ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Иван ПОПОВ


Об авторе. Содержание раздела

СКАЗКИ СИНЕГО НИКА

 1    2    3    4    5    6

 

 

* * *

 

Шумит листва дерев и прочий вздор.

На улицах летающие листья

Вонзаются в людей, как кредитор,

Коль долг не выжать без кровопролитья.

Оставшиеся должными себе,

Себя мы изнутри сжигаем, ибо

Кровь в жилах закипает и т. п.,

Ведь, как тут ни крути, а мы не рыбы.

Но если невозможно погасить

Долг ни сейчас, ни — выплатив проценты —

В грядущем, то останется засим

Висеть в петле на худшей из осин —

Осине безнадежности. И чем ты

Откупишься от голоса души,

Взывающего — в общем-то, резонно, —

Коль сам не разгорелся, затушить

Огонь гордыни, вспыхнувший позорно?

Но тлеет уголь, хоть поленья в прах

Бездумно обратились. Человекам

Судьба — взойти на худшую из плах:

Стремленье кем-то стать, хоть стать им некем.

 

 

ПОКАЗАНИЯ РЭНДОЛЬФА КАРТЕРА

 

Как свод пещеры, потолок

Навис над письменным столом.

За ним сижу, облокотившись,

Лицо в руках своих топя,

И тени, вдруг меня настигшей,

Твержу: «Сейчас не до тебя!»

«Конечно! Время не резина.

Нельзя впустую тратить день.

Ты так же думал, в темноте

Подземной, в склизких, как трясина,

Проходах бросив умирать?»

Цежу сквозь зубы: «Сгинь, мираж!»

«Конечно! Милое соседство —

Фантомы, духи, миражи...

Они исчезнут. Но не деться

От груза собственной души,

Как ни старайся ты, ни в пьянство,

Ни в плен спасительного сна —

Везде преследует вина!» —

И голос бреда стал смеяться.

Но я ни слова не сказал,

Закрыв отекшие глаза.

Нас было двое. Ночью тусклой

Мы вскрыли древний кенотаф.

Наутро я сидел в кутузке,

Поскольку, истину узнав —

Которой сам бы не поверил,

Когда б ни видел! — я бежал

Сквозь ночь. И, как удар ножа,

В мир тьмы распахнутые двери

До исступленья довели

Рассудок жителя Земли.

Я бросил друга в лапах твари,

Что любопытных не щадит.

Потом меня арестовали,

Найдя наутро посреди

Полей, что шли до горизонта,

Как мне казалось. Я ступал

Неловко, будто истукан,

И звал... надрывно звал кого-то.

 

 

ПАРАДОКС

 

Я никогда не сделал бы того,

Что сделал. Потому что это вредно

Другим, а значит — мне. Удар в упор.

Но коль реальность — это волшебство,

Могло случиться все. Как незаметно

Раскольникова в руки взял топор!

Сегодня ночь была светлее дня,

Поскольку солнце слепит — да и только.

Привыкнув к тьме, в ней контур разглядишь.

Я, весь в огне, искал вокруг огня.

Судьба дала мне шанс. Судьба жестока:

Чем ближе выход, тем трудней идти.

Назло себе я все же спас себя.

Гулял у края бездны, чтоб не падать;

Упал — и понял: все-таки лечу!

Ночь канула — и новый день, слепя,

Взошел на эшафот. Души лампада,

Что вновь зажглась, противится лучу.

 

 

СМЕРТЬ БАЛЬДРА (ПАССАЖ В ДУХЕ BLIND GUARDIAN)

 

«Пав жертвой злобного коварства,

Погиб достойнейший из нас,

В чье тело медлили впиваться

И сталь, и камень, и алмаз.

Марионеткою злодея

Безвинно встретил смерть слепой.

Виновник скрылся, но любой

Ценой за это злое дело

Ответит...»

«О, эта пламенная речь!

А ведь недавно вы с азартом,

Как дикий зверь на крови запах,

Еще сбегались посмотреть,

Как даст себя на растерзанье — тихо в зале! —

Один из вас — и, ни единой раны

На нем не видя, глупо хлопали глазами,

Качали головой, шептали «Странно!»

