ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Михаил ПОРЯДИН


АЛТАЙСКИЙ СТАЛКЕР

Глава 1              Глава 2

Глава 3. Сказка для сталкеров

 

Пролистнем всего одну долгую ямальскую зиму. Это, и правда, недолго. Когда тебе за полвека, твоё время ускоряется, вопреки законам физической природы. Ведь если к поезду прицепить еще один вагон, он должен замедлить ход, не так ли? А если к 50 добавляется год, наоборот, начинается ускорение. Почему?

Да потому. Законы физики божьего мира в силе. Просто поезд перевалил через перевал, движется по другую сторону горы. Это ощущение ускорения заставило нас с супругой напрячь все силы, чтобы, если нельзя обогнать время, то, по крайней мере, попытаться по максимуму его использовать. Мы начали сбрасывать весь балласт и раздавать то, что считаем истинно ценным.

 

Вопреки всей логике отрицательного опыта прошлогоднего летнего молодежного отдыха, мы собрали новую группу детей для нового путешествия. Само путешествие на Алтай удалось пробить под девизом «Откуда начинается Обь?». Хороший вопрос. Наш Ямал, да и вся Западная Сибирь, держатся на Оби, как на крепкой оси. Дети должны это увидеть. Мы смогли убедить всё руководство, ибо сами уже прошли этим маршрутом. И в этом была логика — мы же не для себя пробивали эту поездку — кто лезет дважды в ту же реку? — мы хотели отдать детям то, что сами уже познали. Покачать детей в колыбели Матушки-Оби.

А для себя…? Может быть, нам надо было доказать себе и людям, что можно и этот очень непростой вопрос молодежного становления решать по-человечески. Получилось, во что сейчас самим с трудом верится. Люди всё-таки ЛЮДИ. Если их в этом удаётся убедить.

 

Нам даже дали более широкие полномочия, чем обычно это бывает для работы на уровне директоров детских учреждений.

Первое. Маршрут мы составили сами. Помогли наши алтайские знакомые в некоторых сложных стыковочных вопросах, да и сама наша информированность тоже помогла.

Второе. Группу сформировали строго однополую. И разновозрастную.

Третье. На трех детей у нас был один взрослый. То есть получался почти семейный присмотр.

И — самое главное — дети были только свои, это мы категорически отстояли.

Парня в горы тяни, рискни? Нет. Это что за награда? Не хватало еще в горы везти «учетников в законе», как именовали себя некоторые крутые клиенты комиссии по делам несовершеннолетних. Норматив? — а у нас своих таких достаточно в клубе. Это были тоже непростые ребята, но клуб они признали своим домом. Свои пацаны, как говорится. Мы с женой в то время жили клубной жизнью с 8.00 до 20.00, знали об этой жизни всё и научились даже определять тех, кто начинал у своих подворовывать. Но эти проблемы у нас в группе даже не обсуждались. И никаких особых привилегий никому и быть не могло. Мы — это семья, не улица! В общем — команду сформировали не с бухты-барахты.

 

Помогло еще и волшебное слово «Сталкер». Тогда как раз появилась довольно жуткая компьютерная «стрелялка» о Чернобыльских монстрах. Я рассказал ребятам о настоящем Алтайском Сталкере, о неожиданных встречах и находках, о камнях, на которых рисунки детей, которые жили десятки тысяч лет тому назад, во время очередного исхода льдов Гипербореи. Пусть меня простят научные мужи, но ребятам я сказал, что каждое Великое оледенение — это просто очередное возвращение Гипербореи...

 

 

И сказка для сталкеров состоялась. Нам выделили свой автобус в Бийске. И мы отправились сначала смотреть левый исток Оби. Это озеро Алтын-Кёль и тысяча его заповедных водопадов. Не всё у нас получалось, прошли на катере до половины заповедной зоны, а дальше поднялся сильный ветер и мы вернулись. И холодно очень стало на озере.

 

Повернули обратно, поехали опять сушей. По пути попали на праздник, в долине были скачки на алтайских скакунах. При этом один наш парень оказался, по-моему, как бы не Чингисовых кровей, так он удивил даже местных своим умением держаться в седле. А джигит-то городской, впервые лошадь седлал.

