ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Михаил ПОРЯДИН


МИЛОСТЬ КЕНТАЙРА

 1    2    3    4    5

 

14.

 

...чтобы хватило сил на лестницу, достаточно протянуть руку и выпить стакан воды. И когда водяной вихрь войдет в разгоряченное жаждой тело, ярко-красный мир вокруг понемногу станет желтеть, а затем, может быть, вернется привычный белый свет. Но сначала надо пройти драконов порога, которые сторожат грань между ведомым и неведомым, точнее — ведомым и Ведущим. Грань эту видит только ведающий, ибо алмаз сверкает, только отвечая на взгляд снаружи. Ибо из воды не виден по воде идущий. Но ясновидящему красный глаз дракона не мешает видеть зеленые глаза утренней звезды Урусвати. Но яснослышащему рычание и рёв не мешает слушать тихие слова старшей сестры Урусвати.

 

«...Урусвати знает, где живут драконы порога. Думают, что они гнездятся где-то на дне страшных пропастей, где-то во тьме, куда люди редко заглядывают, но местожительство таких драконов у порога дома. Человек встречает их очень часто в обиходе жизни. Все, что сказано о таких драконах, правильно. Видом своим они ужасны, прожорливые, они не выпускают свою жертву. Они сторожат входящих и захватывают пытающихся уйти. Они меняют свой облик и редко показываются в своем отвратительном росте. Дракон порога явно показан как страж сознания человека, такое представление сделало из дракона отвлеченный символ, но эти драконы стоят гораздо ближе к жизни каждого обихода. Человек питает их своим недовольством. Нет такого обихода, который удовлетворил бы человека. Не говорю о жажде знания, которая будет достойным исканием. Недовольство обиходом основано обычно на низменных страстях, тогда настает настоящий драконов праздник, и накопление человеческое идет в пищу дракону. Мы уже не раз говорили о злом обиходе, который себе создает человек, но когда беседуем о Надземном, нужно еще оглянуться на препятствующие обстоятельства. О простой порог люди спотыкаются и даже падают, и даже убиваются. Но если это будет злой порог ненавистного обихода, то шаг через него будет опасен. Сколько злотолкований происходит у злого порога. На радость драконам, ужасные проклятия зарождаются. Мы говорили: «Уберите сор с порога». Этот сор питает дракона, он может так растолстеть, что и в дверь не пройти. Нужно подумать, что злой обиход является препятствием к восхождению. Кто-то уже кричит —  мы уже давно это знаем! Друг, если бы знал, то порог твой был бы чище. Довольно о злом пороге. Допустим, что друзья уже поняли, насколько вредно питать драконов. Может быть добрый порог, ведущий к доброму обиходу. Пусть такой обиход будет малым, но он будет чист, и дракон свернется в малую ящерицу. Так человеку дано творить великие превращения. Мыслитель говорил: «Разве не чудо, что можете превращать зло в добро?»

 

Милая моя сестра милосердия! Раз ты говоришь со мною, значит я еще не сор у порога, я еще из тех, кто может просить о помощи, из тех, кому можно помочь?

 

«...Урусвати знает, что человеку можно помочь в пределах его сознания. Можно дать обезьяне драгоценный алмаз, но она лишь позабавится и бросит. Можно дать ей огромное количество ценностей, и они будут разбросаны без пользы. Может быть, случайный прохожий найдет алмаз и выменяет его на нож, чтобы убить своего брата. Только в пределах сознания может человек воспринимать советы. Только устремление осознанное приведет к цели. Но люди не желают понять эту истину. Они полагают, что сумеют использовать любые ценности, но на жизни можно видеть, что самые полезные посылки остаются не употребленными. Нужно признать, что сознание, как сосуд, вмещающий все меры человека. Сверх наполненного сосуда невозможно налить жизненную влагу. По счастью, сосуд сознания расширяется до беспредельности. Так, самый угнетенный человек может не быть обездоленным, лишь бы он понял, что вместилище его сознания беспредельно. Нужно признать, что люди не признают, что их судьба находится в зависимости от их сознания. Они не любят говорить о сознании, ибо такая беседа может закончится напоминанием об ответственности. Такое напоминание всегда неприятно, ибо за ним встают забытые тени. Но мужественный человек не боится призраков. Он найдет в разных периодах истории поднимающие советы. ...нужно присматриваться к разным эпохам. Мыслитель уже знал о пределах сознания как о мерах человеческих».

 

очень хочется вздохнуть

так сдавило красным грудь

и боюсь я выдохнуть

а вдруг душа да выпорхнет?

