ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Иван ПОПОВ


Об авторе. Содержание раздела

ИЗБРАННОЕ

 1      3    4    5    6

 

 

* * *

 

Лето закончилось, коду сыграл сентябрь.

Не укусить мельтешащий изгиб локтя,

Да и клыки оставляют на коже след,

Не заживающий сто или больше лет.

Мне остаётся зубами впиваться в плоть

Собственных губ, поскольку чужих, навродь,

Нету поблизости, словно того кота,

Что пропадает за исключеньем рта.

Это ли не обычный английский сплин,

Что заставляет согнуться немало спин —

Если быть точным, сгорбиться, сделать вид,

Что процветает владыка Радикулит?

В точку! Хандра, как обычно, всему виной —

Мне вспоминается месяц и день иной,

Первое сентября, если быть точней,

Ибо я осознал, что расстался с ней,

Первого сентября; в тот же день я смог

Сообразить, что шум сердца внезапно смолк

Вследствие тех причин, что, чем дальше, тем

Всё меньше чувство, всё больше потребность тел.

Это — простая данность. Увы, но факт:

Нам от любви остаётся всего лишь фак

Да сожаленье о том, что могло бы быть,

Но не случилось, поскольку упёрлось в быт.

 

 

 

Обращение к прекрасному полу

 

Унылые, усталые признанья на крови…

Оставьте их тому, кто, может, вам поверит.

                      Агата Кристи, «Пока-пока».

 

Я устраняюсь. Проще говоря,

Вы мне нужны, как лошади — весло.

Я отправляюсь плавать по морям,

Поскольку мне на суше не везло.

Я гордо заявляю свой протест

По поводу любовных неудач:

Разбито сердце, вставлен в грудь протез

И бьётся так бесчувственно — хушь плачь!

Эй вы, мадамы! чой-то вы меня

Не любите — за то, что я поэт?

На вас всё злато сердца разменял,

Стал стар, как Дориановый портрет!

А, может быть, не любите за то,

Что творчество я смерти посвятил?

Не любите — и пусть! А я зато

Найду свою звезду среди светил!

И вот я отправляюсь в дальний путь.

Не надо мне парома, корабля.

Пока что океан ещё по грудь,

А там, глядишь, и новая земля!

Пока-пока, цыплята табака!

Машуля и Мариночка, пока!

Я уплываю. Смертная тоска!

Сыграем на дорожку в дурака?

 

 

Октавиан и Клеопатра

 

Открылась дверь. В большой и душный зал

Октавиан заходит с кислой миной —

Такой анфас всем римлянам привит.

«Ты что же, спишь?» — негромко он сказал.

Действительно: закутавшись периной,

Царица с безмятежным видом спит.

Октавиан поморщился. «Ну что ж,

Я подожду». И, отойдя в сторонку,

Уселся на египетский диван.

Какая духота! Дворец похож

На фабрику злодея Вилли Вонка —

К безлюдности прибавьте зной саванн.

«И спит укрывшись. Надо же!» — в душе

Октавиан, ей-богу, добрый малый —

Конечно, с точки зренья римлян, но

Эпохой избираются клише.

Последний луч, как путник запоздалый,

Глядит в полуоткрытое окно.

«А если вправду...» — думает тиран.

«Да нет, не смей и думать! Безнадёжно.

Такая ситуация в стране:

Сперва великий Цезарь сдох от ран,

Потом восстал Антоний... Невозможно

Мне было оставаться в стороне.

И вот Антоний мёртв... Она была,

Я слышал, для него намного большим,

Чем куклой, чем рабыней для утех, —

Он был влюблён. Она же уплыла,

Когда мой верный флот, как будто коршун,

Атаковал. И это был успех,

Но — для меня. Теперь она раба.

Могу с ней поступить, как пожелаю.

Однако стоит сразу взять в расчёт,

Что власть моя сейчас ещё слаба.

Одна ошибка — тотчас проиграю:

Коль враг в тылу, то войско не спасёт».

И он сидит, растерянный, пока

Царица спит и видит сон, в котором

Октавиан, Антоний, Цезарь, Рим

Не существуют. Экая тоска!

Октавиан глядит несчастным взором

На то, что он не сделает своим.

 

 

Разговор про Лавкрафта с Николаем Трофимовым

 

Сандрара, Николя, Вы не читали?

А, впрочем, что нам этот Фредерик!

Вот Говарда в обиду бы не дали

Ни сам я, ни беспутный мой двойник!

Г. Ф. Лавкрафт, а проще — Говард Филлипс,

Достойный продолжатель дела По.

Не знать его — ну, право, это финиш!

Такой же, как не знать «Мост Мирабо».

Родился, жил, творил в начале века —

Двадцатого, конечно. С детства он

Не выносил гордыню человека

Перед лицом вселенных и времён.

Самой планеты метим в короли же!

Считаем, что доплюнем до небес!

А между тем, живи мы хоть в Париже,

Любой из нас — типичный мелкий бес.

Но есть в природе бесы покрупнее —

Как Ктулху, например, или Дагон.

Лавкрафт их разглядел, а Вы, бледнея,

Вещаете, что был безумцем он...

Вещайте, сколько влезет. Только в этом

Мне видится желанье хвастуна

Замкнуть весь мир в тот круг, который ведом,

Чтоб мнимый гений чувствовать сполна.

 1      3    4    5    6

Об авторе. Содержание раздела — Избранные стихи — Сказки Синего НикаИз книги «Осколок декаданса» Двойственность бытия. Новые стихи и циклыИз флуда

Стихи — ПрозаСтатьи Пьесы Ваня Попов и Ко.

«Попытка прощания»Раздел Бориса Попова

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com