 

От озера по шоссе вдоль реки Бий — «этот река» по алтайским легендам мужского рода — мы добрались до точки рождения Оби — слияния Бия и Катуни. Это место оказалось сразу за деревней, где стоит родительский дом губернатора Михайлы Евдокимова, тогда еще живого, действующего хозяина Алтая.

 

Оттуда на своём автобусе пошли по Чуйскому тракту. Конечно, до истока Катуни, до самого Беловодья, мы добраться не могли. Нас в настоящее высокогорье не пускали. Но и так ребята осмотрели столько, что на целую жизнь вспоминать! Описывать каждое заповедное место — это отдельную книгу писать. Озеро Ая. Чемал. Корона Катуни. Семинский перевал. Онгудай.

 

И — особо выделю — церковь на острове Патмос. Это тоже живая легенда Катуни. Умирающий журналист приехал на Алтай в 90-е годы, и все деньги вложил в строительство Храма на острове. Мы видели этого человека воочию, все врачебные сроки давно прошли, и дай Бог ему еще многих лет доброй жизни. Что интересно — подвесной мост, по которому можно пройти к церкви, рассчитан чуть ли не на одного человека. И по местной легенде — мост только и ждет кого с грехами… В общем — все мы переходили на Патмос очень аккуратно, осторожно. Даже дети.

— Кто без греха? Вот сидим за компом, мочим виртуальных монстров, игрушка, а всё-таки он ведь бегал, как живой… — так рассуждал один из моих юных сталкеров, вежливо пропуская друзей на мостик.

 

В одной из точек пути мы вышли на точный след по рассказу Алтайского Сталкера. Здесь стоит сказать чуть больше, но без особых географических подробностей. Просто чтоб праздные люди туда не шли. Мои ребята нашли именно тот самый Камень, о котором писал в своей тетрадке Альтист. Даже сейчас трудно верится, что я тоже трогал эти наскальные рисунки своими руками. И — смешное и немного страшное совпадение — дорогу к Камню нам показал тоже пьяный алтаец, который рулил ногами. Может быть, у человека что-то с руками? Надо будет спросить у алтайских друзей. Копать мы, конечно, там ничего не копали. Даже камушков на память я попросил ребят не брать. Такое место. Не фонтан на черноморском курорте.

 

А самого Скрипача мы не нашли. Начали спрашивать — нам показали на флейтиста. Не бродячего, а обычного, да еще и художника. Если можно назвать обычным человека, который оставил обеспеченную жизнь на Украине, построил своими руками дом на берегу Катуни, пишет красавицу-Катунь по утрам и играет вечерами у костра на флейте. И дочка его пишет картины. Но совсем в другой манере, отличной от отца, на цветном шелке. А жена украинского искателя цветов Дао выкладывает на рельефном камне их судьбы-усадьбы красивые терраски для садиков, грядок и палисадничков. Дудочку художнику Миколе привезли из самой Индии, а сад камней похож на японский.

 

В самом конце пути одну тетрадку сталкера мы все-таки нашли. У оставленного тлеющим костра в лагере для рафта — сплава по горным рекам. Честно сказать — почерк не тот. У меня было сначала даже подозрение, что мои орлы сами купили синюю тетрадочку и написали туда для нас всего хорошего. Но с другой стороны — когда бы они это делали? Мы им разрешили не делать записи даже в свои рабочие блокноты. Маршруты их так выматывали за день, что ребята выпадали в осадок. Тот же сплав по порогам Катуни — да, это был самый безопасный маршрут «трамвай №2», как иронизировал наш кормчий, но водовороты в каменных лабиринтах были настоящими, и не один раз дружный вопль-выдох моей команды перекрывал грохот Катуни. И рафт принести к реке, подготовить снаряжение, потом всё на стеллажи вернуть. И еще на относительно спокойном течении попытаться перевернуть лодку…

 

Так что, я уверен, мои писатели в этом походе ничего не писали. И я тоже не писал и по сей день не могу уложить в ленту обстоятельного повествования эти вспышки экстрима. Для того, чтоб писать, нужна другая обстановка, другой ритм жизни, близкий к спокою на высокогорье. И я знаю, что немало людей приезжает слушать голоса рек, идущей из Беловодья. Многие делают здесь рабочие записи. Многие оставляют на камнях таинственные знаки, на которые очень злятся местные. Бывают и конфликтные ситуации.