 

«...Урусвати знает, что человек познается в каждодневном обиходе. Напрасно жизнеописатели полагают, что можно очертить ценность деятеля среди его исключительных и особых проявлений, поэтому многие описания не дают истинного человека. Но пусть изучают деятеля среди его обычной работы, среди его ближайших, среди его дум и мечтаний. Много раз изображались деятели посреди блеска выступлений, у них сверкали глаза и мощно лилась речь. Но совершенно иной облик являли деятели среди обычности. Мы, прежде всего, ценим достижения гармонии среди обиходной жизни. Большая часть жизни протекает среди обихода, и нужно наблюдать человека, как он проходит испытание обихода: может ли он сохранить гармонию дома, может ли устоять против мелких раздражений, сумеет ли избежать скуки? Много тайных условий хранит обиход, но нужно в них найти ту радость, которая вознесет в надземное бытие. Пусть люди помнят, что они слагают свое достоинство среди обихода, такое достижение будет прочным. Мы радуемся гармонии жизни, но каждый день есть замена времени. Разве можно представить Нашу жизнь, если не осознать обиход, полный гармонии? Не дни, не годы, но череда радостей труда, только это состояние восхищения дает силу прожить, не замечая времени. Но у Нас имеются и другие радости, которые могут быть доступны труженикам. Напряжение труда приближает к музыке сфер, но обычно люди не замечают зачатков ее. Так, Мыслитель поучал, насколько нежданно начинает звучать пространство: «Не человеческим мерилом определить, как становится доступно звучание надземное.»

 

мой след написан на песке волной

на облаке закатом прорисован

как красный свет идущему за мной

 

ОСТАНОВИСЬ

в начале было слово

то самое

не встреченное мной

 

но я ведь знаю

где-то там, в грядущем

где повстречает

по воде идущий

за этой красной солнечной стеной

где очевидность и сгорает в сущем

 

мой след

мой свет

мой мир опять иной

сойдутся в точке

пробуя на прочность

огонь любви на кромке ледяной

на грани возвращенья в непорочность

 

...ты помнишь ли, как крылья за спиной...?

 

«...Сила в нас самих, как и Свет, и прочие сопутствующие ему тени, ревность, обиды, ожидание несбывшегося...»

 

 

15.

 

Сил не хватило. Я не сумел пройти Драконов Порога. Мой мир опять стал пре-красным, очень красным, особенно на заднем плане, где Моцарт опять пытался оспорить правоту Сальери.

 

Сальери уверен в том, что мудрая трава не боится волков, ведь волки не едят траву. Волки —  это хорошо, это овец меньше. Эволюция овец ведет к полной победе красного песка на засеянной вселенской площади. И мир становится слишком прекрасным, превосходно красным, краснее вечернего огня. Сухой, красный мир. Сухо в горле. Скрипят слова в горле, как канифоль на скрипичном смычке. Горько, Моцарт! Давай выпьем горькую чару очарования мудрости, ты ведь хочешь стать свободным, пленник гения?

 

Осень

Оземь

Одно слово упало

Облако подняло

Пыли из были

Из далеких времен бывших близкими очень недавно

Так уже унесённое жизнью на секунду становится явным

Так сгоревшая рукопись кажется теплой в случайно открытой печи

 

А мне просто мама сегодня позвонила и молчит

И я ответить не мог

Хоть я и знаю, что она хотела сказать одним этим словом «сынок»

Можно без слов понять человека, которого знаешь полвека

И она знает, о чем я молчу, ведь я ее сын

 

Осень

Очень

Одиноко спешат часы

 

...что я здесь делаю? Горький вкус холодной водки «Моцарт»... — О, нет! — какая несправедливость! Неужели этот напиток победившей мудрости не дОлжно было назвать «Сальери»? Хотя бы этот знак признания законному соавтору вечного сюжета, медленно эволюционирующего от Авеля.

Что я здесь делаю? Под красным небом Невады собираю в кулак проклятия прокаженному миру. Зачем по-детски грозить ему приближающейся грозой? Мир усмехнется, мир знает, что мои грёзы —  это тонкие и ласковые грозы, маленькие фиалковые молнии.

 

...молния может ли молча иголкой небо прошить?

или, как слово за взором, попросит раскаты грома?

 

страшно даже не то, что дождь на земле не умеет жить

а то, что рожь без дождя —

пустая солома

 

Что я здесь делаю, под ночным сухим дождем, под точечными ударами космической пыли? Точность отточенных долгим полетом стрел Андромеды безупречна. Мой мир стал слабо-красным, как будто вечерняя заря нехотя уступила фиолетовому флагу наступающего ночного космоса. Сальери ушел, оставив на столе недопитую улику, огромную каплю водочной мудрости в стеклянном графине. Улика медленной стеклянной улиткой поползла на скрижали вечной памяти.

 

Моцарт

еще смеясь

снова над партитурой

реквием

тоже танец

и панихиды регламент

в чем-то сродни котильону

только цветов бумажных

больше чем настоящих

и еще

центр танцоров

точно не лицемерит

ибо он видит точку

где источник всех музык

 

— Моцарт!

ты тоже видишь?

 

 

16.

 

Хорошо. Тихо. Спокойно.

 

Огромные золотистые хлопья медленно падают с небес. Они пахнут свежестью, сытостью и влагой. Они пахнут радостью будущего урожая. Они собираются высоко на красной крыше моего жова и тяжелыми сугробами плюхаются вниз.

