ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Михаил ПОРЯДИН


http://www.interlit2001.com/forum/forumdisplay.php?f=110

НАДЯ РУШЕВА — ПАРАЛЛЕЛИ И ПЕРЕКРЕСТКИ

Об очерке Светланы Макаренко «Рушева Надежда Николаевна».

 

Огромная благодарность Вам, Светлана МАКАРЕНКО.

Я словно со стороны посмотрел на всю эту довольно странную историю о том, как возник День Рождения Маргариты Николаевны и как туда попали рисунки Рушевой.

Параллели начинаются из одной точки. Надя родилась 30 января 1952 года, автор этих строк — 6 октября 1952 года, ушла Надя 6 марта — уж даже не знаю, в цифровой каббалистике не силён, но вот и пятая цифра совпадения...

 

Надя Рушева родилась в городе со странным, гулким названием: Улан-Батор.

 

До Улан-Батора я пока не добрался, но уже дважды отдыхал в степи под Улан-Уде, в поселочке Верхняя Иволга, между аэропортом и главным дацаном России. Гулкость этого предгорья соответствует определенному, ясному ощущению близости тех мест — где каждое слово — музыка.

 

Рисунок стал для нее как бы еще одним языком — загадочный, порывистый, легкий. Как дыхание. Она и сама была легкой, подвижной, веселой, любила танцы, смех, шутки, безобидное озорство.

 

Именно — как дыхание. Но на это я, пожалуй, лучше отвечу стихами, отдельно. Или уже достаточно сказано классиком — «каждый пишет, как он дышит»? Но как это трудно — иногда — дышать...

 

Она властвовала в рисунке. Она жила в нем. Сама говорила не раз: «Я живу жизнью тех, которых рисую...»

 

И вот тут возможно и кроется загадка ее скоропостижного ухода с этой земли. Но об этом чуть ниже, пока отмечу то, с чем не согласен у Светланы в описании:

 

За пять последних лет жизни Рушевой у нее состоялось пятнадцать персональных выставок: в Москве, Варшаве, Ленинграде, Артеке...

 

Я тоже был в Артеке — в 1962-м году — и это, я вам скажу, была настоящая детская сказка. Такую не купишь ни за какие деньги. Воплощенная мечта, космическая станция на пороге в будущее — это не Диснейлэнд, не поп-корн. Да и рисовала Надя, как мы помним — совсем не майти-маусов. Другая жизнь рождалась у нас на глазах и что её убило — не только Надю, но вообще эту ДРУГУЮ ЖИЗНЬ — не будем об этом.

 

Пришла известность, слава, признание. Правда, гонораров из-за возраста Наде почти не платили — не принято было в те времена выплачивать деньги ребенку.

 

Совершенно верно. Я тоже не получал гонораров за публикации в детских газетах. Но ведь нам за это дарили сказку — тот же Артек.

Но вот любопытный и трогательный штрих. На многих рисунках Надя Рушева изобразила себя в джинсах. На самом деле у нее их не было — семья со скромным достатком не могла позволить себе купить дочери, пусть и «самой лучшей девочке в Союзе» (так писали газеты) очень модную вещь. И Надя позволяла себе изредка мечтать о ней — хотя бы в рисунках!

Ну — я незнаю... если в Москве — полноценная семья художника и балерины ПО СРЕДСТВАМ не могла купить ребенку джинсовые штанишки...

Но вернемся к эпохе  в духовном плане

И к ее обращению к Булгакову

 

 ...в подробном дневнике Надиного отца, московского театрального художника Николая Константиновича Рушева. Приведем только один эпизод, связанный с прочтением Надей романа Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита». В те далекие уже от нас, шестидесятые годы прошлого века, полуопальное творение Булгакова свободно приобрести было невозможно; чтобы прочесть затрепанные синие томики «Нового мира» с главами романа, люди выстраивались в очередь в библиотеках.

 

Понятное дело — библиотекари записывали всех, кто стоял в очереди на опальную книгу. Как просто было тогда работать КГБ!

 

Она поняла все — или почти все — в этой необыкновенно сложной и интересной книге. Особенно привлекала ее тема борьбы добра и зла, столь полно выраженная в романе, и тема чувства Маргариты и Мастера...

