ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Александра ПОЖАРСКАЯ


 1    2    3

 

 

В темных очках

 

Смеркается. Девочка с деревянной лошадкой стоит на тротуаре

и горько-горько плачет.

Её хватают за ноги машинные фары,

быстро обходят пары.

Ночь, надвигаясь алчно,

мерит малышку хищным

глазом луны, что жутко оранжев,

вымоченный в соусе заката.

Она потеряла маму,

взглядом растерянно ищет

в толпе красивых тёть, сильных от одиночества,

просто спешащих дальше,

в толпе изысканных дядь,

бредущих порой почему-то парами,

обнимая — друг друга? — брат брата?

В толпе людей в тёмных очках

Ждёт.

 

...........

 

А где-то не так далеко: в двух кварталах или два дня назад —

пятеро бьют одного.

Они потеряли совесть и человечий облик —

у каждого бьётся в висках:

«гад. Гад! Гад!!! ГАД!!!»

Для одиноких тёлок и женоподобных парней

это всего лишь разборка реальных ребят.

Толпа людей в тёмных очках

Идёт.

 

...........

 

А где-то упал дедуля

в кургузом своём пальтишке,

лежит на асфальте тихо —

и сердце исходит кровью.

Но всем почему-то пофиг —

ведь больно внутри, а снаружи:

«Гляньте, какой-то пьяный,

видали таких мы, ишь ты!»

Дедуля теряет сознанье

от этих холёных женщин

и записных красавцев.

Да это уже не важно.

Смеркается. Диск оранжев.

Ухо прижав к тротуарному камню,

он слышит:

толпа людей в тёмных очках

Грядёт...

 

Девочка, впрочем, нашла-таки маму.

 

 

 

На влажной стороне звёзд

 

Вове

 

Они сидели на влажной стороне звёзд

и болтали о поэзии,

он говорил ей: «Дурочка! Зачем сюда полезла-то?»

Она твердила в ответ на его вопрос,

зажмурившись до чёртиков,

танцующих под веками,

что звёзды — это мёртвые

тела небесные, состоящие из

металлов, разных газов, гелия —

и не бывает влажной стороны у них

с рациональной точки зрения...

Он растирал бескровные щёки ей,

кричал: «Взгляни, да что с тобой!» —

но из прикрытых глаз слезились стада чертей,

сбегая в сырь промозглую,

и брали пробы почвы; воды забор,

км отмеряли метками —

он плюнул на— взничь, у Солнца панаму спёр,

ботинками скрипнул резко, но

 

склонился и прошептал:

«Я буду ждать тебя на влажной стороне камня,

но помни: мох нужно просто гладить руками.

Структуру оставь чертям».

 

 

 

Трюмо

 

Трюмо — наш триптих, освящающий квартиру,

где ты, немного богородичен, троишься.

Мои глаза из однокомнатного мира

в твоих родных, зеркальных, выход ищут.

 

Трюмо с подрезанными временем крылами —

Наш ангел, что взлететь хотел бы очень...

И если в левой створке ты, я — справа встану,

и притопочет в середину наша доча.

 

 

 

Подруге. На смерть мамы

 

Я сотни раз прорастал травой

По берегам стремительных рек.

Сотни тысяч лет я рождал и жил

Во всех телах, что есть на Земле.

Мансур Халладж

 

Мне сыграть бы тебе, подруга,

на коричневых струнах сосны,

что в прожилках натянуты туго —

подойди к ней, за ствол обними:

не мирские распевки скандалов

и не слаженный хор аонид —

ты услышишь: ушедшая мама

и поёт о тебе, и грустит.

Ветер треплет Эолову арфу

и склоняет на сотни ладов,

но, рождённый среди эпитафий,

лес молчит, равнодушно-суров.

Сострадательный трёп пресловутый

ни к чему. У могил нет ушей.

Обними меня. Слышишь, как рвутся

Неизбывные струны в душе?

 

 

 

* * *

Иду по пятнам света на полу,

не замечая твоего прицела —

прищура глаз.

К ложбинкам влажным тела

прикован он. Но я иду, иду...

К темнеющему ласково окну.

 

СлизнИ слова мои из шарика

(как в комиксах) у губ:

молчание серьёзней и нужней.

И льёт луна оливковую жижу

мне в руку —

втереть бы в кожу

и оказаться Маргаритой не у дел:

не в старую кровать, что насквозь быт проел

до дыр озоновых и вредных в нашем слое;

не пролежни матраса обнимать —

подай ладонь. Быстрей!

 

Вскочи с — Просонья —

и растворимся в пятнах на полу,

пеняя на развратницу-Луну

и дрожь в предательских коленях...

И будем щуриться, чем чувственней, тем лу...

Хоть родинку пытаясь отыскать

иль хоть один безвестный маршрут

на столь давно изученной Вселенной.

 

 

 

Из цикла «Рыбный фарс»

 

I

 

Шепелявая девочка кормит меня рыбным фар“с”ем.

В нём отменнейшая требуха в серой смолота массе:

Ни костей, ни хребта. Съел — готово. И переварилось.

Только мучит вопрос глуповатый: как так получилось?

Башковитые рыбы дешевле подруг безголовых.

А дороже всего рыбный фарс — шепелявое слово.

 

II.

 

Сок течёт по пальцам

белый, рыбный.

Кожу попытайся

с тельца скинуть.

Предложи мне мякоть —

в губы, нежно,

Оголяя статность

рёбер грешных.

Я в твоих ладонях —

тоже рыбка.

Хвостик непокорный

бьётся гибко.

«Хватит трепыхаться,

детка», — скажешь.

По чешуйкам пальцем

водишь влажным.

 

...«Накормил и дёру?

Рыбий потрох!

Чтишь свою свободу?» —

(вслед и бодро)...

Но застряла в лёгких

кость большая.

И дышать без крови

мне мешает.

 

 

 

Стены

 

Слева — моя стена. Справа — твоя стена.

В третьей стене — дверь. В четвёртой — квадрат окна.

 

Взором скользишь по мне: платье глухое — вздор.

Только под ним — жар. Взглядом ласкаешь в упор.

 

Тесно в рубашке, да? Жилка на шее бьёт.

Хочешь, сниму — я? Пуговицы — вразлёт!

 

Электризуй меня. Воздух — губам, губам...

Стены сползлись вдруг — сладкий, желанный обман.

 

Длинных волос копна — к чёрным твоим кудрям.

Губы кусай, пей! Крепко ладони на стан.

 

В комнате красный жар. В комнате нет одежд.

Между двух стен — мы. Нежь меня — нежь меня — нежь!..

...

Только мы всё стоим. В комнате средь людей.

А в глубине глаз — чёртики наших страстей.

 

Слева — моя стена. Справа — твоя стена.

Нам не дано — жаль — взглядом пространство менять...

 1    2    3

01.01.10

Александра Пожарская. «Положи ее спать...» «Сегодня — самба». Стихи. Авторское чтение.

2,1Загрузить!

Альманах 1-09. «Смотрите кто пришел». Е-книга в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1,8 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com