ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Александра ПОЖАРСКАЯ


Лауреат Международного литературного конкурса
Согласование времен 2010

Родилась 21 мая 1982 г. в г.Иркутске. Начала писать в 15 лет в студии Анатолия Кобенкова при Лицее ИГУ. В 2004 году окончила факультет филологии и журналистики Иркутского госуниверситета, в 2004г. — Иркутский государственный лингвистический университет. Редактор и организатор Литстудии «Грани», www.stihograni.ru. Лауреат III степени в номинации «Лучший стих» и финалист в номинации «Традиционный стих» на конкурсе им. С.И.Петрова (2009), вошла в лонг-лист конкурса «Согласование времён» (2009). Публиковалась в сборнике молодых поэтов Тверской области «В зеркале», сборнике Фонда «ВСМ», электронном журнале «Пролог», региональной периодике.

 

ijp.ru/razd/pr.php?failp=08300301005

 

Александра Пожарская

30.10.09

 

 

* * *

Положи её спать у ветрами простуженной Сены.

И костлявому берегу с хрустом вправляй позвонки,

уходя к кораблю. Но привычные вроде сирены

не пускают, поют: — Забери, забери от реки,

 

положи её спать, там, на свеженакошенном сене

в тихо вянущую куриную слепоту.

Незабудки-забудки, силки-васильки ей заменят,

забормочут тебя. Только вечером вдруг обрастут

 

серой шерстью кусты и по веткам как будто по венам

заструится чернильная слизь. Забери её в дом,

и вздыхая, мол, дважды не входят в господские сени,

положи её спать. Ночь распустит вискозный подол,

 

спеленает её, та, ослепнув, в ответ улыбнётся.

Ты лежишь за стеной. На виске седина, а внутри

високосная мысль будто лишняя заповедь бьётся:

не клади её рядом с собой. Не клади. Не клади.

 

 

 

Сегодня самба

 

«Танец фальшив. Забудьте фанданго и шимарриту.*

Перья сбросьте. Незачем самбой ритмически бёдра

раскачивать.

Что же вы плачете?

А, это стразы, что вы под глаза,

смеясь, приклеили...»

 

...в это же время

толпу раздевают

латинские пальцы, в которых живёт азарт —

выпивают — густую барабанную кровь —

разгоняют — по венам — дробь:

раз-и-два, раз-и-два!

 

Танец жив.

Потому что, чёрт возьми, завтра

они возвратятся в свои фавелы

с детьми с квадратными ртами

в поисках пищи с мужьями

с жёнами раздобревшими разопрелыми

со стариками смачно плюющими

табачной слюной на улицы Рио...

 

Всё это будет завтра,

Сегодня — самба.

 

*народные бразильские танцы

 

 

На мостках

 

Злится-держится прачка. Бельё ей невпроворот.

Невпрокрут под рукой. Невнахлёст по доске стиральной.

Трёт и трёт

трёт и трёт

трёт и трёт

трёт и трёт

и трёт,

Трёт и трёт

трёт и трёт

трёт и трёт

трёт и трёт отчаянно.

 

Пальцы-увальни

душат наволочку его.

Простыню топят-топят-топят,

свернув ей шею.

Чернокнижница так говорила:

«Верней всего».

Та, напутав, кричала в воду:

«Ты всех вернее?»

 

Отхлестала по доскам зазнобу —

Ты где пропал? —

И свалилась без сил

вместе с прорванным одеялом...

Волховец по теченью бельё забирал у баб.

На мостках полоумная женщина хохотала.

 

 

 

Самосложение

 

Лай собак вонзается иглами в кожу ног,

Пятки чешутся убежать, прирастая к полу.

Пластилиновая мозоль обволакивает мой бок.

Грудь, подмышка и пол-лица — размягченно-волглы.

 

Шлёп! — свободною пятернёй — по затылку сама себе.

Хлипко свесилась голова, прилипая к шее:

Диссертации 7 листов, неотложные 10 дел,

И цитатник — на крохи строк — разлетятся веером.

 

Сникнут плечи. Из чаш весов два хранителя упадут.

Сердце скатится слепком вниз, обрывая нервы.

