ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Григорий ПОДОЛЬСКИЙ


Об авторе. Содержание раздела

ЛЮБОВНАЯ И ГРАЖДАНСКАЯ ЛИРИКА

 

Прощание с любимой

 

1.

Благодарю за все — что ты со мной

была без глупых ссор и укоризны,

мне столь привычных в повседневной жизни,

нежна, как ветерок в июльский зной.

 

Благодарю за счастья краткий миг,

дающийся случайно и однажды.

Так путнику, измученному жаждой,

встречается спасительный родник.

 

Благодарю за сладостный обман,

в который мы поверили отчасти...

С тобой простившись, в городской фонтан

я выбросил забытый ключ от счастья.

 

Благодарю тебя за запах пряный,

за сладость губ, подаренную мне...

Я каждый вечер прихожу к фонтану

смотреть на ключ, ржавеющий на дне.

 

2.

Я с тобой был скуп. Прошу — прости!

Не на деньги. Это все терпимо.

Слов любви, понятных и простых,

я не говорил, не звал любимой.

 

Не шептал тебе я по ночам

нежных слов. И черствым сердцем тая,

в основном, насмешливо молчал,

циника и мачо роль играя.

 

А сегодня Господа молю:

— Сделай так, ты можешь, это знаю,

чтоб ежеминутно «я люблю»

мог тебе шептать, моя родная.

 

Но Господь ответил: — Право, жаль!

Не войти в одну и ту же реку...

И в глазах его была печаль,

словно у простого человека

 

3.

С тобой прощаюсь, плача и любя.

Душа мертва. Надежд на воскрешенье —

почти что нет. Сердиться на себя

за то, что не хотел принять решенье,

бессмысленно... Скорей всего не смог

что-либо изменить и, слабовольно

событий ход пустив на самотек,

тебя я потерял... На сердце больно!

Ну что ж, моя любимая, прощай!

И пусть в плену благополучной скуки

тебе приснится старенький трамвай,

в котором едем мы, держась за руки.

 

4.

Отпусти меня. Сними заклятье.

Дай забыть, как ты была нежна.

Мысленно целую вновь запястья

рук твоих, грузинская княжна.

 

Отпусти, чтоб все перегорело

в адском очищающем огне...

Как хочу, чтоб «чемо сакварело *»

летней ночью ты шептала мне!

 

Отпусти меня, сними заклятье.

Я молю, не сдерживая слез,

чтоб не помнить жаркие объятья

и пьянящий аромат волос.

 

Отпусти. Конечно, если сможешь

ты меня когда-то отпустить...

Под ладонью шелковистость кожи

так мечтаю вновь я ощутить.

 

Отпусти меня. Твое заклятье

разлилось по венам, словно яд...

Снится мне опять твой грустный взгляд,

и от яда нет противоядья.

 

Отпусти меня...

 

* — мой любимый — груз.

 

5.

Все ,моя девочка! В поисках счастья —

заморского принца на белом коне-

добившись успеха, теперь ты не мне

будешь в мгновения ласки и страсти

что-то шептать. Лишь прошу, если можно,

в беспамятстве жаркой, греховной любви,

милая девочка, неосторожно

его моим именем не назови.

 

 

Вы шли по бульвару...

 

Вы шли по бульвару походкой расслабленной,

кивая учтиво поклонницам встречным.

Вы были известны и даже прославлены,

я Вас обожала, но втайне, конечно.

 

Раскланялся с Вами, сняв шляпу почтительно,

прямой и суровый полковник в отставке.

Забыв про клиента, согнулся просительно

проворный приказчик в кондитерской лавке.

 

Спешили привычно курсистки на лекции,

лощеные денди слонялись без дела.

И зрелая дама солидной комплекции

на Вас вожделенно и страстно смотрела.

 

Я Ваши поэзы, дурманяще-сладкие,

на память учила в бессонныя ночи,

писала Вам письма в заветной тетрадке я,

а утром рвала их решительно в клочья.

 

А классная дама, ханжа и распутница,

твердила занудно о нормах бонтона...

Вы шли по бульвару. Случайная спутница

взяла Вас под руку, смеясь оживленно.

 

И сидя за партой в унылой гимназии,

остыв от ночного тревожного жара,

себе представляла я в глупой фантазии,

как об руку с Вами иду по бульвару...

 

 

Не убий

 

Древний текст на каменной скрижали

полустерт... И не прочесть завет.

Беззаветно мальчики сражались,

продолжая игры детских лет.

 

Мальчики стреляли с увлеченьем,

соревнуясь за желанный приз:

выжившим — бесплатное леченье

и на грудь — медаль «За героизм».

 

Плача от бессилия и боли,

проклиная эту круговерть,

матери, смирившись с тяжкой долей,

провожали мальчиков на смерть.

 

Их кровинок, чьим безусым лицам

бритвенный станок был незнаком...

...Свой, чужой, убитый и убийца

засыпали вместе вечным сном...

 

...Тьма сгустилась, и над полем битвы,

ангел смерти отдыхал в тиши.

В небо дымкой вознеслась молитва,

пролетев над пропастью во ржи.

 1    2    3

Иронические стихиПереводы — Лирика — Григорий Подольский и Ко.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com