ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Михаил ПОРЯДИН


 1    2    3    4    5    6    7

 

ПОРТРЕТ ДЛЯ КУРЯТНИКА

 

 

Время лечит. Вот боль стала хилой и утлой.

Разрешили прогулки, мольберт (медсестра за спиной)

Просветлевший Винсент (удивленный по-детски и мудрый)

Белый доктор, скучает под серой больничной стеной.

 

Я здоров!

(но рука выдаёт! — в лихорадке беснуются краски)

Я здоров!

— Можно, доктор.

— Взгляну, ну-с, так что ж ?

(цепенеет: лицо — словно бритвой опасной!

Кисти истина? Зеркала наглая ложь?)

— М-да, конечно, вы знаете, очень... похоже.

— Так возьмите в подарок.

— Ну, что Вы, ведь ценность, нет-нет...

(пациент, что поделать... безумную рожу

осторожно, в двух пальцах, уносит к себе в кабинет)

 

И хотя поджимает обыденных дней распорядок —

(— Э-э.. месье... — А, обход? ничего, ничего...)

Друг на друга глядят, кто же первый отступит под взглядом?

Деловитый мужчина и Старец с глазами Того

 

И в тягучести дней раскаленного знойного лета

В остановленном времени сонных осенних дождей

Будут спину буравить две точки с больного портрета

И впиваться в затылок два лезвия синих гвоздей

 

Из чердачной пыли, из курятника, или из хлева

Хоть в навозе зарой, здесь глаза эти, ныне и впредь

Два безумных алмаза, две боли бездонного неба

И два слова всего через звездных огней круговерть

 

«Отпустите» (я, Господи, вашим насытился хлебом)

И — «простите» (я громко, наверно, зову запоздавшую смерть?)

 

КРАСНЫЕ ВИНОГРАДНИКИ

 

 

И только лишь Жнец

Подкосил Подсолнух под корень

То есть выстрела треском сухим серый холст тишины разорвало

В знойном небе падучей звездой закатилось горе

И в бездонности загоризонтной пропала.

Но слезинка

последняя влага потухшего ока

Нерасплаканная

Нерастраченная нежности полынная капля

Не скатилась в борозду морщины глубокой

Ручейком в пересохшем песке не иссякла

А

Ни одним астрономом не обнаруженная

(разве не видишь ты, неужели?)

Океанских небес окоема

Жемчужина

Повисла над женщиной у колыбели.

 

...рассыхалась земля.

Гулко лопались камни в пустыне.

Обезумевший Солнух

Нещадно и мстительно жёг.

Чорный вол

По засыпанной пеплом равнине

Тяжкий плуг

Сквозь багровое марево влёк.

И молчали волхвы

(за две тысячи лет накричались)

Пройден Круг.

Вот и сеятель вслед за жнецом.

В колыбели младенец, зерно в борозде изначальной

Улыбался чему-то (звезде, может?) морща лицо

И заплакал.

 

 

Крестьянка склонилась: «неужто написал?

Просто к мамочке?» — пахло тепло молоком

 

...люди все подбегали

спеша на донёсшийся выстрел

завершающий штрих

Расплывался багровым мазком.

 

НА СМЕРТЬ БЕЗВЕСТНОГО ВАН-ГОГА

 

и была эта смерть не нужна никому

и вы тоже не плачьте, так легче ему

 

поворот ему будет от райских ворот

детский плач невозможно состарить

но не каждому папа пилата пошлёт

крест поставить, под сердце ударить

 

нет, высокого Бога не будем гневить

скажем просто: в России известно —

нужно много работать, усердно творить

чтоб попасть под статью и дантеса

 

вам не место здесь, брат мой безвестный

а иное вам было бы лестно?

 

в бороде моей блеск серебристых колец

долгий век отковал сеть-кольчугу

и приходит опять Утешитель сердец

что подарим нежданному другу?

 

эту белую-белую вьюгу

 

 1    2    3    4    5    6    7

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com