ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Иван ПОПОВ


Об авторе. Содержание раздела

ИЗБРАННОЕ

 1      3    4    5    6

 

 

* * *

 

Похоже, что это не так-то уж просто —

Заставить людей ощутить мою боль,

Но я, пережив состояние лоста,

Считаю — и чёрт с ней, с ненужной тобой!

Играй в свои глупые игры и, право,

Будь счастлива с кем-то, кто лучше, чем я.

Я буду тебе аплодировать — браво!

Хоть я и Господь, но тебе не судья.

Я сам бунтовщик, я смутьян по натуре —

С таким неспокойно, с таким нелегко.

Я есть производная клавиатуры

И вордовских файлов — отнюдь не «ого!»

А ты — ты сама выбираешь дорогу,

И я понимаю: нам не по пути.

Мне лень сделать пару шагов от порога,

Отнюдь неохота куда-то идти.

Считай, если хочешь, меня лицемером —

Я сам говорил, что мне верить нельзя.

Однако тебе я не врал: на примере

Могу без усилий сиё доказать.

Однако зачем? Лишено это смысла,

Как, в принципе, всё, что творится со мной.

Намного осмысленней сброситься с мыса,

Покончив мгновенно с рутиной земной.

Бывают мгновенья, когда журавлино-

му клину синицу в руках предпочтёшь,

Тебя же, чертовка прозваньем Марина,

Смогу променять лишь на огненный дождь.

 

 

* * *

 

Нас не измерить бесконечностью, поскольку

Мы расчудесны, как хранилище чудес,

Как чёрно-бурый попугай... Станцуем польку!

Пускай гремит над миром эгополонез!

Пускай раскинутся шатры везде, повсюду,

Их будет больше, чем грибов после дождя,

Пускай введут ко мне Христа, за ним — Иуду,

Пускай обнимутся и, весело шутя,

За мной последуют на праздник откровений,

Где будут Гёте, Бродский, также — Саладин.

И если все мои расчёты станут верны,

То коронован буду я — их господин!

И на подушке фиолетового шёлка

Мне поднесут корону Ада и Небес,

И все враги мои, оправившись от шока,

Передо мной склонятся, как пред ветром — лес!

И я, поскольку несравненно благороден,

Прощу им все грехи и щедро награжу,

И лишь вполголоса процедит кто-то: «Вроде

Он просто бездарь», но его не накажу.

И ты, Марина, я уверен, не случайно

В тот вечер будешь не в толпе, но — в стороне,

И не откажешься пойти со мной на чай, но

Себя неловко будешь чувствовать при мне.

Но я прощу тебя... Я всех прощаю — веришь?

Я много лучше, чем кажусь на первый взгляд.

И праздник выйдет сквозь распахнутые двери,

Но ты останешься со мной. Я очень рад.

 

 

 

* * *

 

Мы шли по улице, ссыпалась позолота

С уже начавшего процесс заката дня.

Санёк расспрашивал о букве М, и что-то

В тот миг заставило ответствовать меня.

«Но сам подумай — странноватая девчонка,

К тому же — стерва, как я понял из твоих

Рассказов... Или ты безмолвствовал о чём-то?»

Он замолчал. И я задумчиво затих.

Машины ехали, дома стояли — странно,

Но в тот момент хотелось, чтоб они пошли.

Я на мгновенье вынул руку из кармана

И подобрал монетку в пять рублей с земли.

Я вспоминал, как мы пришли и ждали Лизу,

А с ней — Марину. Я болтал о чём-то там,

О чём — не помню... Небоскрёб одет был в ризу,

Жара стекала по пластмассовым устам.

Мы ждали долго. Поднялись наверх. У входа

В кинотеатр стояла Лиза, но — одна.

И было жарко. Да, прескверная погода:

В моей душе под вьюгой скорчилась сосна.

Мы шли по улице, ссыпалась позолота

И день бесстрастно распадался на куски.

Марины не было, но душу грело что-то,

Что утверждало: мы не так уж далеки.

 

 

 

* * *

 

Заприте мир на шпингалет

В пустом и тёмном помещенье!

