ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Анатолий ПИСКУНОВ


ИЗ СТИХОВ, НАПИСАННЫХ ДО 2008 ГОДА

 5    6    7    8    9

ВРЕМЕНА ГОДА

 

 

ОТТЕПЕЛЬ

 

По площадям и перекресткам

и с крыши каждой потекло.

Уличено в коварстве скользком

асфальта мокрое стекло.

 

Пласты крупитчатого снега

сосут, ветшая, теплоту.

И ртутный столбик без разбега

берет апреля высоту.

 

Заборист воздух, как настойка.

Но радость тем омрачена,

что это оттепель.

И только.

Ненастоящая весна...

 

 

МАРТОВСКИЙ ДЕНЬ

 

День лучист, и снег вот-вот растает.

Зябнет и кружится голова.

Если слов для песни не хватает,

значит, надо выдумать слова.

 

Снова март, и ладно все на свете.

Дышится свободно и легко.

Так светло, что верится в бессмертье.

И до горизонта далеко.

 

 

МАРТ

 

Еще хрустит под каблуками

зеркальный утренний ледок.

И двор под облаком лукавым

на сквозняке слегка продрог.

 

Еще доставит огорчений

дыханье мартовских ночей.

Но с каждым днем все горячее

касанье солнечных лучей.

 

Пустые с осени гнездовья

зовут щебечущих гостей.

И крепнет солнце молодое

в растущей щедрости своей.

 

И столько блеску прибавляет

воде, стеклу и куполам,

как будто радость изливает

с теплом весенним пополам.

 

 

В МАЕ

В.М. Горюнову

Солнечно. И грустно отчего-то.

В высь идя у мира на виду,

лемех серебристый самолета

пухлую нарежет борозду.

 

Мне бы никуда не торопиться,

не искать иных на свете мест,

коли здесь невидимая птица

теньканьем никак не надоест.

 

Я тут ничего не понимаю.

Только разволнуется сирень,

если вдруг откуда-то по маю

ласточки скользнет немая тень.

 

Что же отзовется в сердце сладко? —

Птица, что в кустарнике поет.

Молнией мелькнувшая касатка.

Искоркой блеснувший самолет...

 

 

ИЮНЬ

 

Канва проселочной дороги.

Колючки. Пыль. Чертополох.

Но если не глядеть под ноги,

то этот путь не так уж плох.

 

Беспечен, зелен и восторжен,

воркует мир со всех боков.

И нет возвышенней и строже

похода летних облаков.

 

 

ДОЖДЬ

 

Прошел, да передумал и вернулся.

И в этот раз остался ненадолго:

пропал ввиду исполненного долга.

И мир повеселел. И отряхнулся.

 

А в том, что брызги прянули на темя,

за шиворот, на белизну рубашки,

ничьей не наблюдается промашки.

Случайное движение растенья.

 

 

ПО ТЕЧЕНИЮ

 

Сплавляемся. Покачивает лодку

на зыбких отражениях огней.

И полночь поправляет, как пилотку,

зеленый серп, заломленный на ней.

 

Ленивые поплескивают волны,

высокие колыша камыши.

Мы весла уронили. Мы безвольны.

У нас оцепенение души.

 

В последний раз мы выпростали сети.

Простор над нами, звезды и покой.

И, кажется, прекрасней нет на свете

раскинувшейся ночи над рекой.

 

 

В ГОСТЯХ

 

Нам есть чем с однокашником седым

за долгую разлуку поделиться.

На кухне, как бывало, посидим.

И за полночь общение продлится.

 

Я выйду к загустелым небесам,

извечному глубокому покою.

Взгляну — и не поверится глазам:

я родину не видывал такою.

 

Я не призна’ю родины своей!

Луна переиначивает сушу,

струится Млечный Путь, и соловей

отводит песнопениями душу.

 

Протяжное дыханье сквозняка

затронуло созвездия и травы.

И слышно, как незримые составы

пронизывают полночь и века.

 

 

НА РОДИНЕ

 

Волнуются полуночные клены.

Светильники сквозят через листву.

И тени, содрогаясь изумленно,

терзают мостовую и траву,

 

прижавшуюся к извести заборов.

Хоронят осовелые дворы

невнятные обрывки разговоров

и вопли запоздалой детворы.

 

Прохожие встречаются все реже.

Все тише, все безлюдней в городке.

Последнего трамвая звон и скрежет

уносятся, стихая вдалеке.

 

На захолустной улочке зеленой,

где я душой, наверно, до сих пор,

усталые ворочаются клены,

ведя со сквозняками разговор.

 

Ни горечи не ведаю, ни гнева,

избавлен от сумятицы дневной.

Теней ночных подрагивает невод,

удерживая скользкий шар земной.

 

 

АВГУСТ

 

Замешкался праздник веселый.

Застолье становится в тягость.

Живительной чашей рассола

заплещется пасмурный август.

 

Все выпито, скомкано, спето.

Примолкли друзья, домочадцы...

Да здравствует умное лето —

за то, что умеет кончаться!

 

 

БАБЬЕ ЛЕТО

 

Ну, вот и все. Пора подбить итоги,

доходы лета посчитать в уме.

Пожухлой желтью краплены дороги,

ведущие от осени к зиме.

 

Куда бы озабоченно ни шел ты,

поблизости совсем или вдали,

багровым, фиолетовым и желтым

испятнана родная часть земли.

 

Наряден тихий мир, как именинник.

Сияет ясной осени свеча.

И льнет к лицу летучий паутинник,

щетинистую щеку щекоча.

 

 

ОСЕННЕЕ

 

Пока что не подмочены обочины,

да и тропа в бору почти суха.

Но грустным ореолом оторочены

осин уже с березами верха.

 

Леса пустеют. Видишь, поредели как?

На все легла забвения печать.

Не с первого числа, так с понедельника

и мне бы жизнь по-новому начать.

 

И мне бы те возможности подбросили:

как мир лесной, и вспыхнуть, и дотлеть

смеркающимся нимбом этой осени.

А по весне опять зазеленеть!

 5    6    7    8    9

Отдых на кубе, лучшие экскурсии - широкий выбор. Стоимость отдых на Кубе с турами и экскурсиями.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com