ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Иван ПОПОВ


Об авторе. Содержание раздела

ИИСУС ХРИСТОС — КУЛЬТУРОЛОГ

 

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

 

Джей Си, он же Иисус Христос, молодой преподаватель современной зарубежной литературы с кафедры культурологии.

Апостолы (305 группа):

Иуда Искариот

Петр

Иоанн

Андрей

Виталий

Слава

Антон

Машенька

Даша

Ира

Лена

Таня

 

а также:

 

Марк — 13 ученик, переведшийся на журналистику до начала событий драмы.

 

Синедрион (совет редакции газеты «Студенческий вестник»):

Каифа — главный редактор, 36 лет, заведующий кафедрой журналистики

Анна — его секретарша, 24 года

Константин Стрельцов, он же Снайпер, пятикурсник

Марина, она же Липучка, пятикурсница

Лиза, четверокурсница

 

Римские легионеры (гопники):

Коха — предводитель

Палочка, его девушка

Глобулин

Гибрид

Хор ангелов во главе с архангелом Михаилом

 

Перед прочтением рекомендуется посмотреть рок-оперу «Иисус Христос — Суперзвезда» 1973 или 2000 года (а лучше оба варианта).

 

 

А К Т   I

 

Явление 1

 

Среда, вторая смена. Пара современной зарубежной литературы, Джей Си ведет у 305-ой. В аудитории все, кроме Иуды.

 

Джей Си. Заклинаю вас — смотрите вглубь, когда будете анализировать рассказ Суареса о засушенной голове. Помните, голова эта еще появится в сюжете, и ваша задача — объяснить, почему. Что хотел сказать этим автор?

Петр (с задней парты). По-моему, он имел в виду силу веры.

Даша. То есть, во что ты веришь, то и правда?

Иоанн. И этот тип еще говорит, что культурология ему не подходит!

Петр. Я и сейчас могу повторить.

Джей Си. Ты прав...

Петр. Ну вот!

Джей Си. ...насчет головы. В самую точку. И когда Суарес в конце отдает голову Энтони, то она становится как бы символом обмана — Энтони знает, что это подделка, и все равно ожидает проклятия, потому что...

Петр. Позволил другу поверить в иллюзию.

Джей Си. Вы истинный культуролог, Петр.

Петр. Жаль, не по желанию.

Иоанн. Благодаря вашему потрясающему таланту рассказчика.

Джей Си. Льстец. И все равно приятно слышать.

Машенька. Но уж мне-то вы поверите, если я целиком соглашусь с Иоанном?

Андрей (неестественно). Ха-ха-ха!

Слава (тихо, Лене). Последнее время с Андреем что-то не так.

Лена (так же, Славе). Это из-за Машеньки. (Видя недоумение, поясняет.) Они расстались, ты не знал?

Виталий (оборачивается к ним). Что, действительно?!

Слава (раздраженно). Можно не лезть в чужой разговор?

Виталий (фыркает). Простите, не знал, что он чужой. (Отворачивается.)

Лена. Зря ты с ним так.

Слава (так же). Достал уже всюду совать свой нос!

Джей Си (успокаивающе поднимая руки). Ну-ну, мы отвлеклись. (Обращается к задним рядам.) Обсуждаете мои достоинства? Отложите на другое время. А сейчас вернемся к теме. Иоанн, вы что думаете по поводу книги? Или не читали, по обыкновению?

Иоанн. Читал, но уже все забыл.

Джей Си. Я и не сомневался.

 

Дверь аудитории открывается, и заглядывает Иуда.

 

Джей Си. А, господин Искариот! Никак с хорошими новостями?

Иуда (улыбаясь, входит). Почему вы так решили?

Джей Си. А иначе с чего бы грандиозное появление в середине лекции? Вы ведь уже отчитались по этой теме.

Иуда (так же). Я только что из «Студенческого вестника». Снайпер прочитал мою статью и сказал, что, скорее всего, она выйдет в следующем номере.

