ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Иван ПОПОВ


Об авторе. Содержание раздела

ИЗБРАННОЕ

 1      3    4    5    6

 

 

Романс

 

Ты — вишенка, а я — черника:

Мы — часть начинки в пироге.

Я — подсудимый, ты — улика;

Я — буква П, ты — буква К.

 

Представь себе: пирог разрезан,

С тобой мы не в одном куске.

И я — монарх, ты — марсельеза;

Я — буква П, ты — буква К.

 

И я б возненавидел даже

Существованье пирога!

Я — под замком, а ты — на страже;

Я — буква П, ты — буква К.

 

Возненавидел нож, которым

Пирог разрезала рука!

Я — конь, ты — всадница со шпорой;

Я — буква П, ты — буква К.

 

Представь себе: мы — часть начинки,

Мир — испечённая мука.

Я — тротуар, а ты — ботинки;

Я — буква П, ты — буква К.

 

 

 

Сказать нечего

 

Сказать ей нечего.

Нечего!

Я будто чумой отмеченный —

Со мной говорить ей

не о чем,

и всё это только мелочи.

Жизнь — мелочь,

не правда ли?

Смерть — мелочь.

В крови моей злоба плавает,

как немощь.

Если Ты,

Всемогущий,

по образу

и подобию нас сотворил —

почему нам друг с другом,

как облаку —

с камнем,

не о чем

говорить?

И Тебе со мной, Боже, —

не о чем?

Но зачем —

объясни для неуча —

в день седьмой

создал Ты человечество?

Чтоб молчание

стало формой Тебя —

то есть вечности, —

а не следствием одичания?

Значит,

только в молчании

приобщаемся к небесам?

А говоря —

отдаляемся

и отступаем назад?

Скольким простое мычание

лучше, чем голоса!

Ведь мы только попусту лаемся,

взяв за образчик пса.

Если так Ты замыслил,

Господи,

разговор ни к чему и впрямь!

О, не будь чересчур упрям —

дай нам сдохнуть

в дыму и копоти!

Сдохнуть,

чтоб хоть на небе,

где узоры закат творит,

в кои-то веки мне бы

было с кем

и о чём

говорить!

 

 

 

* * *

 

Я мухерьегствовал немало

В лицеях, школах и т. п.,

Осознавая запоздало,

Что мыслю только о тебе.

Но под конец, не в силах больше

Быть мухерьего записным,

Молил, захлебываясь: «Боже,

Внуши ей мысль расстаться с ним!»

Господь молчал. Как подлый сводник,

Он сплел вас вместе — в пику мне!

Что рассужденья о свободе —

Я на свободе как в тюрьме!

Плетусь уныло по этапу,

Как плелся, верно, Мандельштам,

И, до конца не спятить дабы,

Твержу: «Тебя здесь нет. Ты — там».

Чума на оба ваши дома —

И на тебя, и на него,

И на того, кому подобно

Томлюсь незнамо для чего!

Февраль. За окнами чернеет.

Замри, больной! И не дыши.

Вдруг тишина внушить сумеет,

Что чувство стерлось из души?

 

 

 

Три футуриста

 

Нас было трое футуристов —

Поэт, художник, музыкант —

Ценителей искусства истых,

И каждый — кладезь и талант.

Андрей Гаджибалаев — первый —

Гитаре посвящал всю жизнь.

Как он играл! А как он пел бы,

Когда б не робости нажим!

Второй — Стас Соха, анимешник.

Он возводил рисунок в культ

И футуристом был не меньшим,

Чем мы: его стихия — бунт.

А я — адепт пера, бумаги,

Служитель рифм, созвучий, строф —

Был убеждён: сильнее магий

Скупое обаянье слов.

И мы считали, что едины,

Но отчуждение росло —

И наступило, как ботинок,

На наше гордое число.

Нас было трое футуристов —

Художник, музыкант, поэт —

Но натиск мира был неистов,

И потому нас больше нет.

 

 

 

Реквием

 

Погиб поэт, невольник чести,

Пал, оклеветанный молвой...

       Лермонтов, «На смерть поэта»

 

Погиб поэт без всяких этих,

За просто так себе погиб,

Как погибают на рассвете

Заката пурпурные дети

И те, кто встал не с той ноги.

Не Водолей, но в сочиненьях

Ещё похлеще воду лил,

Любил трепаться о мгновеньях,

О беспокойных сновиденьях —

И, все сошлись на том, дурил.

Видать, стезя такая, Боже, —

Погибнуть мне в семнадцать лет.

Что ты бормочешь? «Позже»? Позже!

Ну нет, терпеть не стану больше —

На небо мне продай билет!

Пойми, истории нужна ведь

Моя запёкшаяся кровь?

Чтоб человеческая память

Впитала мощь бесценных слов!

Кто счастлив жить — тот не поэт же!

Мы любим мучеников, так?

И смерть во цвете лет — вот стержень,

Чтоб я — о, жалкая надежда! —

Стал знаменит, как Дональд Дак.

 1      3    4    5    6

Об авторе. Содержание раздела — Избранные стихи — Сказки Синего НикаИз книги «Осколок декаданса» Двойственность бытия. Новые стихи и циклыИз флуда

Стихи — ПрозаСтатьи Пьесы Ваня Попов и Ко.

«Попытка прощания»Раздел Бориса Попова

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com