Шляпа мужа и мамин крест, дочкин первый молочный зуб

Из-под сомкнутых рёбер вмиг разлетятся веером.

 

Сводит бёдра. Из нижних чакр вытекает моё «хочу».

Я сминаюсь в большой комок. — Ждать уже недолго.

И приходит мой добрый Бог. И сжимает. Но я молчу —

Пластилиновая мозоль на руке у Бога.

 

 

 

* * *

 

Ариадна — это ответственно.

М.И.Цветаева

 

блуждаю в тебе

как в лабиринте,

сама себе Ариадна:

ниточку в левую руку,

ниточку в правую;

ниточку в левую ногу

ниточку в правую:

вдоль мышц и суставов

 

теперь крестовину

теперь мы синхронно:

я левой ты левой,

я правой ты правой.

 

 

 

Review

 

Пульт личности пляшет в руке

с набором бессмысленных опций

А.Остудин

 

Долго, долго чудной человек лежал здесь

И мечтами подушке куриный взрывал мозг:

Отмотать бы назад плёнку-жизнь, пока весь

Не заплыл, размышляя: «Какой-никакой рост».

 

Возвращайся по мокрым следам опять в душ.

Полотенце отбрось. Обернётся травой ворс.

Боливар унесёт одну из твоих душ

На поимку свободы. Прости им такой фарс.

 

Струи тёмной воды змеятся наверх, в кран.

Очищения нет, и выходишь сухим вновь.

Ты боишься бежать, хоть бодро кричишь: «Run!»

И бодришься сказать, настоящих боясь слов.

 

Шаг назад. На экране в гостиной рябит снег.

От повторов запавшая кнопка Re-view —

Яма вечности в пульте. Эхо твоих лет.

В ней и стены, и дно словно возраст с лица пьют.

 

...ваша первая встреча. Ты — свет. Она — свет.

Волны с берега смыты. Свидетелям нет мест.

Пусть лукавит Боб Марли: «Слёз нет, и баб нет».

Было радостно оттого, что она есть.

 

Дальше просто: полжизни мельчай. Гадай, кем

Создан мир, «Детский мир», юбка мамина, грудь, рот.

Зубы в дёсна врастают, и, становясь нем,

Ты готовишься пить из околобожьих вод.

 

 

 

Спящая красавица (взгляд сверху)

 

Тонкой бритвочкой чёрных ресниц

Бытие разделяется нА два:

Снится маленькой девочке принц —

Мама знает, что принцы — неправда.

 

 

 

Гулливер для лилипуток

 

Я б хотела принять на постой Гулливерову ногу...

Со второй головой моё тело смириться не сможет.

Как ей, бедной, болтать(ся) — ни стоя, ни сидя, ни лёжа?

Ну повесишь как тыкву на кухне — и что с неё проку?

 

Нимфоманки пусть тащат себе богатырские чресла,

А любители шахмат, уборки и петтинга — тёплые руки.

Сердце — землю и реки наполнит своим перестуком.

Я же ногу твою по-хозяйски закину на кресло.

 

Та не станет мне врать про края, где отнюдь не бывала.

Я по шрамам сама разгадаю следы дальних странствий.

Наплевать на усталость. И лепет отбросим бессвязный:

Будем твист танцевать на полу, на столе, на диване...

 

И оставшись без ног, я улягусь под сводом колена.

До утра мы дополним друг друга — а долго ли сможем?

Уходи. Мне досталась немалая доля вселенной —

Бесподобные ноги. Но ты — целиком — безнадёжен.

 

 

 

* * *

 

Тяни паучью лямку. Усреднись

До центра, где была бы пуповина.

Но мамы нет. И только в паутине

Рождаешь и приобретаешь смысл.

 

А рядом неустанно сотни рук

Хоромы ткут и ловят мух к обеду.

Завистливо косясь на ветвь соседа,

Ты доплетаешь свой девятый круг.

 

А он — десятый, как ни догоняй.

...и я приду, наверно, слишком поздно

Просить, чтоб ты запеленал меня —

Ты постарел и не выносишь слёзы.

 

Как одинако пауки молчат!