Это бог луны Цукуёми по повелению Аматэрасу спускается на землю, чтобы служить богине пищи Укэмоти: приветствуя бога луны, она поворачивает голову к морю, и из её уст выскакивают Рыбы. Так было на пятый день Творения, когда Золотой Карп принес в пасти ил Первозданного океана, и я убил его, и создал из его плотного ила этот щит тихой радости кентайров. Плотно было набито илом и планктоном брюхо славного Карпа из Дорадо!

Крепкая металлоидная кожа Золотого Карпа пошла тогда на крышу нашего жова. И тихая радость постучалась в створки моей раковины. Но громкая радость пришла на этот грунт только на шестой день Творения, когда проснулся Тахыт-котль-Торум, или Махар-Торум, который в детстве был проглочен Рыбой Эль-Дорадо и принял в её брюхе облик лягушки. Под защитой золотой кожи божественной рыбы Первый Махар вырос и возмужал. Он мог свободно выходить из моря под жесткое космическое излучение полупустой Земли без защитного металлоидного покрытия. Он взял меня с собой, положил на плечо, и я впервые за 50 миллионов лет пересёк полосу прибоя и вышел на холодный сухой ветер Священного мыса Кентайр. Там я дождался поворота земной кожи на Юг и тогда со страхом и состраданием посмотрел на созвездие Золотой Рыбы Дорадо.

 

Глаза в глаза.

 

Дорадо простили меня. Они знали, на что идут, посылая сына-первенца в жертву. Так почему-то всегда делается почва для жизни —  ценой жизни.

 

Дорадо научили меня добывать плодородный ил и питательный планктон, не убивая добрую плодоносную рыбу. Нужно просто играть с ней, танцевать под плачущую флейту, говорящую гитару, а также и смешные жестяные барабанчики. Она сама плывёт на звук. А я придумал еще и уздечки из волосяных водорослей, за которые сейчас мои дети тащут Карпушку над заранее заготовленными ровными бороздами Великого Посева.

 

Дорадо предупредили меня о времени, когда с суши на море придут морские волки. Они будут убивать кричащую рыбу. Они будут убивать себе подобных. Но они убегут с земли от напитанных божественным планктоном детей Махора. Рыцарей, котрые назвали себя Плантагенетами и поставили маяк на мол Кентайр. Или как-то по иному назвали себя наверху эти дети повелителей планеты? Но зачем я о них? Моим детям надо знать не очень много о морских волках, которые будут убивать только на море, а к нам, в глубину тихого сада, они не пройдут. Разве только в металлическом одеянии с гирями на ногах. И сверху им будут качать воздух по короткому шлангу. И поднимать их будут на веревке по звонку. Смешно, они же неповоротливее в воде, чем кентайры на суше!

 

Неповоротливы, но не так, как рыцари на турнире при дворе славного Плантагенета, Ричарда Львиное Сердце. Мне всегда казалось, что они в своих тяжеловесных двыижениях сродни нам, кентайрам в крепких панцирях! И кони рыцарей сродни морским черепахам. И доблесть их сияет блеском золотых львиных сердец. Истинно. Ибо металлическое покрытие им нужно, на самом-то деле, не для защиты от мечей или стрел. Ибо они, как и мы, просто беззащитны перед ударами низменных человеческих эмоций. Они, как и мы, тяжело барахтаются в течениях вредоносных злостных излучений. Потому и закрывают всё тело и всё лицо сплошным забралом.

 

Но мне пора.

 

Детишки потащили Карпушку на следующее поле. Время выходить инкубусам, время поливать плодоносный планктон, ил и икру. Я давно занимаюсь инкубацией икры рыб самостоятельно, без их присутствия. То есть, как только они отметали, я, чтобы они не пожрали свою икру, накрываю её вместе с камнем или фрагментом субстрата и натягиваю над полем подготовленный заранее купол-инкубатор. ...и —  о, да! — отгоняю господ хромисов, так как эти господа постоянно пожирают икру, свою и чужую.

 

На краю поля Ланселот разговаривает с Мерлином. Немного нервничает. Замолкает при виде меня. Мерлин продолжает своё поучительное бурчание:

— О, молодой сэр Ланселот... Последним путешественником по суше в этом типе металлоидного покрытия был гидальго Дон Кихот. И его перемололи мельницы тяжелого ветра. Еще тогда. А сегодня, в потоках тяжелого лживого излучения миллионов телеканалов и миллиардов мобильных телефонов, ваш добрый дух воспламенится уже в полосе прибоя...

 

Нет, ну что за вечное неудовлетворение гложет Ланселота? Даже в час, когда весь грунт удовлетворен падением небесной манны Великого Нереста, о, великая милость Кентайра!

 

Хорошо. Тихо. Спокойно.

Творится Таинство Тахыт-котль-Торума.

 1    2    3    4    5

Об авторе. Содержание раздела

Перхим поставки профессиональной промышленной химии.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com