ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

ПОЛЫНЬ


 1    2    3    4

ЧАСТЬ III. ЭКЗОТАРИУМ

 

Притча о сосуде наполняемом

Сосуд хрусталевый, тонкий

каменьев полон.

Снова наивной девчонке

это напомни.

Главные камни — весомы,

их нести нам

век напролет бессонно,

неотвратимо.

Радостный стук горошин

вдруг услышу:

горстью в сосуд брошены

не ледышки.

Места для них немало

меж каменьев.

Как же вас не хватало,

счастья звенья!

Шелестом осторожным

песок пущен.

Вроде как тоже можно?

Даже нужно!

Ковш воды родниковой

плесну сильно.

Полный сосуд — не повод

сушить крылья.

Капли блеснут сахарно,

сбегут горошинами,

камни омыв главные

слезой непрошеной...

 

О рыбаке и рыбке

 

Крючок оказался зазубрен:

Рраз! и зацеплен кожей.

Некогда было думать,

Чем наши души схожи.

 

Рыбак из тебя отменный!

Улов был весьма успешен.

В личном садке здоровенном

Держал, предвкушая, как съешь меня

 

Томима туманною мукою,

Ждала небес снисхождения.

Кружила восторженной мухою,

Твоим упиваясь гением...

 

Стал застольем нешуточным

Тот пикник на обочине.

Мой бастион рассудочный

Навзничь пал обесточенно.

 

Счёт оплатив немыслимый,

Враз отрезвела полностью.

Осень, стегая листьями,

Мне помогла опомниться.

 

Иссушена и выпита,

С блеском в глазах нездешним,

Залпом твоим убита я

В тёмном углу медвежьем.

 

Чучелком таксидермическим

В след твой ступала брЕдово,

Выла психоделически,

Страха и слез не ведая...

 

Эх, родилася птицею, хоть и ныряла рыбкой!

Всё же летать сподручнее, сверху видней ошибки!

 

Рыба

 

И где та рыба?

Стаяла во рту...

Но послевкусие

Спускалось

По хребту,

Меж позвонками

Эхом

Затихая...

Алел, маня,

Лоснящийся ломоть,

И, возжелав

Его тугую плоть,

Сосочки языка

Твердели.

И послевкусия

Медлительного

Мёд

Струился

Еле...

 

Тигренок

 

Тигрёнка отдам только в нежные руки

Что трепетно шерстку погладят слегка

Тигрёнку на память оставлю я звуки

Случайной мелодии, трели звонка

 

Он вздрогнет однажды:

Виденьем нежданным

Я ускользаю

В свою колею

 

Рванется отважно

Движеньем спонтанным

И все же упустит

Душу мою

 

Пушистик

 

...Сегодня в клетке оказался хомячок,

Такой щекастенький пушистик.

Он изнутри закрылся на крючок,

Да и еще, дрожа, присел под листик.

 

Он мог бы смело бегать по лесам,

И ветер шерстку бы ему ерошил,

А вот — ну надо ж — клетку выбрал сам,

Еще и притащил запас горошин.

 

Мне никогда не стать подружкой хомячка,

Он и не понял, маленький, что в клетке.

Сидит скучает, дожидается звонка

И строит глазки рыженькой соседке.

 

У хомячков нелегкое житье:

Вцепиться в прутья и дрожать от страха,

А все ж горошек в клетке не растет,

Наружу бы, да там ему не сахар.

 

Там чересчур просторно и светло,

Свободы слишком много и прохлады,

Заденет птица невзначай крылом,

Ну нафиг, хомяку туда не надо.

 

Спокойно в клетке он пересидит

И бурь, и ветра бешеную тряску.

И ничего не надо впереди,

Он на ночь сам себе расскажет сказку.

 

О том, как хорошо вот так сидеть,

Горошек справа, рыженькая слева,

Сквозь прутья сонно на нее глядеть,

Вообразив, что не хомяк, а лев он.

 

А львы, конечно, рыженьких едят,

Слегка порыкивая для острастки.

А рыжая хотела хомячат...

Такое невозможно в этой сказке.

 

Про хомячка хотела рассказать,

Его крылом коснулась ненароком

В тот раз, когда, зажмурясь, вылезал

И задрожал у самого порога...

 

Тараканы

Тараканы тоже знакомятся:

От неловкости заикаясь,

Тараканих зовут за околицу

Подоконной доски за краем.

 

Потирая лапки мохнатые,

Собирают букетики-веники,

Пылевые перины выкатывают,

Где, наверно, большие затейники.

 

И одно лишь сомнение гложет их,

Не дает по ночам расслабиться:

«Сколько дней уж на кухне прожито,

Сколько шишек на панцирях нАбито,

 

А ведь в маленьких рыжих гОловах

Человеков роятся тыщи!!!»

Неприглядную правду голую

Только тот таракан отыщет,

 

У которого жвалы челЮстные

Ходуном зайдутся от ужаса

В миг, когда человечье присутствие

У него в голове обнаружится.

 

Ода лету

 

О лето, превед, как дела?

Надолго ли в наши края?

Вот снова тебя родила

от Солнца тугая Земля.

Дождями излив свою боль,

раздув над приплодом бока,

весна обращается в ноль,

пускаясь вдогон облакам.

Младенцем раскосым лежит

в ладонях природы июнь.

Ну здравствуй, последний пиит!

Ты спи, я тебе напою

о том, как бездомный волчок

схватить за бочок норовит.

Ты спи, слишком рано ещё,

туманом день будущий скрыт.

Ты крепни во сне и расти,

утрами упрямо шагай,

а кончится август — лети

за стаями птичьими вдаль.

Они-то вернутся потом,

планету вокруг облетя.

Лишь лета былого фантом,

прошу, не касайся дитя...

 

Музей

 

Музей

Души моей

Не принимает больше новых экспонатов.

Смотритель старше стал и злей —

Засов надежный охраняет тайну вклада.

 

И Колизей

Мечты моей —

Всего лишь луч

На пыльных досках голой сцены.

 

И мавзолей

Любви твоей

Воспоминанием плакуч

Бесценным.

 1    2    3    4

Альманах 1-07. «Смотрите, кто пришел». Е-книга  в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1,4 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com