ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Иван ПОПОВ


Об авторе. Содержание раздела

СКАЗКИ СИНЕГО НИКА

 1    2    3    4    5    6

 

 

 

НЕЖИВАЯ ПРИРОДА

(Цикл стихотворений)

 

Алексею Ковалю и пророкам грядущего

 

НЕЖИВАЯ ПРИРОДА

 

Ни бытия, ни хаоса, ни пыли —

Стеклянный день и каменная ночь.

Мы знали цель, но, видимо, забыли.

Осталось дно.

И день за днем, и дно за дном, и крепок

Стальной засов на двери в потолке.

Светило спит. В зрачках остался слепок,

Чей мертвый луч тепла не даст руке.

 

 

* * *

 

Пусть новый день с еще пока не слезшей краской

Посмотрит на себя — и будет удручен,

И, словно человек, глядит на мир с опаской,

Меняется навек под солнечным лучом.

И если мы живем в безвременно ушедшем,

То новое нигде нам закрывает путь.

Куда теперь идти, бездомный сумасшедший,

Коль градусник разбит и всюду блещет ртуть?

Тебе еще бы знать, когда не знаешь даже

Себя, — как был прельщен подобной ерундой,

Размазанной ножом ненужности по стажу

Твоей судьбы — увы, совсем уже не той.

 

 

* * *

 

В темнице духа корка хлеба

Лишь голод делает сильней.

Ты обращаешься к стене

И потолку, поскольку небо

Недосягаемо. Вдали

Цветут тюльпаны, хризантемы.

Давно исчерпаны все темы,

И ты валяешься в пыли.

И нет начала, нет конца,

Нет превосходства и смиренья.

За поколеньем поколенье

Отходит дальше от Творца.

Как стая бешеных собак,

Мы кружим в ненависти поле.

Чем дальше в мир, тем больше боли.

Бессильны водка и табак.

Свинцом терзают разум мой

Бессмысленность и безысходность.

Столкнувшись с вечною зимой,

Душа бредет на новый полюс.

 

 

ЗДЕСЬ ПОГИБ ГОРИЗОНТ

 

«Здесь погиб горизонт» — пусть поставят на память табличку.

Здесь погиб горизонт — и, должно быть, без всяких причин.

Но судачить о мертвых живому вдвойне неприлично.

Здесь погиб горизонт под лавиной абсурдных личин.

Я не знал, что так больно, когда ты приходишь на место,

Где когда-то был счастлив, и видишь, что время — обман:

Ничего не меняется. Плачет растерянный Нестор,

Ибо повесть о ходе истории — это не к нам.

Ничего не меняется. Плакать и петь бесполезно.

И точить, будто нож, ожидание лучших времен,

Эту душу владельца кроящую на два железку, —

Ни к чему: неподвижностью мир от начала пленен.

 

 

* * *

 

Кто есть мы без логики, как не слепые котята,

Что ищут сосцы своей матери, как Авалон?

Но кошка сгнила, место пусто и больше не свято —

И только бутылки от пива под шатким столом.

И что новый день — то покажется новая мерзость.

Шершавый язык лижет пепел на бледных губах.

Судьба есть гибрид наступившей безвременно смерти с

Ничтожным заделом под будущий праведный бан.

И лишь бородатые старцы качают главами,

Плюются на землю и гладят седые усы.

Отныне не выразить истину больше словами,

И время нас к гибели скорой ведет под уздцы.

 

 

* * *

 

Еще один глоток безудержной отваги,

А завтра недосуг, но суки есть везде.

И если на губах опять ни капли влаги —

Пора идти вперед, к мерцающей звезде.

Еще полночный дым мешается с мечтами —

И вновь из них глядит безмолвная печаль.

Но дали нам даны затем, чтоб им не дали

Ни зрелища, ни хлеб, ни попросту на чай.

Настанет черный день — и черный хлеб сомнений

Вгрызется в нас сполна, как тот запретный плод,

Который жаждет всяк — и бестолочь, и гений, —

Но он съедает нас, а не наоборот.

 

 

* * *

 

Хотели мы стать праведней и чище,

Но только дописали эпилог.

И там, где раньше было пепелище,

Остался лишь невзрачный пепелок.

Но и его до срока буйный ветер,

Как весть благую, всюду разнесет.

