ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Михаил ПОРЯДИН


АЛТАЙСКИЙ СТАЛКЕР

Глава 2. Короткий петербургский дождь

Окончание. Начало здесь.

Фото Светланы Порядиной

 

Золотой солнечный Петергоф

 

 

 

 

Спас на крови

 

 

Пути исповедимые

 

В поезде, возвращаясь домой, я несколько раз читал синюю тетрадочку, но не всю успел прочесть, так как работы было много, «школа Комарово» всё-таки усугубила многие молодежные проблемы. Хотя с малой группой было легче. Часть детей родители забрали в Петербурге, часть в Москве, а в Екатеринбурге я передал маме и пострадавшую более всех девочку. Тетрадку с адресами консультантов тоже отдал. Интересная тетрадка. несколько выписок оттуда я сделал.

Вот эта мысль, например, очень меня утешила в том плане, что я всегда считал себя человеком безвольным, а может быть и зря:

 

«Понятия воли должны быть твердо осознаны и разграничены.

Мозговая воля сделалась оплотом Запада, тогда как Восток остался в твердыне сердца.

При внушении гипнотизер Запада употребляет волю, напрягая центры конечностей и глаз, но эта эманация не только скоро исчерпывается, но и приносит утомление и, главное, действует на очень незначительном расстоянии.

При волевых посылках невозможно пространственное достижение. Но сердце Востока не нуждается в напряжении конечностей, не нагнетает без нужды энергию, но шлет свои мысли без ограничения места.

Сердечное внушение, как естественный канал сообщения, не наносит вреда внушающему и принимающему.

Западный способ постоянно заметен извне, но восточное делание не имеет ничего внешнего, наоборот, внушающий не смотрит на получающего, ибо в сердце имеет образ назначения.

Много несомненных преимуществ сердечного делания, но для него нужно прежде всего осознать значение сердца.

Мощь сердца преодолевает решительно все.

Сердце может знать смысл событий дальних.

Сердце может летать, укрепляя нужные союзы.

Сердце может приобщиться к дальним мирам.

Пробуйте это лишь посылкою воли и познаете разницу воли сердца».

 

Вот-вот. Неодолимую волю сердца. Лично я всегда могу пойти на компромисс, согласиться с разумными доводами. Но если это делание противно сердцу — всё. Разум мой зудит и злится, желания колотятся о стенки черепной коробки, резко повышая давление, но ребенок сердца моего только грустно улыбается, и поделать с собой я ничего не могу. Эх... из таких денежных дел приходилось выходить... Но — увы — прямо-таки заболеваю. Сначала держался дружбы с большими людьми, но когда и водку душа перестала принимать... Да, сильная это штука — воля сердца.

 

(См. проект М.Порядина «Сердце. Мы вместе пишем книгу» на Втором сайте. Ред.)

 

В тетрадке пояснялось, что я такой не один:

 

«У многих чувствознание Вечности отсекается устремлением к саможалению.

Но повторено во всех Учениях о тяготе плоти, чтоб устремить внимание к преимуществу духа.

Нужно принять Учение как начало к истинным преимуществам, которые не могут быть отчуждены.

Нужно оценить, как Учение углубляет сознание и действительно дает в жизни возможности, если они не отвергнуты.

Это простое соображение редко принимается во внимание: люди предпочитают жаловаться в пространство, вызывая на себя каменный дождь.

Но не устрашать будем, иначе скажут о недостатке любви.

Явлению любви люди приписывают такие странные обстоятельства, что кажется, что их любовь живет на Монетном дворе!

Между тем нужна любовь для пути в Беспредельность».

 

Тут мне многое непонятно. Но очень близкой мне оказалась фраза про каменный дождь. Очень похоже на то, что я видел в своем путешествии в древний Египет, мысленном, конечно, когда писал «РА»:

 

«Зачем вы к нам пришли, Учитель?

Жизнь наша ясна и безбожна.

А вы приходите, стучите

В полночный колокол всенощно.

 

И мы выходим, злы спросонья

И под рубахой тело чешем

А неба чорное бездонье

На землю сыплет дождь нездешный...»

 

Да уж... Ведь действительно — летит наша маленькая планета через страшный каменный дождь. И не нужно без толку толкать-окликать Того, кто отворачивает эти камни.

Интересные мысли приходят, когда читаешь эти свои старые записки и выписки. Почему я не сообразил, что можно оторвать и отдать всего одну страничку? Или эта тетрадка была дана мне с целью, как часть библиотерапии, как лекарство для лечения сердцу девочки, излишне чувствительной к к психо-социальному вирусу? Очень уверенно мне вернул синюю тетрадочку доктор в клинике Раухфуса. Может быть — эти записки Сталкера — именно то, что доктор прописал? — как говорится...

 

...нас встретили на маленьком северном вокзале. Наша внучка тоже встречала. И села к нам в большой автобус. Интересно ведь ехать, когда с мигалками сзади милицейский эскорт сопровождения детской группы. Детская группа, половину из которой дома ожидала встреча не с цветами, а с ремнями, по моему разумению, естественно, эта весёлая детская группа дружно мстила нам. Придумали сильно — через внучку. Юные дарования запели очень громко какую-то похабную песню на мотив «Чебурашки». Честно сказать — я сначала не обратил внимания, или уже привыкши был? И когда внучка сказала «мне не нравится, что они поют», я отвечал — «а ты слушай нас с бабушкой». Но прислушался и юных певцов уведомил — или спокойствие, или начну сдавать ментам прямо на посту ГАИ. Достал мобильный телефон и сделал звонок другу — пока я говорил по телефону, ребята орали вообще во всю глотку.

Но шутка сразу сработала! На посту ГАИ нас остановили. «Митька! — на выход!» Начальник поста был крайне изумлен, принимая из автобуса своего абсолютно трезвого племянника. Парень и дома редко бывал трезв. Это был не поэт, это просто по нормативу нам 10 процентов в группу давали учетников по линии КДН, комиссии по делам несовершеннолетних. Зря, по-моему. Эти ребята работали, как дрожжи в растущем лагерном тесте...

Мои воспитанники попрощались с ним, тихо, испуганно. Не было уже привычных слез ручьём и объятий, как это происходило на выезде из лагеря, потом на вокзалах, при раздаче детей из группы. Тогда рыдали дети, плакали глядя на них родители...

Каждый о своём. Вот уж семь лет прошло, а я всё никак не решусь пояснить мамам, о чем плакали их мальчики и девочки.

Да и не надо. Зачем вспоминать? Стало тихо. Певцы угомонились. По жестяной крыше автобуса весело застучал летний дождь. Может быть и в Комарово не было ничего, кроме утешающего шума дождя...?

 

Короткий петербуржский дождь

прошел деревней Комарово

он сбросил вниз три звонких слова

короткий петербуржский дождь

 

Уходит быстрая вода

за грани Финского залива

за трепет солнечных разливов

уходит быстрая вода

 

Опять по листьям шелестит

опять вернулся этот трепет

всенощный свой вершит молебен

опять по листьям шелестит

 

Уходит белый свет ночей

утихомиривая душу

как трудно беспокойство слушать

уходит белый свет ночей

 

Короткий петербуржский дождь

а будут долгие метели

а был ли он на самом деле?

короткий петербуржский дождь

Глава 1 — Глава 2 — Глава 3

Рассказы:
«Мама и волчья луна»
«Милость Кентайра»«Обрученные августом»«У самого Славного моря» — «Алтайский сталкер» — «Барабаны штурма»«Марина, море, Маргарита...»

Эссе

Об авторе. Содержание раздела

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com