 

Например, на горе Церковка, что возле Белокурихи, сейчас стоит крест. А раньше там было место языческого жертвенника. Местные мне с гордостью сказали, что язычники вообще ушли из этих мест, после того, как водружён крест. Уж и не знаю, хорошо ли это. Нас на Ямале приучили не трогать места языческих потреб.

 

В общем — много разных людей идёт искать Беловодье, было кому оставить тетрадку у костра. Это, может быть, своего рода восточная хитрость — «положи свиток рукописи у края дороги».

 

 

И вот что я нашел для себя любопытного в этой тетрадке:

 

«Сеятель не считает брошенные зёрна, ибо он сеятель, но не жнец. Кто же идёт более радостно на работу? Сеятель, но не согбенный жнец. Правою рукою широко раскидывает зёрна сеятель, ветер уносит многие зёрна, но поёт сеятель, ибо для него не пусто поле. Он уйдёт, насытив пашню. Ему безразлично, какой жнец опустошит его посев и кто сумеет собрать новые зёрна. Посев поручается более доверенному работнику. Длинно поле, но опытная рука не устанет».

 

Мне это близко. Вот и у Ван-Гога «Сеятель» и «Жнец» как будто под разными солнцами идут… Почему-то так по жизни получается у всех творящих — раздаёшь, а толку-то? Но запись в тетрадке тут же возразила мне:

 

«Самым вредным будет соображение, что всё отдано, и без наград. Можно нарушить самое блестящее следствие этим умалением. Не забудем, что можно идти, зная цель, но считать число камней, на которые ступала драгоценная нога, будет шагом гуся. Пусть мы думаем, что птицы летают без цели, но зато они не подсчитывают число взмахов крыльев».

 

То есть — нам, творящим, не надо оглядываться. Даже медленно лететь птице опасно..! А вот еще немного непонятный, но всё-таки какой-то успокоительный абзац:

 

«Что означает лучи из круга третьего глаза, которые излучались вниз внутри? Они успокоили нервы позвоночника. Конечно, под живым серебром алхимики понимали психическую энергию, которую алхимия называла носительницей света в живом серебре.

Бредисрура означает черпание из пространственной мысли.

Психическая энергия отлагается пластинками при конденсации. Психическая энергия передаётся нервными каналами как по проводу».

 

Это мне близко в прямом физическом смысле. Перед сплавом по порогам я немного опасался за свой выбитый позвонок — не подвела бы спина в минуту опасности. И вот, когда мы с командой сидели у костра на берегу, а художник Микола играл на индийской флейте песенки для ночной Катуни, я попросил спокойствия и уверенности своему позвоночнику. По-моему получилось. Хотя я в этом деле практически ничего не понимаю, только на уровне каких-то интуитивных ощущений. О чем, кстати, хорошо поясняет и тетрадочка:

 

«Часто мы знаем слово и не можем произнести его. В глубине вращается понятие и не выносится на поверхность. В это мгновение лучше всего ощущается глубина сознания. Не извилины мозга, но какое-то другое хранилище будет складывать запасы памяти; конечно, это — "чаша".

Можно напомнить наблюдения, когда "чаша" была физически повреждена: тотчас прилив воспоминаний прекращался. Наоборот, при повреждении мозга мгновенно проносилась вся прошлая жизнь, как бы всплывая из глубин. Так при расширении сознания познаётся сотрудничество центров. Познаётся, что можно получить из каналов мозга и что почерпается из глубин "чаши".

Несказуемые сокровища складываются в "чаше". "Чаша" едина для воплощений. Свойства мозга будут подвержены наследственности телесной, но качества "чаши" сложены самодеятельностью.

В чаше лежит крылатый ребёнок, — так напоминала древняя мудрость о начале сознания».

 

Вот! Может быть, в этом и заключается загадка Сталкера? Какое-то повреждение Чаши?

 

Что такое «Чаша» Беловодья я точно знаю. Воочию видел однажды, на одной из выставок картин Рериха из серии «Гималаи». Там я нашел картину, на которой было изображено горное озеро, наполненное светящейся жидкостью, золото и изумруды, такие неожиданные оттенки для воды. А сама горная расщелина, края которой были видны на картине, своими очертаниями напоминала некий кубок, чашу. Но хорошо видно это было не вблизи, а из перехода между залами, под определенным углом зрения. Это была тайная «Долина Чаши».