И только этак лет через семьсот

Лист мира Бог на клеточки расчертит.

* * *

 

Стакан наполовину полон,

А ум наполовину пуст.

И день скользит бесплодным спором,

Как наговор из лживых уст.

Полдневный зной увенчан прядью

Прозрачных рек на бледном лбу.

Зудит вопрос: чего же ради

Играть мне с мойрами в судьбу?

Предрешено — и воплотилось.

Гадать на прошлое — абсурд.

В пустых глазах скопилась сырость,

Подобно очереди в суд.

Бесцельно катится светило,

Как мяч, летящий в никуда.

Но сил броска вполне хватило,

Чтоб день слюною изо рта

Тянулся бесконечно — мол, он

Бессилен против кнопки «Пуск».

Стакан наполовину полон,

А ум наполовину пуст.

 

 

* * *

 

Оконное стекло натянуто на раму.

Картинка так себе: чем дальше, тем мутней.

Шеренга серых туч вновь сыплет соль на раны —

Зудящие следы клыков постылых дней.

Не нашего гнезда птенцы к мечте стремятся,

Но лишь находят Юг. Картинка так себе:

Чем дальше, тем мутней — и все в итоге мясо,

Что подали на стол прожорливой Судьбе.

Скрежещет зуб о зуб; и кажется порою

Оконное стекло мне Босха полотном:

Чем дальше, тем мутней. Стезя бифштекса с кровью —

Наш выигрыш, но кто нашел отраду в нем?

 

 

НАСОК (ОТВЕТ НА ОДНОИМЕННОЕ СТИХОТВОРЕНИЕ АЛЕКСЕЯ КОВАЛЯ)

 

Сентябрь... Опадают листья...

— Брат есть че закурить?

— Извини, не курю... Опадают листья...

Алексей Коваль

 

I. ПОЭТЫ

 

Те, кто уходит в небо, и звездные пилигримы,

Светлые беспробудно, валяющиеся в ногах

Создателя звездной пылью — и кающиеся, помимо

Желания, вполовину — но только не впопыхах.

Преданные до срока, предатели без корысти,

Но поцелуй Иуды вышел теперь в тираж.

Выходцы из Вселенной, где опадают листья,

И каждый одновременно варвар себе и страж.

 

 

II. ДРУГИЕ НАЗЫВАЮТ ЭТО ЛЮБОВЬЮ

 

Твой растерянный взгляд ранит больше, чем твердое слово,

Возводящее девичьи бредни в Царевны указ.

И ответом души полыхает бессильная злоба,

Чей огонь до сих пор, к сожаленью, еще не угас.

Это лишь Парадокс — так молчание дышит словами,

Так безвременья узник считает отмеренный срок.

Видно, ты обладаешь на душу Поэта правами,

Боль и Ярость ее превращая в Божественный слог.

Я бреду без тебя по цепочке логических истин,

Постигаемых лишь интуицией — оком души, —

Во Вселенной, чей глас — вещий хор опадающих листьев —

Искру вечности все же не в силах во мне затушить.

 

 

III. ЭКЗИСТЕНЦИЯ

 

А я грущу о том, что больше недоступно,

Тоскливо жду, когда наступит новый день.

Лишь груз прошедших дней несет собою утро,

И множатся тоска, бессонница и лень.

Уж преодолена ступенька, за которой

Ступеней больше нет — лишь бездна; вниз иль вверх —

Не все ль равно: полет, бессмысленный и скорый,

И муторный пейзаж да мутный Человек.

Потеряно Сейчас — и наша песня спета:

Всяк вынужден крестом прозрение нести,

Когда нашел ответ, в котором нет Ответа,

И все, что смел, уже успел произнести.

 1    2    3    4    5    6

Владимир Бартков
. Послесловие к книге Ивана Попова «Сказки Синего Ника»

Об авторе. Содержание разделаИзбранные стихи — Сказки Синего Ника — Из книги «Осколок декаданса» Двойственность бытияИз флуда

Стихи — ПрозаСтатьи Пьесы Ваня Попов и Ко.

«Попытка прощания»Раздел Бориса Попова

Альманах 1-09. «Смотрите кто пришел». Е-книга в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1,8 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

27-auto.ru

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com