Даша. Браво!

Петр. Не факт еще, что пропустят.

Виталий. А ему завидно!

Петр (со злостью). Да заткнись ты!

Даша. Мальчики, не ругайтесь!

Виталий. А мы и не...

Ира. Они выясняют субординацию.

Джей Си (поднимая руки). Тихо! (Обращается к Иуде.) Значит, Стрельцов замолвит словечко?

Иуда. Пообещал замолвить.

Джей Си. Синедрион терпеть не может культурологов. Не иначе как ты выдал нечто необыкновенное.

Иуда. Использовал, кстати, ваш метод анализа.

Джей Си. А вот это уже не лесть. Если дело обстоит так, то мне есть, чем гордиться.

Иуда. Вы действительно многое для меня сделали.

Иоанн. Молорик, Иуда! Кстати, Джей Си, раз уж мы все равно отвлеклись от лекции, хочу пригласить всех — и вас в том числе — на вечеринку в пятницу. Как обычно, у меня.

Джей Си. Ты хоть бы иногда делал вид, что учишься.

Иоанн. Так вы придете?

Джей Си (усмехаясь). Куда я денусь.

Иоанн. Ура!

Антон (Тане). Повезло Иоанну с папашей-бизнесменом.

Таня. И вдвойне повезло, что папаше этому нет дела до того, чем занимается его сын.

 

 

Явление 2

 

Лестничная площадка 5-го этажа. Иуда один после пар.

 

Иуда (сам с собой). Почему-то после всех поздравлений я чувствую неловкость, словно сделал нечто дурное. Я не сказал им, что встретил Марка, выходя из редакции. А не сказал потому, что Джей Си обязательно бы напрягся. После того, как Марк перевелся на журналистику, при упоминании его имени Джей Си принимает оскорбленный вид. И потом, он мог спросить, о чем мы говорили, и тогда мне пришлось бы врать или переводить разговор в столь неудобное русло, что... Я не захотел искушать судьбу и соврал.

 

Воспоминания. Коридор, дверь редакции «Студенческого вестника» открывается и выходит Иуда, довольный. Сталкивается с Марком.

 

Марк. А, мистер Умник! На своей кафедре всех загрузил, на нашу решил податься?

Иуда. Ты как всегда приветлив.

Марк. А это у меня стиль такой. Пять минут базарного хамства заменяют скандал с начальством.

Иуда. Ну-ну. (Собирается уходить.)

Марк (удерживает его). А если кроме шуток, что ты здесь забыл? Из чистого любопытства спрашиваю.

Иуда. Относил статью.

Марк. Зря терял время. Они только журналистов печатают.

Иуда. Стрельцов сказал мне иначе.

Марк. Снайпер обещал напечатать?

Иуда. Да.

Марк. Нехилая, видать, статья. Но ты не обнадеживайся. Стрельцов всего лишь корреспондент, а редактор — Каифа. Если он не одобрит статью, никакой Стрельцов тебе не поможет. Снайпер горазд сыпать обещаниями.

Иуда. Вот как?

Марк. Да-да. Хотя, учитывая, что ты все же не девчонка, ему действительно могла понравиться твоя статья. Но Каифа терпеть не может филологов, культурологов — всякую, по его словам, шушеру. Вот будь ты журналистом — приняли бы на «ура!» все, что хоть чуть-чуть отличается от полной лажи.

Иуда (собирается уходить). Интересный подход.

Марк (снова задерживает его). Стой, я еще кое-что сказать хотел.

Иуда. Ну?

Марк. Я слышал, в последнее время ты заинтересовался журналистикой. Только между нами — многие преподы говорят, что с удовольствием приняли бы тебя к нам. Ты же, черт возьми, мистер Умник, слухи о тебе ползут быстро.

Иуда. И к чему ты это сказал?

