, до безумия любящий природу, чувствующий все ее тонкие струны, оттенки, даже звуки, если только их вообще возможно передать цветом! Я опять забываю, что нельзя описывать картины словами, и опять — пытаюсь...

Заросший тиною пруд, над которым склонилась воздушная нимфа, пышность листвы береговых ив, гибкость их веток — лозин, переливчатая игра красок летнего неба, полдневный жар которого чувствуется даже и в прохладе выставочного зала, («Купальщица» 2000г.) все это столь ощутимо, что хочется потрогать руками.

Реальность, давняя традиция пейзажного полотна одерживает в мазках кисти мастера победу. Кажется — явно торжествует.

 

5.

«Да, но что же тогда остается от сказок в картинах?» — спросите Вы меня. Все то же, что так в них завораживает, пленяет. Дух волшебства. Неясность очертаний лица, некая загадочность облика. Обернется ли девушка — русалка, подарит ли улыбку, протянет ли кувшинку цветок, сорвет ли ягоды на земляничной поляне, поймает ли в руку сиреневый лепесток в лунной ночи? Об этом неустанно думаешь, глядя на лучшие из полотен в коллекции «ню» Александра Оболенского.

Двойственность, волшебная зеркальность в полотнах этих не сыграла с его творчеством злой шутки, совсем наоборот. Она сгладила некоторую шероховатость первых его шагов в этом жанре искусства, создав тем самым изящную, неповторимую манеру, особый Почерк Художника, и подарив простор его воображению, полету его Души, запечатлев мазками кисти ее собственную неповторимую историю: взлеты и падения поиска, неустанную, неуемную жажду совершенства. От ошибок в таких вот полетах никто не застрахован, но пока она есть, эта неутолимая Жажда, пока она — ощутима, пока Душа Художника неустанно творит историю — чего бы ни было — сказки, любви, чувства, фантазии — значит, у Художника, Мастера, Творящего Вечность, все еще — впереди, не правда ли? А значит — благословен и поиск, и Дорога, ведущая к нему...

 1    2      4

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com