 

Об этом я в простоте душевной написал в книге отзывов. Высказал там еще и предположение, что все картины из этой серии — это знаки на пути в Шамбалу. По ним можно легко дойти до Беловодья. И когда я через неделю снова зашел на выставку, то не нашел свою «Долину Чаши» на указанном мною месте. Вообще в экспозиции не нашел. И записи своей в книге отзывов не нашел. И во всех каталогах картин Рериха по сей день не нашел свою «Долину Чаши». Неужели и правда угадал место?

 

У меня в студенческие годы была подобная история: мы учились чертить карты по аэрофотосъемке. Я узнал то место, фото которого мне выдали. И сказал, сдавая работу на проверку преподавателю: «а вот здесь, за пригорком, стоит воинская часть ПВО». Больше это фото я не видел, а курсовую работу, почти сделанную, пришлось вычерчивать снова. Потерялась моя курсовая на кафедре, сказали.

 

Шутки шутками, а загадок от Сталкера только добавлялось. Эту тетрадку я отдал на вокзале Николаю Бардамаю, у него уже тоже были свои накопления. Даже телесъёмка в сакральных точках. Мы с ним так договорились: сначала он делает у себя на ТВ сюжет по результатам нашего совместного журналистского расследования, потом я беру материалы в обработку и делаю литературную версию. Одно другому не помеха. Фильм «Зеркало» ведь не мешает читать Тарковского?

 

Так нам мечталось за чашечкой кофею на открытой веранде привокзального кафе. Но в тот год у меня еще раз повернулась линия судьбы, ушел еще дальше от журналистики.

Да уж — какие мы теперь соавторы? — не виделись мы с Николаем уже шесть лет... Его почтовый ящик на Яндексе молчит, телефон короткими гудками отвечает. Потому на этом повествование пока приостановится. Ненадолго. Просто я с 20-го мая в отпуске. Надеюсь — привезу с Алтая материалы для продолжения. А пока дополню этот конспект Сказки для Сталкеров нашими фотографиями — лучше один раз увидеть, чем сто раз прочитать, не так ли?

Первый шар для сталкеров

Этот шар стоит в Омске неподалеку от Пароходства. Мы не жадничали, попросили у Шара только доброго пути.

Омка и Иртыш

На фото хорошо видно — за пушкой, — как Омка вливает в Иртыш черную железистую воду Васюганских нефтеносных болот.

Храм

Мы посмотрели Омск. Отмечу посещение трех божьих домов.

Православные бабушки поджимали губы, глядя на нерусскую часть наших сталкеров, но смолчали.

В мечети охранитель строго сказал — пусть идут только мусульманские дети. Я отвечал — они без друзей не пойдут, как брат без брата? Разрешил правоверный муж, скрепя сердце...

А сюда нас сами пригласили. Протестанты. Эти люди построились без копейки государственных вложений. Так у них принято, в протестном электорате.

Здесь моих детей не спрашивали, кто кому молится — всех за один стол.

И с хорошим добрым словом угостили простой и вкусной пищей. Просто так.

Вот такой протест против разделения по вере, действенный!

Центр Сибири

Отсюда по преданию казаки шли на покорение Сибири. Это географический центр Сибири. Может быть. Потому что есть знак центра и в районе Мангазеи, в общем — вопрос небесспорный...

Петрович

Зато вот это памятник само центровой! — сказали дети. И я тоже так считаю.

Гора Церковка

На моём фото — без креста.

Но посмотрел в интернете — нет, сейчас всё=таки опять с крестом.

Конечно — очень похож камень на церковку.

Конечно, мы вытесняем язычество.

Конечно — есть время и обычаям жить и умирать.

Продолжение следует

Глава 1Глава 2 — Глава 3

Рассказы:
«Мама и волчья луна»
«Милость Кентайра»«Обрученные августом»«У самого Славного моря» — «Алтайский сталкер» — «Барабаны штурма»«Марина, море, Маргарита...»

Эссе

Об авторе. Содержание раздела

Самая подробная информация проекты одноэтажных срубов на сайте.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com