Марк. Да просто предупредил, что если захочешь перевестись, то вряд ли кто из наших преподов будет против. Против буду я, но на мое мнение им пофиг.

Иуда. А ты плюс ко всему еще и любезен.

Марк. О да, сама любезность. Не смею задерживать, мистер Умник, топай куда шел.

 

Воспоминания прекращаются, вновь лестничная площадка.

 

Иуда (как прежде). Шушера? Так теперь называют представителей антикоммерческих специальностей? (Облокачивается на подоконник.) Марк прав — я начал интересоваться журналистикой. Это не значит, что я утратил интерес к культурологии, нет... Я предпочел бы совмещать то и другое. Или это сродни желанию служить двум господам? (Запускает пятерню в волосы). Черт, почему все так сложно? Почему я всегда разговариваю сам с собой? Я не могу поговорить об этом с Джей Си, я боюсь, он не поймет меня... Я на третьем курсе, и настала пора решать, чем я хочу заниматься в жизни, но я словно парализован... Я просто стою и разговариваю сам с собой!

 

 

Явление 3

 

Четверг, три часа дня. Редакция «Студенческого вестника», Синедрион в полном составе.

 

Анна. Итак, все на месте, можно начинать совещание. На повестке дня...

Стрельцов. Переходи сразу к сути, мне некогда здесь прохлаждаться. Через полчаса у меня свидание.

Анна. У тебя всегда свидания.

Стрельцов (иронично). Только в половине случаев.

Марина. Обычно ты называешь это интервью.

Стрельцов. Звучит солиднее.

Марина. Ну-ну.

Каифа (Стрельцову). Черт с тобой, можешь уйти пораньше. Но сначала поговорим о статье, которую ты вчера принес.

Стрельцов. О какой из них?

Марина. Каждой смазливой девчонке обещает выход в печать — немудрено запутаться!

Стрельцов. Ты что, ревнуешь?

Марина. Еще чего!

Анна. Тихо, тихо, у нас ведь совещание.

Стрельцов. Подругу свою утихомирь. (Каифе.) Так что за статья?

Каифа. Та, что написал Искариот.

Стрельцов. Искариот? А, вспомнил! Интерактивные повести на сайте университета?

Каифа. Она самая.

Стрельцов. Парень далеко пойдет. Достаточно неплохой анализ, и на этом не остановился — рассказал о тенденциях современной интерактивной прозы. Что с ним не так?

Каифа. Он культуролог.

Стрельцов (скучающе). Ах, вот оно что...

Марина. Тебе следовало бы смотреть, с кем имеешь дело, и не только в случае с этим парнем.

Стрельцов. А тебе следовало бы не лезть не в свои дела.

Марина. Тебя уже Снайпером прозвали за твои похождения!

Стрельцов. Напомнить, за что тебя прозвали Липучкой?

Лиза. Люди, чем меньше вы будете препираться, тем быстрее мы разойдемся.

Стрельцов. И верно. Каифа, неужели нельзя...

Каифа. Нет.

Стрельцов. Знаешь, твои предрассудки меня всегда...

Каифа (резко). Что?

Стрельцов. ...умиляют. Ладно, хорошо, у нас ведь есть что напечатать вместо его статьи?

Каифа. Разумеется. Суть не в этом. Я хочу, чтоб ты привел Искариота ко мне.

Стрельцов. И зачем?

Каифа. Поговорить.

Стрельцов. Разговор — это святое, особенно если ни к чему не обязывает.

Каифа. Завтра перед началом второй смены.

Стрельцов (насмешливо). Будет сделано!

Каифа. Теперь можешь идти на свое свидание.

Стрельцов (карикатурно кланяется). Премного благодарен! (Уходит)

Марина. Он меня просто бесит!

Анна (участливо). А ты абстрагируйся. Так вот, на повестке дня...

 1    2    3    4    5

СтихиПрозаСтатьиПьесы — Ваня Попов и Ко.

Об авторе. Содержание раздела

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com