Расфасовав добычу по хибаркам,

Ждут: ветер прилетит права качать,

На вечность проверяя нити в парке.

 

 

 

Хочется притвориться

 

Есть небольшой жизненный опыт.

Хочется притвориться, что он велик.

Сорвать одну из звёздных заклёпок

И пальцем изнанку неба пошевелить.

 

Вот сверху склоняется кто-то плечистый.

— Вот, — говорит, — знания — серый песок.

Хотела казаться умной, оставшись чистой?

Дудки. Закапывай голову между строк.

 

Вот мы лежим. Хочется подобраться

Ближе. Дышать вровень...

Ну а пока

Я засыпаю, уже устав притворяться,

Ты выходишь на кухню попить молока.

 

Мне говорят: жила бы ты честно, сестрица.

Я говорю: надо начать с нуля.

И я бы рада чему-нибудь научиться,

Но нет учИтелей — только учителя.

 

 

 

Набросок пальцами

 

«...Ибо ладонь — жизнь»

М.И.Цветаева

 

Она робко погладила его по клавиатуре, ожидая ответа.

А он, с готовностью откликнувшись, погладил её карандашом между строк.

Что же — она чуть тронула упругую резинку карандашика, пытаясь стереть недомолвки.

А он, отбросив условности, погладил резную ногу её письменного стола.

Тогда она, осмелев, подёргала его за звенящие кисти черёмухи за окном.

Он же, в свою очередь, забыв о приличиях, дёрнул её за хвост пробегавшей мимо кошки.

Взвилааааааась! И ну — гладить его Золотую Орду мурашек, разбежавшихся по всей Руси-матушке. Так тебе, дурочка! где искать его теперь?

И по-детски отчаянно и неумело пытается оглаживать его по телу бездорожья.

Вот же — вот! Найдя, в дремучей тайге гладит его по зарослям багульника на мечтательно вздёрнутом подбородке; забирается на высоченную гору...

Он, осатанев от такой настойчивости, что есть мочи трясёт её за кедр, откуда на голову валятся шишки, да и рёбрам достаётся на орехи... Он раскрывает её крепкие смолистые ноги, чутко улавливая клейкий лесной аромат.

...вконец расшалившись — шлёпает её по — по — Диогеновой бочке — и оба весело смеются, понимая с полуслова, что весь завоёванный мир был бы им теснее сейчас этого маленького закутка для двоих.

С берега подмигивает Диоген, о том же талдычащий Александру Македонскому...

 

А им что царь, что нищий... мимо ладоней.

 

...она тихо опустилась на песок и потянула его на себя за краешек моря, а он омывал волнами её кожу и гладил — гладил — гладил, не разбирая...

Он: байкальские камни

Она: жареного сома, выплюнутого на берег

Он: спутанные сибирские травы

Она: бока корабля, облепленного морскими историями

— возвышенности скал и щупальца осьминогов!

— тельца медуз и волосы водорослей!

...и стискивая её напоследок изо всех сил, он нежно гладил бока её прикроватной тумбочки, сколько мог.

 

...стулья с точёными ножками, фамильные кресла и комод из морёного дуба, старинный шифоньер и кровати с резными спинками с ворчанием осуждали обступали её, затихающую и подрагивающую от прикосновений его сильных и умелых пальцев.

Она улыбнулась ему и погладила еще раз по створке окна. А он ответил, мол, как же так: без единого поцелуя. Она пролепетала что-то невразумительное, вроде — еще успеется.

 

И только — через несколько месяцев — подводя его к самолету — с завязанными иллюминаторами — она

наконец

поцеловала его

в последнюю ступеньку

разрастающегося

горячего

трапа

обещая

приятный полёт.

 

...а ветер на берегу трепал белую книгу его тишизн, забытую ими по неосторожности —

и все гладил-гладил страницы, в которые так и не было вписано её имя.

 1    2    3

01.01.10

Александра Пожарская. «Положи ее спать...» «Сегодня — самба». Стихи. Авторское чтение.

2,1Загрузить!

Альманах 1-09. «Смотрите кто пришел». Е-книга в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1,8 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Купить лучшие зубр перфораторы.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com