ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Борис ПОПОВ
(05.10.1946 — 20.01.1996)


СТИХИ

    2    3    4

 

Гадание

 

Часы незаведенные пошли,

и к полночи почти, явивши милость,

в кувшине без воды и без земли

вдруг роза расцвела и раздвоилась.

И тени, приседая и скользя,

забегали, коса нашла на камень.

И хочется всей правды, и нельзя

все объяснить разумными словами!

Наверно, так гадали в Рождество,

уняв огонь гостиного камина.

Ведь, чтоб происходило волшебство,

свеча и тьма судьбе необходимы.

И зеркало, поставленное так,

чтоб отражалось даже дуновенье

несказанного слова....Как наждак,

томительное двинулось мгновенье!

Внимательнее, пристальней смотри —

все наяву, хоть кажется, что снится:

со стен слетают вниз календари

и проступает Божья плащаница...

 

 

Разговор

 

Диких олив сероватые листья

рядом с сиренью.

...Что беспокоит вас, практик и мистик, —

пятна и тени?

— Нет, — отвечает один, — идеалы —

нет идеалов.

— И одеял, — говорит другой малый,

и одеялов.

Я обыскался вчера в магазинах —

нету и нету.

Нет лососины, трусов и резины —

где же все это?

— Нет идеалов и нравственность тает, —

видно по лицам.

— И одеялов, — другой добавляет, —

нечем укрыться!

Диких олив осыпаются листья.

Осень увяла.

А разговор этот длится и длится.

...нет идеалов!

 

 

Легенда об Аполлинере

 

Прокручивая медленнее, глуше

тьмы колесо,

Аполлинер, от ревности опухший,

пьет с Пикассо.

Лиловый ветер борется с террасой,

встает рассвет.

Аполлинер берет свою кирасу

и пистолет.

Как на портрете, он перебинтован,

поэт-солдат

влюблен в Мари —

хотя им околдован

весь медсанбат.

«Прощай, Гийом!» — волнуется испанец.

А Блез Сандрар

сует дружку испытанный свой ранец,

как гонорар.

От голубей на площади Паскаля

опять рябо.

...Он на груди несет вместо медали

«Мост Мирабо».

Еще кляня любовные капризы,

разут и гол, —

Мари сведет он с Линдой и с Луизой,

с Жаклиной Колб.

Не дотянув и до сорокалетья,

поляк-француз, —

умрет и вновь появится в легенде

с толпою муз...

 

 

Последний снег

 

Снег шёл и таял, шёл и таял снег,

тяжёлый, влажный. С наступленьем марта

живём мы все, как будто бы во сне

гадаем и раскладываем карты.

И выпадает заново и вновь —

казённый дом без адреса и срока,

крестовый туз, бубновая любовь

и вообще хреновая дорога!

...Приятель мой, бедняга, побороть

задумал плоть, чтоб выразить сильнее

себя в искусстве. Но восстала плоть

и требует занятья посытнее.

Ах, март мимозный! Авитаминоз,

поди, творцов и мучеников косит.

И ведь не зря рок-оперу «Авось»

по радиоволнам вслепую носит.

А друг мой хмур. Он мыслит, как Платон.

Верней, как стоик. Бренное отбросив,

заглатывает он за томом том —

того костит, а этого возносит.

Он говорит — душа моя горит,

а вы пути небесные забыли

и радуетесь. Верно говорит —

я радуюсь и дождику, и пыли.

И бутерброду к пиву, и вину,

и трезвости, и страсти... В самом деле,

зачем бы мне, глазея в тишину,

в охолощённой мучиться постели.

Кружит, кружит последняя пурга

от цемзавода и до племзавода.

И набухает белая река,

уверенно готовясь к ледоходу.

Шныряет новоявленный Христос

в толпе платков, плащей и чернобурок.

Всё март, всё март! И авитаминоз,

томление, хандра, температура.

 

 

Ироническая баллада

 

Напротив сквера, в доме небольшом,

где по ночам в горшках цветут окурки, —

разгуливала ведьма нагишом

для интеллектуалов и придурков.

А воздух был и остр, и серебрист.

Бес протоптал к ее дверям дорожку

и высадил у окон остролист,

чтоб стервенели мартовские кошки.

А коль разлад замучит иль замот,

как всех джигитов со времен Шамиля —

я прогуляться выходил на лед,

где та фемина пела и шалила.

Ах, снова я сбиваюсь на тоску!

Она мне сроду спуску не давала,

когда я шел по мелкому песку.

песку из неизвестного металла.

Ау, весна? Ну, где ж твои мосты,

ажурные и стрельчатые арки?

...Я шел, мотая по ветру мослы,

и ожидал нежданного подарка.

Последние автобусы прошли,

в кабины сунув пару новых шуток.

И праведницы грешников нашли,

и грешники достали незабудок.

Да, проза нашей жизни хороша —

хотя бы тем лишь, что она безгрёзна.

Вот у тебя ни дома, ни гроша —

а ты живешь, как хочешь: несерьезно.

Свернув на поперечную стезю,

пойдя по краю красного проспекта,

я вдруг увидел — голенькую, всю! —

нет, нет, не прозу, та была одета.

Стояла ведьма посреди двора

и ангелов порочных привлекала

сияньем беспощадного добра,

изогнутого, словно бы лекало!

Не яблоко, не яблоко в руке

она держала — сборку покрывала,

чтобы на нем улечься на песке,

песке из неизвестного металла.

Бес снес меня на улицу сию.

Я увидал живую ее всю.

А город даже не переменился.

Почти полгода горькую я пью,

пою, ликую, плачу и пою,

а в зеркало взгляну — так сам взбесился.

Проклятая и проклятая ночь!

Коты, балконы, лунные поляны.

Но бестолочь нам нечем истолочь —

и на ветвях вдруг выросли стаканы.

Пей, друг, со мной, пока ты не с женой,

жена навек останется ржаной,

а ситный хлеб и сладок, и приятен.

Покоя нет. Зачем тебе покой —

когда на солнце не исчислить пятен,

а воздух полон девой золотой.

    2    3    4

Попытка прощания. Стихи Б.Попова. Рассказ И.Попова об отце

Другие стихи Бориса Попова — Время скворцовБратская баллада«Я назвал себя поэтом...»В этом грустном краю

Из неопубликованного

Публицистика

Стихи Б.Попова в переводе Ксандра на украинский

Елена Лещинская. «Поэзия высокого напряжения». О поэзии Бориса Попова

Светлана Гладкова. Главы из будущей книги

  Об авторе. Содержание раздела Бориса Попова

Стихи Ивана Попова

Альманах 1-09. «Смотрите кто пришел». Е-книга в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1,8 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com