Пускай он молит о прощенье,

Я не прощу его — о нет!

Пускай сидит он на полу —

Холодном, грязном, запылённом.

Ах, был бы более смышленым —

Не стал бы злить, склонять ко злу.

Пускай рыдает в темноте —

И тишина вбирает звуки, —

Пускай заламывает руки:

Мол, нынче люди уж не те!

Да, я теперь уже не тот,

А мир — как был, так и остался

Брюзжащим без причины старцем —

«Хрипун, удавленник, фагот».

Да, я теперь уже не тот —

Я стал намного злей, и больше

Не собираюсь ныть: «О Боже!»,

Когда какой-нибудь урод

Вмешается в мои дела:

Смету с пути не в честной схватке —

Окольными путями. Сладки

Плоды предательства и зла.

Заприте мир на шпингалет!

Он раздражает, он не в теме:

Мешает мне остаться с теми,

Кто нужен, как вода и свет.

 

 

 

* * *

 

Хотел бы умереть в лицее при МаГУ

В каком-нибудь пустом, но пыльном кабинете.

Хотел бы умереть, да только не могу —

Привычка не даёт: привычка жить на свете.

А если бы ножом — и в горло! И конец!

И смерть уже никто остановить не сможет!

«Ах, он так мало жил... И умер как отец...»

«Что? Умер как отец?!! Благословенный Боже!

Он умер как отец?!! Да он обычный трус!

Ему ещё бы жить как минимум лет триста.

Чтоб он — и как отец?!! Вы спятили». «Стыжусь.

Я просто с ходу в роль: обязанность артиста».

Конечно, невдомёк циничным дуракам,

Что за моей спиной о трусости судачат,

Что подало толчок; что именно и как

Со мной произошло; и что всё это значит.

Я мог бы жить ещё сто, двести, триста лет,

Четыреста... Хорош! И при любом раскладе

Создать мильон стихов и двигать в массы свет...

Марина не со мной — тогда чего же ради?

Бессмысленно не всё, но то, что мне дано,

А то, что не дано, — того и не добиться.

Журавль в небесах. И мне уже давно

Обрыдла от тоски облезшая синица.

Хотел бы умереть в лицее при МаГУ

За партой, где судьбу назад она сидела.

Хотел бы умереть, да только не могу —

Желания души претят привычкам тела.

 

 

* * *

 

Алексею Усольцеву

 

Я дал тебе кликуху Кардинал

За внешний вид — за серую рубашку,

Сидящую, как водится, в обтяжку.

Ты, впрочем, был большой оригинал:

Умел порой такое сказануть,

Что было бы грехом не улыбнуться.

Однако ты умел ещё и дуться,

Когда причины не было ничуть.

Я помню, мы поссорились в тот день,

Когда я притворился шутки ради

Немного пьяным — не было в раскладе

Обидного, но, видимо, предел

Какой-то перешёл я, и тогда

Полгода мы с тобой не говорили.

Но как-то раз случайно рты открыли —

Нас помирила общая беда:

Бесплатное питанье получить

Могли мы только лишь по документам,

Но я не знал, каким; и ты моментом

Воспользовался, дабы не влачить

Жизнь в тишине. Жестокая судьба

Нас разлила в далёкие сосуды:

Я продолжал учиться, ты отсюда

Слинял в какой-то колледж, и тропа

Совместная закончилась, но я

Тебя запомнил: то ли за кликуху,

То ль потому, что мне не хватит духу

Забыть того, с кем, весело снуя

По улицам, болтали ни о чём,

С кем в дурака играли на английском,

Того, кто говорил порой о низком,

Порою — о высоком... Что за чёрт!

Мы разошлись, и кажется, что связь,

Такая неразрывная на первый

Взгляд, на проверку стала очень нервной —

И потому, видать, оборвалась.

 1      3    4    5    6

Об авторе. Содержание раздела — Избранные стихи — Сказки Синего НикаИз книги «Осколок декаданса» Двойственность бытия. Новые стихи и циклыИз флуда

Стихи — ПрозаСтатьи Пьесы Ваня Попов и Ко.

«Попытка прощания»Раздел Бориса Попова

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com