В их трагедию Любви чуткое, трепетное, восприимчивое сердце Нади проникло особенно глубоко и тонко.

 

В чем трагедия Любви?

Любви — взаимной.

Ну — нервной — на грани расторжения тонких связей — но это разве трагедия Любви?

Да — при живом муже продолжать исполнять обязанности — но это разве трагедия Любви?

Это уже не имеет отношения к Наде — у не нет трагедии — у нее Маргарита Преображенная. Тоже в определенной степени кощунство Булгаковское усилено сильнейшим образом — ведь преображенная не Господом но Воландом.

И тут мы возможно подходим к порогу тайны.

 

Когда вдове Михаила Булгакова, Елене Сергеевне, показали цикл рисунков к роману, та была потрясена увиденным не меньше их, и долго перебирала рисунки, всматриваясь в тонкие, начертанные пером контуры, лица, фигуры, силуэты, темы...

 

Я тоже был потрясен, когда увидел рисунки Нади. Это было в 1992-м году, экспозицию рисунков Рушевой привезли на Ямал. Я написал в книгу отзывов «Вальс с Натали» — удивительное ощущение полёта возникло сразу же при первом взгляде на ее рисунок!

 

идёт невидимый-незримый

на удивленье тонкий снег

как бы из облачного дыма

выходит лёгкий человек

 

так руки Рушевой рисуют! —

Поэт и Натали — танцуют

 

и пусть вокруг весна вскружится

и жизнь, и слезы, и любовь

и — только б не остановиться

и — но судьбе не прекословь

 

свет вздыбился, как Всадник Медный:

«поэт — а ведь победы — вредны...»

 

мелькают путаные лица

рука тверда, броня крепка

но может быть и мне простится

за то, что столь была легка

 

моя молитва об осечке

— хотя бы раз —

на Черной речке

 

Это было — как возвращение к первой любви. Пушкинские ее рисунки я не видел уж лет 30, а Булгаковскую серию увидел вообще впервые.

И мне дали на время книгу ее рисунков.

И — тогда еще сканеров не было, да и газету мы делали не в компьютерном наборе, а свинцовые гранки отливали — я поручил художнику нашей редакции снимать на кальку копии рисунков, готовить клише для отливки — и начал лихорадочно готовить к публикации набросок написанной в 1987-м первой главы повести «День рождения Маргариты Николаевны» — после увиденных рисунков у меня отпали все сомнения в необходимости публикации.

 

Еще один интереснейший момент параллели или точки пересечения:

 

Оказалось, что перстень на пальце Мастера — это точная копия фамильного перстня Михаила Афанасьевича Булгакова, а женский портрет и старая фотография жены писателя — это одно лицо. Ни перстня, ни фотографии Надя, конечно, физически не могла видеть!

 

Перстень я видел физически. И не только видел. Я надевал его на указательный палец садясь за печатную машинку.

Старинное серебряное изделие я купил в антиквариате в Киеве.

Неподалеку от Булгаковского дома.

На боковых поверхностях перстня были изображены сцены хождения по огню.

Честно сказать — пишу и начинается головокружение — может быть это и уже излишние подробности?

Перстень подробно описан в одной из сгоревших глав «Дня Рождения» — их всего было 9, пока опубликована первая.

Ах, да — о традиционном для работы с Булгаковым пожаре я не упомянул? Рукописи не горят, но горят дома авторов — это было в 1988-м.

Перстень... — да, сильное поле у этого колечка...

 

Вернемся к Наде и к Елене Сергеевне Булгаковой — к встрече, возможно, двух отражений — уходящей уже и вновь вернувшейся Маргариты.

 

Каждый рисунок вызывал у Елены Сергеевны восклицание и удивление: «Какая амплитуда чувств... Маргарита — хороша!.. Азазелло великолепен... Это потрясающе... Девочка в 16 лет прекрасно всё поняла...» Такие отзывы в устах Елены Сергеевны (Маргариты) были высшей похвалой, жаль, что Наде не довелось услышать этих слов. Елена Сергеевна поклялась, что добьется отдельного издания булгаковского «Мастера» только с Надиными рисунками. Слово свое она сдержала. Книга вышла. Но не в Москве, как было обещано, а в Барнауле. Из-за плохого качества бумаги великолепные рисунки, признанные лучшими в мире (!), были почти полностью смазаны, а издание — безнадежно испорчено. В грезы «легкого гения кисти» вмешалась безжалостная реальность.