Друг другу...

Но в праздном шуме, суете, растущей давке

Еще и кто-то умудрялся делать ставки,

Что вот сейчас — и миф развенчан...

И стрелы зависти из ждущих зрелищ глаз,

От тела Бальдра отскочив, пронзали вас.

Но вы дождались своего: на этот раз

Он мертв. Никто, увы, не вечен».

«Да как он смеет! Мелкий дерзостный божок!»

«Сидеть бы тихо — нет, он лезет на рожон!»

«Своею речью оскорбление нанес

И должен непременно быть наказан!»

«Пускай узнает свое место, дерзкий пес!» —

Со всех сторон послышалось вдруг разом.

И ропот зал заполонил,

Как сцену глупого театра.

И чей-то голос проронил:

«Ведь мы хотели смерти Бальдра!»,

Но заглушен толпою был.

 

 

ТРАГИЧЕСКАЯ ЭЛЕГИЯ В ДУХЕ РЕНЕ МАГРИТТА

 

...и хоть протри глаза до дырок,

но видишь в зеркале затылок,

Вихры волос

И воротник рубашки черной.

А где же взгляд твой обреченный,

Где рот и нос?

Все скрыто, будто бы в тумане.

Куда уж там до пониманья!

Дождь хлещет за окном бесцельными струями,

Нимало не страшась бесцельности своей.

И хочется сказать, как некогда по пьяни:

«И леший с ней!»

Но больше не уйти в себя, не раствориться

В тиши, душою не вспорхнуть на небеса.

Куда ни посмотри, ты всюду видишь лица —

И только своего не ведаешь лица.

Прошла пора, когда все гладко.

Душа изношена вконец —

И требует заплатки.

С самим собой играя в прятки,

Бездумно, без оглядки,

Ты доигрался. Молодец!

Теперь, когда снаружи дождь струится,

Настало время слезам волю дать.

Куда ни посмотри, ты всюду видишь лица.

Охота дунуть или же напиться,

Махнуть рукой и молвить: «Ерунда!»

Но хоть протри глаза до дырок,

Увидишь в зеркале затылок,

Вихры волос

И воротник рубашки черной.

Глаза опустишь обреченно.

Немой вопрос

Повиснет в тишине пустынной комнатушки,

Где свет идет от ламп, а вовсе не души.

Как хочется сказать, вином наполнив кружку:

«Ну что, за жизнь!»

Но больше не уйти в себя, не раствориться

В тиши, душою не вспорхнуть на небеса.

Куда ни посмотри, ты всюду видишь лица —

И только своего не ведаешь лица.

 

 

РЕЧЬ ДАЛЕКОЙ ЗВЕЗДЫ К ЛУНЕ

 

Нет рамы у портрета твоего,

Поскольку холст, я знаю, нескончаем.

Ты вышла в небо. Горсткой воевод

Вокруг немедля тучи затрещали

Летающих объектов языком

Привычным — привилегия крылатых.

Я тоже в небесах, но на другом

Краю. Не дотянуться. Ну и ладно.

Пусть эта ночь — разбухшая душа

Готовой брызнуть ненавистью сливы —

Идет вперед спокойно, не спеша,

Своим путем — как водится, к обрыву.

Светило гасит всякий чуждый свет

Обыденно, не думая о мести,

Нас даже не приметив в большинстве.

Не дотянусь, но гаснуть все же вместе.

Прощай же. Беспощадный небосвод

Не ведает по сброшенным печали.

Нет рамы у портрета твоего,

Поскольку холст, я знаю, нескончаем.

Чадит окурок гаснущей звезды.

Уж близок день, готовящий расплату

Тем, кто дерзнул собою осветить

Мрак ночи, — привилегия крылатых.

 

...........................................................

 1    2    3    4    5    6

Об авторе. Содержание разделаИзбранные стихи — Сказки Синего Ника — Из книги «Осколок декаданса» Двойственность бытия. Новые стихи и циклыИз флуда

Стихи — ПрозаСтатьи Пьесы Ваня Попов и Ко.

«Попытка прощания»Раздел Бориса Попова

http://uborka-klining-centr.ru/ как правильно сделать химчистку дивана.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com