 

Маргарита уходящая — Елена Сергеевна — не отвергла, но приняла новую Маргариту.

Ведь — смотри выше — Надя жила в своих рисунках. Это очень опасно.

Дело не в том, что издание вышло со смазанными рисунками. Это обычное дело — стоит только отойти от печатного станка, как он принесёт вместо радости огорчения. Даже не в таких дьявольски сложных играх, как...

Ну — не буду вновь срываться на восторженную критику Булгакова. Лучше скажу пару слов по жизни его и Надиных героев, например об Абадонне.

Когда наша газета вышла с главой «День рождения» мне пожали руку все городские диссиденты. За темные очки Абадонны, смело прописанные в газете. Оказывается — наш градоначальник тогдашний носил именно такие жуткие очки.

Ну — я честно объяснил, что очки эти придумал Булгаков. И цитату из подлинника к объяснительной приложил. И меня оставили в покое. Только через полгода закрыли финансирование городской газеты. Может быть, не только за очки Абадонны — но это как-нибудь в другой раз обсудим.

 

Светлана цитирует Дмитрия Быкова:

 

«Пусть талант Нади Рушевой возрос на советской почве — без этой почвы его, как ни старайся, не вообразишь».

 

Ну, не знаю, параллель ли это, но если уж и я прожил 41 год при Советской власти, то тоже иного не воображу — была она, эта эпоха, и очень реально была...

Коротко о главном. Пусть читатель сам сравнит описание смерти Нади Рушевой с главой о работе великолепного Азазелло при вызволении Мастера из сумасшедшего дома и Маргариты из ненавистного брака.

Почерк один и тот же. Чисто и быстро.

 

Вот как рассказывала о трагедии 6 марта 1969 года мама Нади, Наталья Дойдаловна Ажикмаа-Рушева:

«5 марта 1969 года дочь с отцом приехали из Ленинграда. Они на несколько дней ездили на съемку документального фильма про Надюшу. Приехала моя доченька веселой, рассказывала о своих впечатлениях.

Утром на следующий день я засобиралась на работу, а Надюша — в школу. Приготовила девочке антрекот и яичницу, она выпила стакан кофе. Я ушла, а через несколько минут она потеряла сознание. Николай Константинович в соседней комнате почувствовал неладное. Телефона не было. Он в домашних тапочках побежал в больницу. Там его долго расспрашивали. Наконец приехали, увезли мою девочку на «скорой помощи» в больницу. Через несколько часов она, не приходя в сознание, умерла. У нее оказался врожденный дефект одного из сосудов головного мозга. Сейчас это можно оперировать. Тогда не смогли. От кровоизлияния в мозг Надюши не стало. Никогда она не болела и не жаловалась».

 

ТОЛЬКО И ВЫДЕЛЮ — НИКОГДА НЕ БОЛЕЛА.

Полет в мир Булгакова — это же не болезнь?..

Да, давайте не будем задаваться такими вопросами.

Включите «Битлз», например — «Мишэл» — легкая печаль в отголосках звучания одного из древнейших имён...

Так будет легче всем.

 

А незадолго до этого она гуляла с подругой по улице и заметила похоронную процессию. Печальная музыка... И она сказала: ну как же? И так тяжело — человек умер, а тут вдруг такая музыка. Еще больше людей добивают. Вот, говорит, если я помру, я бы хотела, чтобы меня похоронили в артековской форме (ее любимой форме) и чтобы играли «Битлз». И, между прочим, так и было...»

Все так и было. Она ушла под музыку Битлз и оставила нам легкость пера, воздушность рисунка...

 

Еще раз — огромное спасибо Светлане за подаренный нам СВЕТ НАДИ.

 

Светлана Макаренко «Рушева Надежда Николаевна».

Михаил Порядин
«День рождения Маргариты Николаевны». Рисунки Нади Рушевой.
«Марина, море, Маргарита...»

Михаил Порядин: Об автореСтихиПрозаЭссе

Авторский раздел на форуме

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com